Выбран регион
×
Экономика
0

Как лесу создают добавленную стоимость

Наш регион по традиции считается нефтяным, однако углеводороды – не единственное богатство округа. В качестве еще одной золотой жилы эксперты чаще всего называют лес. Однако мало кто из непосвященных знает, как выглядит заготовка и переработка древесины.

 

Этот пробел постарались ликвидировать представители Югорского лесопромышленного холдинга, на предприятиях которого на днях прошел пресс-­тур. Журналистам окружных и местных СМИ продемонстрировали ключевые объекты компании. Для многих это может стать откровением, но в Югре не просто «пилят лес и продают». Нет, все намного сложнее. В округе выстроена настоящая цепочка – от заготовки древесины до изготовления высококачественных стройматериалов. Но обо всем по порядку.

На вырубках – полная механизация

Самым первым пунктом нашей поездки стала лесосека компании «Югра-Транс-Сервис». Участок расположен неподалеку от Талинки (Октябрьский район). Посторонний попасть сюда не может, поскольку для этого нужно проехать по дорогам нефтяников, которые контролируются их службами безо­
пасности.

Компания «Югра-Транс-Сервис» ежегодно заготавливает порядка 500­600 тысяч кубических метров древесины. Это серьезные объемы, учитывая, что в наших суровых климатических условиях время для работ ограничено. Фактически основные объемы заготавливаются зимой, когда техника может находиться в лесах, не рискуя увязнуть в грязи. Летом же удается взять относительно немного, если погода позволит.

Однако нам повезло – мы увидели форварды и харвестеры за работой в летний период. Работает на лесосеке исключительно техника (довольно дорогостоящая, кстати, – её стоимость составляет в среднем более шести миллионов рублей). Люди здесь задействованы лишь как операторы.

– Это уже более интеллектуальная работа, – пояснил нам заместитель генерального директора Югорского лесопромышленного холдинга Михаил Нанивский, проводивший своеобразную экскурсию по всем объектам компании. – Мы занимаемся серьезным обу­чением своих сотрудников, чтобы они могли управлять этой дорогостоящей техникой.

Любопытный факт – в свое время механизация помогла удержаться компании на плаву. Когда закупались машины, конкуренты смеялись: «мол, зачем вам эти игрушки?». Сейчас они разорились и ушли с рынка. Сегодня конкурировать с заготовителями, оснащенными таким оборудованием, просто невозможно.

На показанном нам участке работает лишь восемь человек (всего в компании 370 человек). При этом заготовка ведется круглосуточно, каждая смена длится по 12 часов. Рабочие живут прямо здесь, в специально оборудованных вагончиках. Такая вахта длится от одной до двух недель.

Эти профессионалы управляют внушительными машинами. Так, на наших глазах харвестер играючи повалил несколько деревьев и «обшелушил» их, оставив за собой кучу аккуратно уложенных бревен. Затем по его следам проехал форвард и с помощью гибкого крана собрал добычу, увезя ее поближе к дороге. Там уже целый склад из бревен (позже их вывезут на заводы для переработки).

Если приглядеться, то на спилах видны какие­-то символы и цифры. Как нам объяснили специалисты, это обозначение смены, которая заготовила бревна. Дело в том, что размер оплаты здесь зависит от объемов проделанной работы. Кстати, машины оборудованы программами, которые помимо прочего позволяют вести учет объема заготовленной конкретным оператором древесины. Так что любой сотрудник, засомневавшийся в правильности расчета своей зарплаты, может перепроверить их.

После того, как лес на данном участке будет вырублен, наступит время восстановительных работ. Весь мусор уберут, а вместо срубленных деревьев посадят годовалые саженцы. За ними будут присматривать в течение трех лет. Так что когда-­нибудь здесь вновь будет стоять вековой лес. Этой работой в последние годы также занимается заготовитель, а служба лесоохраны теперь только следит за тем, чтобы он выполнял свои обязательства.

Оборудование – космос

Дальше бревна (а правильнее – сортимент) попадают на Малиновский лесопильный завод, расположенный в поселке Малиновский Советского района. Этот завод нам описали фразой «когда его открывали, оборудование было просто космос». Впрочем, оно и сейчас является продвинутым, в чем мы смогли лично убедиться. Хотя первым делом нам показали то, что уже устарело – сортировочную линию. Это лента, на которой происходит отбор и разделение бревен по разнообразным параметрам.

– Вскоре эту линию должны модернизировать, – рассказал Михаил Данилишин, генеральный директор Лесопильных заводов Югры, в состав которых входит Малиновский завод.

Внутри огромного цеха расположен целый комплекс взаимосвязанных агрегатов. Бревно, попадая на конвейер, проходит длинный путь, в конце которого остаются лишь доски. Участие человека здесь минимальное – несколько операторов и минимум технического персонала. В перспективе, по словам Михаила Данилишина, завод будет модернизирован до такой степени, чтобы человек здесь был нужен лишь как контролер.

Следует отметить котельные, которые работают на отходах основного производства. В котлы идет щепа. Вскоре после модернизации они будут питаться еще и корой (щепа все­-таки слишком ценный материал). Благодаря этому предприятие находится на полном самообеспечении. Например, собственные котельные удешевляют функционирование сушильных камер, куда поступают свеженапиленные доски.

Заключительный этап – упаковка в защитную пленку и отправка пакетов на склад, откуда готовая продукция железнодорожным транспортом доставляется потребителям. К слову, часть продукции хранится под навесом, сделанным из ЛВЛ­-конструкций (об этом чуть подробнее ниже).

Далее продукция идет на продажу. Основной потребитель – Египет. Дело в том, что в сложившихся экономических условиях выгоднее заниматься экспортом.

Будущее строительства

Наиболее любопытный объект, который нам показали, – завод ЛВЛ­-Югра, расположенный в Нягани. Он выпускает шпонированный брус ЛВЛ и фанеру. Этот стройматериал широко используется в цивилизованном мире для строительства самых разнообразных объектов: от жилых домов до отелей и мини­стадионов. В основном технология производства используется в каркасном домостроении и перекрытии больших пролетных конструкций.

Сейчас завод продает практически всю продукцию (а это около 39 тысяч кубометров в год) за границу. Основные потребители – Германия, Франция, Финляндия, Испания и другие европейские страны. Причина этому – не только более высокие цены, связанные с курсовой разницей. Как с сожалением заметил Михаил Нанивский, в России, особенно в Югре, с недоверием относятся к деревянным домам:

– Так называемые «деревяшки» убили в округе деревянное домостроение. Хотя здания, построенные из ЛВЛ­бруса, не имеют с ними ничего общего.

Вся продукция сертифицирована, и качество контролируется зарубежными компаниями (в России таких фирм не существует). Однако почти все отправляется на экспорт. Причем продукция имеет высокую репутацию и считается товаром высшего сорта.

– Был случай, когда один партнер закупал наш брус дороже, чем продавал у себя. Я спросил его: «Зачем тебе это»? Он ответил: «Если у меня не будет вашего товара, ко мне не придут, мне выгоднее продать этот брус с убытком, чтобы покупатель взял еще что­-нибудь вдогонку, и на этом я могу заработать», – поделился любопытной историей Михаил Нанивский.

В Югре же домов, построенных с использованием технологии ЛВЛ, пока не много. Их возведением занимается входящая в холдинг компания «ЛВЛ­Строй-Проект». Она уже построила в Ханты­-Мансийске коттеджный поселок в районе ОМК. Но общую картину это меняет не сильно. Скорее всего, ситуацию способно исправить лишь время. Однажды, когда сменится поколение, люди забудут о жизни в «деревяшках» и оценят по достоинству дома, которые широко распространены по всей Европе и в Северной Америке.

Трудности конкуренции

Последним мы посетили завод «Югра­плит», расположенный в Советском. Он производит древесно­стружечные плиты. Здесь тоже установлено современное высокотехнологичное оборудование от ведущих европейских фирм. Это позволяет получать шлифованные и ламинированные ДСП высокого качества, удовлетворяющие всем современным требованиям рынка.

Процесс производства здесь не столь зрелищный, как на предыдущих объектах. Практически все закрыто от глаз. Тем не менее можно оценить всю масштабность процесса. Сначала стружка и щепа поступают в колоссальный барабан, где проходят сушку. Затем производится отсев, чтобы все элементы были нужно размера. Затем щепа прессуется, смешивается с клеем… В конце концов поучается всем знакомое ДСП.

Дальнейшая его судьба несколько более сложная, чем у досок и ЛВЛ­бруса. Продукция «Югра­плит» продается лишь на российском рынке, который значительно сузился в последние годы. В результате на нем сейчас наблюдается перепроизводство плиты. Это означает низкие цены и потерю доходов.

Полный цикл

То, что спиленный лес не продают, а перерабатывают на месте, имеет простое объяснение – это дает добавочную стоимость. Благодаря этому предприятие не только остается на плаву, но и получает прибыль, которую можно направлять на модернизацию производства. В результате лесопромышленный комплекс Югры, как мы могли увидеть, стал высокотехнологичным сектором. У нас производятся стройматериалы высокого качества, но (по иронии судьбы) застройщики выбирают более дешевую альтернативу, жертвуя конечным результатом.

«Югорский лесопромышленный холдинг», созданный в 2005 году, является самым крупным предприятием на территории Югры и одним из крупнейших предприятий-­экспортеров на территории Уральского федерального округа в лесоперерабатывающей отрасли. Подразделения этого многопрофильного предприятия выполняют весь цикл, связанный с лесозаготовкой и переработкой древесины – заготовку, вывоз, распиловку, сушку, сортировку и транспортировку готовой продукции. Всего в холдинге работает более 1200 человек.

Сейчас перед ним поставлена задача – сформировать единый лесопромышленный комплекс региона. Поэтому он аккумулировал большинство лесопромышленных проектов, реализуемых при поддержке и с участием правительства Югры.

img_2679_4444_2.jpg   Глава Советского района Игорь Набатов:

– Лесопромышленный холдинг в настоящее время позволяет создавать рабочие места в районе. Конечно, сейчас предприятия уже не являются градообразующими, поскольку произошла диверсификация занятости. Вместе с тем сейчас больше стало малых частных предприятий в данной сфере. И с ними надо работать. Я планирую встретиться с каждым из них и довести мысль, что они могут не просто работать на территории, а развиваться.

Фотографии сюжета / 5 фото

Теги статьи: #Лесопромышленность

Автор текста: Алексей Нейман


Комментарии (0)
Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии
$