×
Общество
0

В Сургуте сегодня вспоминают председателя Сургутской организации журналистов Валерия Матвеева

Трудно найти в нашем городе журналиста, который не знал бы его – человека небольшого роста, в очках с роговой оправой, неспешной походкой, с доброжелательным, слегка прищуренным взглядом, и замечательной особенностью при разговоре брать за руку собеседника такими… родными ладонями, трогательно, чутко и заботливо. В подобные моменты казалось, что он передает частичку себя, свой энергетический посыл. В этом посыле ощущалась его любовь и к профессии, и к жизни, и к людям. Его жизненный опыт, знания, талант…

Валерий Сергеевич Матвеев - легенда тюменской журналистики, член Союза журналистов России, член Союза российских писателей, председатель правления Сургутской городской организации журналистов. А для нас он был просто – самым высокопрофессиональным, справедливым, жизнерадостным Учителем, Наставником, Другом с больших букв. Этой весной он ушел из жизни…

Я знала его только восемь месяцев, но за этот короткий период, который Валерий Сергеевич преподавал нам свой предмет, многому научилась. Он всегда был рядом, всегда был готов прийти на помощь. Очень внимательный преподаватель, искренний, по-отечески приглядывающий за нами и безмерно любящий своих учеников. А этот взгляд с прищуром… Он как будто наперед знал о твоей будущей жизни, о том, что ты скоро напишешь и опубликуешь. Он был сердцем и душой сургутской городской журналистики.

17.jpg

Валерий Сергеевич родился, когда второй год шла жестокая война. Его бабушка и мама вместе с партизанским отрядом прятались в горах Кабардино-Балкарии. Там он и родился во время очередной бомбежки, 7 ноября 1942 года. Его матери, Марии Александровне, было всего 18 лет. Медицинской помощью, приготовлением пищи, стиркой, сбором лесных даров, вместе со своей матерью и другими женщинами она помогала партизанам, обеспечивая выживание защитников Отечества в тяжелых условиях существования военного подразделения, оторванного от регулярных войск.

Отец не пришел с войны… Он числился в списках без вести пропавших. Память о страшной участи многих людей, не вернувшихся с войны, навсегда осталась горьким следом в жизни Валерия Сергеевича. Ровно за сутки до своей смерти он завершил поэму, посвященную отцу и всем пропавшим без вести солдатам:

Из отчих мест,

из отроческих лет,

Явив полузабытые приметы,

Догнал меня, в пути отставший свет

Давным-давно

сгоревшего рассвета.

***

Сколько живу –

в себе ношу тот день,

Уже восшедший

в душный, сизый вечер,

Когда ломали

призрачную тень

зажженные рукою чьей-то свечи.

«Жаркая струя», свеча, свет – были не только ключевыми образами в поэзии Матвеева, но и в самой жизни этого человека. Свеча освещает путь, разгоняет тьму, бросает отсвет на окружающих ее людей, открывая их души к миру и любви.

Поскольку мальчик родился на территории, которая была не подвластна ни советской, ни немецкой власти, мать долго не могла зарегистрировать сына как гражданина СССР. Партизанский отряд вышел из укрытия только весной 1943 года.

Маленький Валера выглядел совсем крохотным ребенком, ему никто не мог дать полгода. Поэтому дату рождения записали не фактическую (7 ноября 1942 года), а 8 января следующего года. Из Кабардино-Балкарии Матвеевы уехали в Воронежскую область, Бобровский район.

У матери Валерия Сергеевича - Марии Александровны - были жгуче-черные «колдовские» глаза, такие проникновенные, что она взглядом могла останавливать кровь раненых бойцов. А еще она обладала великолепной памятью и красивым голосом. Недаром, позже, в свои студенческие годы Матвеев будет петь в хоре, в том числе и академическом.

Учился Матвеев всегда хорошо. И в школе, и в институте. Был пионервожатым, комсомольским лидером. В журналистику пришел не сразу. Выросший в селе, где располагались сразу три колхоза, он поступил и благополучно окончил Воронежский сельскохозяйственный институт. Получив диплом, Валерий Сергеевич был сразу призван в армию. Служба медом не показалась, о чем он писал в то время в своих стихах.

Поэтическим творчеством Матвеев занимался с юношеских лет. Но в силу своей скромности, первые стихи начал опубликовывать только в армейские будни, будучи редактором «Боевого листка». Закончив службу, по специальности агронома работал немного. Заметив прекрасные организаторские способности молодого специалиста, его пригласили сначала в райком комсомола, откуда он перешел работать в Белгородскую областную газету. Здесь и определилась окончательно его журналистская стезя. Очень быстро Валерий Сергеевич вырос до должности заместителя главного редактора молодежной газеты. Там и проработал до 1974 года.

В силу семейных обстоятельств, пришлось покинуть теплые обжитые края и уехать в Сибирь, в Ханты-Мансийскую окружную редакцию радиовещания. После многих лет работы в печати, Матвеев начал осваивать новое для него направление в журналистике – радио, а это – далеко не просто. Тем не менее, и с этой задачей Валерий Сергеевич справился весьма успешно, параллельно работая на телевидении. Там он комментировал происходящие в округе события в прямом эфире (в те годы записи дикторов на кинопленку не существовало). А на окружном радио с его подачи зазвучали радиоспектакли, в которых участвовал весь коллектив редакции, вплоть до уборщиц и машинисток. Он так мог всех увлечь!

В 1976 году, когда в Тюменском областном комитете по телевидению и радиовещанию стали организовывать корпункты, его вместе с женой Екатериной Логиновой пригласили в Сургут. Что такое собкор в советское время в Западной Сибири? Это и радио, и телевидение, и поиск авторской отработки, и поездки в командировки по территории, включающей не только город Сургут и Сургутский район, но и сегодняшний Когалым, Нефтеюганск, Пыть-Ях, строящуюся ГРЭС, а также железнодорожную ветку до Ноябрьска и далее - в сторону Уренгоя. Это не просто контроль за событиями, но прежде всего ─ громадная ответственность. Помимо того, для работы на телевидении нужна была способность «мыслить кадрами». Журналист такой квалификации должен уметь комментировать события, не повторяя видеоряд. Несмотря на то, что кругозор Валерия Сергеевича в существующих отраслях промышленности, задействованных на освоении Западной Сибири расширился до необъятных высот, новая специфика давалась не просто. К тому же, не давала покоя мысль о том, что телевидение – не его призвание. Поэтому через пять лет, когда ему предложили перейти ответственным секретарем в редакцию газеты «К победе коммунизма», он согласился.

matveev_v_kabinete.jpg

Матвеев был настоящим профессионалом. Он обладал широким кругозором, разбирался и в политике, и в экономике, и в культуре... В должности ответственного секретаря он проявил широкий спектр своих способностей.

Когда организовывалась телерадиокомпания «Сургутинтерновости», Валерий Сергеевич был ее главным консультантом, готовил для эфира авторские программы. Особенно запоминающимся остался цикл «Арбатские мотивы». Несколько программ было

подготовлено с коллегами за три дня пребывания в Москве. За этот короткий срок творческая группа в количестве оператора Олега Давыдова и двух журналистов (Матвеева и Сергея Катаева) собрали столько материала, сколько, наверное, сегодняшний журналист не выдаст и за полгода. В арсенале командировки были встречи со спортсменами, репортажи с Арбата, с Ваганьковского кладбища о Есенине и Высоцком…

На телевидении он вел и дебаты с начинающими местными политиками. Помимо всего, готовил публицистические материалы в газету, писал стихи, вел занятия в литературном клубе «Северный огонёк», принимал участие в прямых эфирах на тему перестройки, организованных областным радио и телевидением. Работал «взахлёб»… Свои стихи печатал редко. Слишком требовательным к себе и своему творчеству человеком был Валерий Сергеевич Матвеев.

Его рабочий стол был переполнен текстами, записями, тетрадями... Его дневники – практически готовые к изданию произведения, подобные «расшифровкам» командировочных дней, литературно обработанным и отредактированным. Частенько поздними вечерами, иногда до утра, он читал эти дневники своей жене. В них - и размышления о состоянии природы, и зарисовки о людях, их портретные характеристики, любопытные диалоги с ними, комментарии к событий. Глубоко, тонко и проникновенно он чувствовал окружающий мир и людей.

В конце 1990-х – начале 2000-х Валерий Матвеев создал сборник рассказов «Простите блаженных…», отличительная черта которого – изысканность стиля и поразительная ёмкость словесных образов. Удивительной была и его художественная впечатлительность: он написал книгу об Алтае, на котором никогда не бывал, владея подборкой фотографий замечательного мастера Георгия Корчёнкина.

Валерий Сергеевич ко всему в жизни подходил очень серьезно и ответственно. Его творчество, будь то стихотворение, журналистский текст, проза или лекция в университете, – это сияние свечи, вечного спутника человека на дороге жизни, озарение, живительная сила, надежда, символ человеческой души и ее внутренней силы.

Последнее время он читал книги по философии. В их числе Сократ, Аристотель, Сенека… На вопрос о том, почему его притягивают сочинения древних мыслителей, отвечал, улыбаясь: «Я пришел к выводу, что в жизни никто ничего не написал нового, что все уже давно написано, известно и пересказано».

На протяжении жизни Валерий Сергеевич любил музыку, в семье хранилась замечательная фонотека произведений великих композиторов и исполнителей. Он написал книгу о Шуберте, которая пока осталась в рукописи. Когда-то друг – Михаил Химич (сейчас он живет в Москве) подарил ему недельную путевку в Вену. Он понял, что Матвееву было необходимо «подышать» воздухом тех мест, где ходил, любил, творил и нашел свое последнее пристанище великий композитор, вызывающий восторг миллионов людей. В том числе и Матвеева. Он настолько хорошо знал музыку Шуберта, что мог легко узнать фрагменты его произведений в творчестве других авторов – современников любимого композитора и даже в популярных сегодня песнях. После чего с горечью замечал: это плагиат. «…Музыка была. Шуберта. И я снова думал об удивительной, короткой, словно вздох, судьбе композитора, обо всех нас ─ прошлых и нынешних, о людских надеждах и тревогах. И еще о том, что наши отношения с миром абсолютно непредсказуемы, ибо он, этот мир, слишком многомерен, чтобы быть идеальным. А впрочем, возможно ли что-то другое? Да и зачем? И не об этом ли была его музыка» (из сборника «Простите блаженных»).

Квартиру Матвеевых когда-то называли «Красным чумом». В свое время здесь устраивали вечера, посвященные то Шуберту, то Бетховену, то Баху... Валерий Сергеевич много рассказывал гостям о композиторах, иллюстрируя свою позицию звукозаписями на виниловых пластинках. Причем, делал это увлечённо, вдохновенно. Частенько собирались при свечах и на литературные вечера, посвященные Есенину, Пушкину, Пастернаку, многим другим поэтам. В квартире «рождались» будущие поэты и писатели,

ставшие теперь заслуженными деятелями культуры. Некоторые – известными не только в России, но и за рубежом.

Валерий Сергеевич посвятил свою жизнь журналистике. А еще Сургуту, его горожанам и педагогическому университету. Каждый раз, когда он брал за руку вступившего на творческую стезю студента, то, казалось, согревал ее в своих мягких ладонях, передавая частичку себя, частичку своего света, щедро делясь своими мыслями о нравственности, любви, патриотизме, о жизненных ценностях. Таким Матвеев продолжает жить в наших сердцах. Ветер времени не затушит большое пламя его маленькой свечи.

Как ломкую отбрасывает тень

Мальчишка…

В чем-то на меня похожий.

Какие годы,

и какая даль

Меня с самим собою разделяют!!!

Надежды сменят морок

и печаль,

В Судьбу, …в детей,

…во внуков прорастая.

(Поэма «Из отчих мест, из отроческих лет…»)

Комментарии (0)
Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии