×
Общество
0

Юрты встречают гостей

В летнее время в юрты на территории Нефтеюганского района можно долететь только вертолетом. Облеты территорий традиционного проживания ханты проходят раз в квартал, и в один вылет обычно предстоит решить множество задач: доставить на стойбища продукты, лекарства, возвращающихся из больницы, школы или гостей аборигенов, поэтому свободное место даже в большом Ми-8 – редкость.

Специалисты комитета по делам народов Севера, окружающей среды и водных ресурсов администрации Нефтеюганского района с медиками и представителями Русской Православной Церкви в очередной раз побывали на отдаленных таежных стойбищах. Стартовав с вертолетной площадки в Пойковском, вертолет Ми-8 пролетел по маршруту, включающему восемь отдаленных юрт: Ваглик, Филипповские, Варварины, Степановы, Петровы, Пунси, Владимирские и Даниловы.

Встречу с батюшкой в юртах Ваглик ждали все жители – от мала до велика. Здесь проживают шестеро человек: глава семьи Нина Савельевна Каюкова, ее дочь Анна Айваседа с детьми – подростками Дмитрием и Кариной, трехлетним Александром и восьмимесячной Алиной.

Семидесятилетняя Нина Савельевна Каюкова одобряет решение дочери принять крещение.

– Встреча со священником помогла уверовать, – говорит она. – В Салыме была в больнице, батюшка книжку читал, крестик вручил и сказал: «Тебе легче будет, чтоб не болеть». И правда, с тех пор уже три года прошло, легче стало…

Крещение семьи Айваседа состоялось в доме: священник провел обряд оглашения, крещение водой – даже самые маленькие стойко вытерпели прохладные струи из ладоней священника, и все крещаемые с благоговением подставляли лица под кисточку с ароматным церковным маслом.

«Елицы во Христа крестистеся, во Христа облекостеся», – пел священник, и Анна, Дмитрий, Карина вслушивались в непонятные для них слова, которыми отмечен новый этап их жизни.

После совершения обряда отец Георгий вручил Айваседа свидетельства о крещении с именами святых, в честь которых они получили свое новое имя, Евангелие, молитвослов, иконы их небесных покровителей, прочел проповедь о том, как должно отныне строить жизнь:

До знаний глубин христианской православной веры семье Айваседа пока далеко, но принятое решение стало отражением состояния души, говорит 12-летняя Карина:

– Мы давно хотели покреститься, а тут Елена Николаевна позвонила, предложила, мама, конечно: «Хорошо, будем креститься». И покрестились… Наверное, тот, кого крестят, должен быть все время на стороне Бога, плохие дела не делать.

Целительная, жизнеутверждающая сила добрых слов и в первую очередь молитв давно известна. И такая помощь особенно нужна Анне: пока старшие дети в школе, важные дела, тяжелая работа и рыбалка ложатся на ее плечи, а также забота о малышах и матери. Но женщина не унывает, жить в тайге она привыкла, и ни труд, ни дети ей не обуза, тем более уже через несколько лет после школы Дмитрий намерен вернуться на родное стойбище и взять под свою опеку женщин и младших брата и сестру.

Как и большинство мужчин ханты, 15-летний Дмитрий зря слов на ветер не бросает, мальчик немногословен, но искренен, признается, что в школе больше всего нравится физкультура и изобразительное искусство – альбомные листы с рисунками Димы, акварельными пейзажами и карандашными портретами, в комнате украшают стену над кроватью. В долгие месяцы ожиданий старших из школы мать, нянча малышей, любуется на сыновнюю работу. Она с гордостью рассказывает, какой помощник растет:

– Пока на каникулах, вся мужская работа на нем, да и женская тоже – дрова помогает заготавливать, ягоды собирать.

А 12-летняя Карина учится женскому труду: нянчить детей, готовить еду, собирать ягоды, шить традиционную одежду, недавно сама сшила сак – женский халат с широким поясом-кушаком, широким кантом по полочке и бисерной оторочкой. Правда, пока заготовками для шитья ее снабжают мама и бабушка, но девочка намерена сама в полной мере освоить технику изготовления традиционной одежды. Именно такую она носит на стойбище и скучает по ней в Лямино: в школу приходится ходить в форме, а в свободное время проще в джинсах, как все. Кем будет, Карина пока не решила, но признается, что в тайгу ее тоже тянет, как и брата, правда, жизнь на другом стойбище она не рассматривает – но ее дело девичье: куда замуж возьмут, там и будет жить.

Анна Айваседа не говорит о том, как тяжело жить в тайге без мужчины, главы семьи, но это чувствуется. Фамилия Анны не местная, Айваседа – распространенная фамилия в Нижневартовском районе. В замужестве Анна жила в Варьегане, семейная жизнь не заладилась, и она пять лет назад с детьми вернулась домой, в Ваглик, к родителям. К сожалению, отец Василий Егорович Каюков умер через год после возвращения дочери, так что единственный мужчина на стойбище – Дмитрий. Парень старается быть рачительным, работящим хозяином и добытчиком для семьи и даже находит время, чтобы смастерить братику игрушки – тот хвастается деревянным снегоходом с прицепом, но раз не сезон, предпочитает деревянный обласок.

Пока старшие дети дома, мать занимается с малолетними и редко выбирается на рыбалку. Но когда помощники в школе, ей приходится малышей оставлять на попечение 70-летней Нины Савельевны, самой ставить сети, управлять снегоходом хотя бы для того, чтобы встретить в Салыме школьников, возвращающихся наконец-то на каникулы. Анна горделиво признается, что любит на своей «Ямахе» дать газку на 40-километровой дистанции до ближайшего Салыма.

Ваглик навсегда войдет в историю Нефтеюганского района как стойбище, где хозяева до последнего не расставались с оленями. Причем Василий Егорович держал их не ради мяса, а чтобы сохранить традиции. Он считал, что только со зверями тайга остается тайгой, именно поэтому подбирал и разводил разных диких животных.

– Жалко мне оленей, много их было, но теперь не осталось ни одного. Ночью, когда не спится, вспоминаю молодость, – сокрушается Нина Савельевна. Вместе с мужем и оленями, которые составляли смысл жизни на стойбище, будто невозвратно ушла самая памятная часть жизни. Сегодняшние ее дни наполнены переживаниями за дочь и внуков – поэтому она с ними рядом.

Нина Савельевна категорически не хочет мириться с годами и болезнями: иногда отправляется на рыбалку, сама, управляя обласом, ставит сети на ближайшем озере, может поставить капкан на соболя и живет предвкушением сбора клюквы: в былые годы-то сколько собирала!

Несмотря на трудности (которые в тайге таковыми не кажутся) и недоступность в летнее время, юрты Ваглик – вполне цивилизованное стойбище с газовой плитой, современной швейной машинкой, большим телевизором, работающим от электрогенератора. Сегодня стойбища представляют собой слияние традиционного мира, живущего по законам природы, и мира цифровых технологий. По вечерам, переделав дневную работу, все собираются перед телевизором, смотрят мультики, сериалы и покачивают берестяную люльку с маленькой Алиной… Впрочем, все-таки чаще и старшие, и младшие Айваседа глядят в глаза Вседержителя – небольшую икону невозможно не увидеть. Икона Божьей Матери охраняет покой спящих в другой комнате.

– Я это сразу заметил, – говорит отец Георгий. – Такие изображения просто ради красоты не появляются, значит, люди ищут в них поддержку. Важно веру подкреплять знаниями об учении Христа и делами. У них путь только начался. Уверен, нам тоже есть чему у них учиться: они не обременены ненужными вещами, пустыми делами, ничего не значащими словами – они ближе к мирозданию, это они – коренные народы мира! Поэтому сохранение ими традиционного образа жизни и помощь в этом сохранении – дело мировой важности.

Стоит отметить, опору в православной вере ищет все большее число семей ханты, живущих в тайге. Обряды крещения в юртах Нефтеюганского района проходят по нескольку раз в год, православие уже исповедуют в юртах Федосьиных, Пунси, теперь и Ваглик.

– Ко встречам с батюшками в стойбищах относятся с уважением и охотно принимают крещение, – говорит специалист-эксперт комитета по делам народов Севера, охране окружающей среды и водных ресурсов Евдокия Николаевна Иванова. – Я работаю с коренным населением с 1996 года, за это время перед моими глазами прошли, пожалуй,  сотни  человеческих судеб, истории семей в нескольких поколениях.

Врач-педиатр Нефтеюганской районной больницы Татьяна Кононова внимательно осмотрела живущих на юртах детей.

– Состояние здоровья юного поколения ханты удовлетворительное, – считает доктор. – Среди наиболее распространенных заболеваний у детей младшего возраста ОРЗ и аллергии. Мамам выданы лекарственные препараты для лечения с подробной инструкцией по их применению. Стоит отметить, в настоящее время в юртах очень динамичная жизнь: практически в каждом доме живет по нескольку детей разного возраста.

 Осмотры детей в юртах проходят не реже раза в квартал, при необходимости родители могут проконсультироваться с врачом по телефону (на всех стойбищах есть мобильная связь), а в экстренных ситуациях для оказания помощи в тайгу вылетает санитарный борт.

9 августа отмечается День коренных народов мира. Для работников комитета по делам народов Севера, жителей стойбищ и национальных поселков Нефтеюганского района это важный праздник, еще один повод для разговора о национальной идентичности, сохранении вековых традиций этносов в эпоху глобализации и унификации.

Фотографии сюжета / 1 фото

Теги статьи: #Юрты встречают гостей

Автор текста: Татьянв Кабирова

Комментарии (0)
Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии