Выбран регион
×
Общество
0

А город мог быть другим

И все-таки не таким его видел в далеком 1969 году один из старейших строителей города Владимир Иванович Коротченко.


Он один из немногих, кто еще помнит: в центре нефтяной столицы должна была стоять 16-этажная гостиница, знает, что стадиона у нас вообще могло и не быть. Он видел, как выглядит наш «Алеша» изнутри, и прочувствовал на себе, какова цена ордена Трудового Красного Знамени.

Если бы не преферанс
Несмотря на свой почтенный возраст, а Владимир Иванович отметил 83-й год, память у него отменная, и он был не прочь рассказать читателям «МВ» о том, как начинался наш Нижневартовск. 
На Север Коротченко подался в 1967 году, когда по всей стране кинули клич: Западной Сибири нужны специалисты. Строитель с высшим образованием по приглашению сначала приехал из Кременчуга в Нефтеюганск, а спустя два года молодого, перспективного парня, ему было всего 33, решили повысить и пригласили главным инженером в СМУ-6, которое организовывалось в Нижневартовске. 
- Назначили на должность и сразу пригласили в Тюмень на встречу с Муравленко, - вспоминает Владимир Иванович. - Дело ведь на меня возложили ответственное. Прежде я занимался строительством гражданским, а здесь предстояло работать в «нефтянке», обустраивать месторождения. 
Решение перебраться в нынешнюю столицу Самотлора принять было не просто: жена наотрез отказывалась в очередной раз съезжать с насиженного места. Спасибо начальнику Коротченко, который сумел найти с супругой общий язык и во время игры в преферанс уговорил-таки.
Переезд был грандиозный - за семьей прислали целый самолет АН-2. В него погрузили все вещи - от холодильника до шкафов и кроватей. Здесь, в Нижневартовске, подогнали «Урал»: едет большой начальник, нужно помочь. Был конец октября. Город встретил морозом и неуютными «деревяшками», разбросанными по еще вчерашним болотам.  «Ну, ничего, - подумал молодой руководитель. - Будет здесь город-сад, дайте только время». 

Хотели как лучше      
Год 1971-й запомнился Владимиру Ивановичу на всю жизнь. Тогда был издан документ о привлечении Минпромстроя на строительство жилья в Нижневартовске. В город приехали министерские ребята, чтобы создать здесь строительный трест, а уже примерно в 1972 году началась капитальная застройка. Правда, самый первый дом построили не москвичи и не нижневартовцы, а трест «Мегионгазстрой». Он и сейчас стоит на улице Пионерской. Тогда, вспоминает Владимир Иванович, в нем на первом этаже была аэрофлотовская касса, у которой дневали и ночевали люди, чтобы «достать» билеты и выбраться на «большую землю». Потом тот же трест построил два 4-этажных блочных дома. Хотели девятиэтажки возвести, да деталей не хватило. Позже фирма взялась за строительство домов в 6-м микрорайоне, так что он - «детище» мегионцев. А «Жилстрой» тем временем приступил к работе в первом, втором  микрорайонах, дали старт строительству и первой в городе школы в кирпичном исполнении. Правда, порядковый номер ее - второй. Первая «деревянная» располагалась за бывшим «Кедром». 
- Поначалу только пятиэтажки строили, - рассказывает Владимир Иванович. - Потом трест перешел в объединение, открывались новые месторождения, люди ехали сюда непрерывно, задачи ставились перед строителями  глобальные. Возник вопрос о возведении не только жилья, но и объектов социального назначения: культурных, медицинских, спортивных, нужны были детские сады, школы. Но появилось одно «но», имя которому Борис…  

Спасибо Ельцину
Коротченко вспоминает, как была разработана программа, которую должен был реализовать «Главмосстрой». Именно москвичам предстояло построить 16-этажные дома, несколько прачечных, детские сады, киноконцертный зал и гостиницу. Кстати, она должна была стоять в районе площади Нефтяников. Сегодня на этом месте из монолитного бетона возводят здание под торговый центр. Владимиру Ивановичу, к слову, эта затея совсем не по душе. Говорит, что погубит всю красоту центра.
Киноконцертный зал было запланировано разместить на улице Мира, где сейчас стоят дома под номером 60. Даже фундамент заложили. Впрочем, задумкам этим не суждено было случиться. В 1985 году место секретаря московского горкома занимает Борис Ельцин. 
- В это время в Нижневартовск вовсю шли детали для домов МСК, высотки росли одна за другой, - вспоминает Владимир Иванович. - Кстати, за их размещение нам приходилось не раз «биться» с московскими архитекторами. Мы как строители понимаем: все сопряжено с большой нагрузкой на инженерные сети. И, концентрируя высотки в одном месте, прежде всего нужно было думать о том, как одновременно обеспечить коммуникации. А архитекторы, они что? «Я художник, я так вижу». Мол, главное, чтобы дома создавали красивый силуэт города. Трижды участвовал в совещаниях главного архитектурного управления, убеждал, объяснял. 
Впрочем, это оказалось не самым печальным в той эпопее. Невзлюбил Бориса Ельцина той поры за его популизм. 
- Помню, как он начал ездить в общественном транспорте, общаться с людьми, мол, близок к народу. А вот узнав про то, что в Нижневартовске Главмосстрой строит такие объекты, возмутился. Какие такие детские сады, какие прачечные на периферии, и уже тем более киноконцертные залы? Москвичам не хватает социальных объектов! И приказал убрать из плана то, что было задумано ранее, - с грустью говорит строитель. 
В итоге из москвских панелей построили всего пару садов да поликлинику. Одновременно в городе стали появляться и дома серии ДСК. Первая очередь домостроительного комбината выпускала продукцию, которая позволяла строить по 60-70 тысяч квадратных метров жилья в год, с открытием второй очереди в Нижневартовске стали сдавать до 145 тысяч квадратов. Правда, такой темп держали недолго - 3-4 года. Потом наступили лихие девяностые...

Отметили не молоком
Впрочем, Коротченко не сидел без дела никогда. Под его руководством был построен молокозавод. Стали возводить здание, много было сделано. И вот однажды приходит к Владимиру Ивановичу главный инженер, человек, который умел считать и видеть наперед. 
- Говорит, а я ведь подсчитал: такой завод не обеспечит молочкой даже половину нижневартовцев, - вспоминает наш собеседник. В итоге эту мысль мы довели и до горкома, решено было практически произвести скрытую реконструкцию, расширить помещения. По сути, новая стройка получилась. Мы потом ее завершение с моим инженером обмыли как следует в «Огнях Сибири». Да. Не молоком, - улыбается Владимир Иванович. 
Кстати, плоды той своей работы Коротченко в буквальном смысле пожинает сегодня. Благодарен предприятию, которое в тех цехах сейчас выпускает вкусную продукцию. Ее только и покупает. 

На месте блинной - «Алеша»
А еще по инициативе Владимира Ивановича появилась в Нижневартовске автостанция, долгое время местом ее прописки была площадь рядом с ДК «Юбилейный» - теперь там театр «Барабашка». История строительства тоже занимательная. То здание было спроектировано под блинную, которую планировалось расположить в том месте, где теперь стоит «Алеша». Однако автостанция была нужнее, и по инициативе Коротченко проект забрали под нее. Построили быстро, но перед приездом большого начальства она сгорела. За день место пожарища «зачистили», словно и не было ничего. А потом отстроили заново, всего за четыре месяца:
- Когда ее планировали сносить, я просил - оставьте, пусть будет как памятник тем годам, когда она была перевалочной базой для тысяч нефтяников, отправляющихся на месторождения. Не послушали…
Выбил для города Владимир Иванович и стадион. Тогда он уже трудился в НГДУ и возглавлял работу по проектированию. На одном из совещаний было решено построить спортивный объект - пусть будет стадион. Все документы утверждены, однако Стройбанк отказал в финансировании, мол, нецелевое расходование средств нефтяников. В итоге Коротченко отправился в командировку убеждать большое начальство.  
- У нас и проект был, и обязательства строителей построить объект в срок. Ходил в Москве по кругу: 
Госплан, Стройбанк, Министерство. И так дней десять. Подписал «обходной», остался один автограф - от отдела здравоохранения. И мне отказали по смешной причине: мол, у вас и так лето короткое. Зачем 10 тысяч человек будут сидеть на стадионе и наблюдать, как команда 10-15 человек гоняет по полю мяч? Двигаться надо, а не штаны просиживать.
Впрочем, через ЦК партии подпись Коротченко получил. И теперь у нас есть стадион. А еще он принимал участие в подготовке и установке памятника первопроходцам. Даже в Ленинграде бывал и наблюдал, как ваяют статую архитекторы, а потом встречал монумент, который сюда прислали по частям. Кстати, внутри наш «Алеша» полый. 

Мое богатство
Рассказывать о том, как рос Нижневартовск, Владимир Иванович может часами. Человек, влюбленный в профессию, в свою малую родину, сделал для города много. А вот сам больших наград не удостоился. Был момент, когда его представляли к ордену Трудового Красного Знамени, только вот не хватило ему из-за каких-то бюрократов значка. Ну, а чтобы не обижался, помогли купить «ГАЗ-24» («Волгу»). Отдал за нее он 15 тысяч, большие деньги по тем временам. А больше никакой роскоши и не видел Владимир Иванович. Только дачу для себя построил. Впрочем, и не искал он никогда богатства. 
- Я богат воспоминаниями, опытом, и тем, что мечта моя о городе-саде на болоте сбывается.       

 


Комментарии (0)
Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии
$