Выбран регион
×
Общество
0

Помилование для оленевода

Накануне президент РФ подписал указ о помиловании двух россиян. Один из них – наш земляк, житель национального поселка Варьеган 40-­летний оленевод Алексей Казамкин. Сегодня его скорого возвращения из ИК­15, что находится близ Нижневартовска, ждут жена, четверо детей и односельчане, половина из которых – родственники Алексея.

Незваные гости

Большинство из них и год спустя пытаются разобраться в том, почему человек, о котором все отзываются только положительно, оказался преступником?

К примеру, на сайте местного суда размещена такая скупая информация: «Мужчина приговорен к полутора годам колонии за то, что в результате внезапно возникшей ссоры ударил ножом в грудь своего оппонента. Инцидент произошел в августе 2015 года».

А вот что об этом инциденте рассказывает жена Казамкина Анна Антоновна.

Двадцать восьмого августа прошлого года мы с мужем приехали в своё родовое угодье на стойбище – место, где родился и вырос Алексей. За нашим столом сидели чужие люди: трое молодых мужчин и девушка. Они уже разожгли костёр, вскрыли баню. Вели себя вызывающе, дерзко. Завязалась словесная перепалка. Компания была сильно выпившая, как выяснилось потом, отмечали освобождение из мест заключения одного из них, Дениса, жителя Радужного. Наши увещевания мирно покинуть дом ни к чему не привели, ситуация накалялась. В какой­-то момент муж выхватил охотничий нож и ударил Дениса в область груди. Это сразу всех отрезвило. Я чётко понимала, что нужно действовать незамедлительно. Муж начал оказывать пострадавшему первую помощь, я позвонила его брату, чтобы тот вызвал машину «скорой помощи» нам навстречу. Мы вместе с потерпевшим на лодке – я сама была на вёслах – доставили его и передали врачам. Пять дней пострадавший провёл в больнице Новоаганска, после чего его выписали. По словам Дениса, дальше он проходил лечение амбулаторно.

Преступление и раскаяние

Все, с кем удалось встретиться, Алексея Казамкина характеризуют как человека доброго, лёгкого, не лишенного чувства юмора. Он всегда отзывается на просьбы односельчан, к нему идут за советом. Начальник службы по работе с населением Варьёган Алла Филатова говорит, что совершенно не типично для Алексея, чтобы он ударил человека ножом, поскольку его всегда отличала рассудительность. Никогда не был в поле зрения правоохранительных органов, не знали с ним хлопот и в подростковом возрасте. «Накипело», – так объяснила случившееся Анна Казамкина, добавив, что непрошенные гости на их стойбище наведывались не впервые.

Ладно бы ещё мирно в лес по грибы­-ягоды ходили или рыбачили на противоположном от стойбища берегу. Лес и река большие, всем места хватит. Так нет, то на стойбище пожалуют, то расположатся на нашей турбазе, находящейся по соседству. В избу залезут, всё изгадят, оленей пристрелят, собак распустят. Однажды случился пожар то ли от непотушенного костра, то ли от непогашенной сигареты. Мы заново все отстроили. Почему люди так себя ведут? Мы же не приходим в их дом хозяйничать. Эта земля для нас священна, здесь жили наши предки, и больно, когда её оскверняют. Да, мой муж совершил преступление, он это понимает, хотя по характеру он не преступник, в нем нет зла, агрессии. Алексей сразу же пришёл в поселковое отделение полиции и во всём признался, рассказывает Анна Антоновна.

После случившегося Алексей Казамкин навестил в больнице Дениса, разговаривал с врачами, переживал за здоровье раненого.

«Доверяю президенту»...

Спрашивал, чем помочь, какие лекарства нужны. Друзья, родственники, знакомые помогли нам собрать сто тысяч рублей, которые муж передал пострадавшему в качестве моральной компенсации. Сам Денис на суде пояснил, что никаких претензий к моему супругу не имеет и просил, чтобы к нему была избрана мера наказания, не связанная с лишением свободы. Кроме того, у нас было пять смягчающих обстоятельств: четверо детей на иждивении, двое из них несовершеннолетние; муж написал явку с повинной, полностью признал вину, ранее не привлекался; потерпевшему мы выплатили компенсацию морального вреда, оплатили лекарства. Но, несмотря на это, Алексея все равно осудили на полтора года. Потом я подавала на апелляцию срок скостили всего на месяц. С 13 октября прошлого года он сидит. Прошло уже десять месяцев, продолжает Анна.

Всё это время Анна Антоновна поддерживала мужа, с которым они вместе со школьной скамьи, навещала в тюрьме, хотя живёт семья весьма скромно, и каждая поездка обходилась в копеечку. Об Анне Казамкиной варьёганцы тоже отзываются тепло: прекрасная жена, мать, хозяйка, кажется слабой женщиной, однако, когда потребовали обстоятельства, оказалась мужественной и стойкой. Дошла до комиссии о помиловании. Очень доверяла президенту России, её супруг тоже верил Владимиру Путину, говорил: «Верю, что он меня помилует». Так и случилось.

Сегодня семья живет в ожидании возвращения Алексея домой. На практике обычно от решения президента до освобождения помилованного проходит не менее месяца. Однако его адвокат Виктория Волкова сообщила, что Алексей должен быть освобожден буквально на днях. «Вы сможете о его настроении узнать от самого Алексея», – заверила нас Виктория Руслановна. «А какое настроение у Алексея? Наверное, чемоданное», – голос Анны звенит от счастья.

Теги статьи: #Оленевод

Автор текста: Тамара Козлова


Комментарии (0)
Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии
$