×
История
0

Казачье училище в глухом краю

В школах округа открыто 59 казачьих кадетских классов, в которых обучаются 1376 человек (всего в кадетских классах – 2908 учащихся). Но мало кто знает, что еще в XIX веке в Сургуте существовало мужское училище казачьего ведомства. 

В 1869 году директор училищ Тобольской губернии побывал здесь с ревизией и составил отчет, который хранится в Государственном архиве Томской области.

Как видно из отчета, училище находилось «в полном заведывании казачьего ведомства под непосредственным начальством местного войскового старшины господина Невзорова». Училище также имело отношение и к ведомству народного просвещения, так как «в него допускались к обучению бесплатно не одни дети казаков, но и дети всех местных жителей». По ведомости числилось шестьдесят мальчиков, из них один – духовного звания, 12 – дети мещан и крестьян, остальные 47 – дети казаков.
Войсковой старшина Невзоров пояснил, как пишет автор отчета, что в настоящее время училище находится в «колебательном положении». Под этими словами подразумевалось его неустойчивое финансовое положение.
До 1869 года средства отпускались «из экономического капитала казачьего ведомства»: ежегодно 60 рублей – жалованье законоучителю и 20 рублей – на учебные пособия. Обучение детей грамоте, письму и началам арифметики было возложено на хорунжего Туполева, эта обязанность приравнивалась к действительной службе казака. Туполев был состоятельным человеком и расходовал собственные средства на содержание училища, исключая только расходы на сторожа, который назначался по наряду из казаков. Но в 1869 году Туполев, выслужив положенный срок, вышел в отставку. Дела его в последние годы пошатнулись, прибыль уменьшилась, и пока было не ясно, кто заменит его, а также из каких источников взять средства на содержание казачьей школы. Так нависла угроза ее закрытия.
«Такой исход был бы тем печальнее, что училище вполне удовлетворяет местным нуждам и, существуя постоянно много лет, дало уже тот результат, что между местными казаками нет ни одного неграмотного», – писал в отчете директор училищ Тобольской губернии. Он же оставил его описание: помещалась казачья школа в небольшом деревянном доме, который построил без всякой помощи от казны отец хорунжего Туполева. Обстановка была скудной, учебных пособий мало, не было и книг для упражнений в чтении, поэтому учащиеся занимались по учебникам священной истории, Катехизиса и арифметики. Законоучителем был местный священник благочинный Кайдалов, в его отсутствие заменял дьячок, который также обучал мальчиков общему церковному пению.
Учитель хорунжий Алексей Туполев, двадцать лет посвятивший обучению юных казаков, не получал никакого жалования, кроме общего содержания, положенного для казачьих чинов. Даже выйдя в отставку несколько месяцев назад, он до прихода нового учителя продолжал заниматься с детьми и содержал за свой счет нанятого им для этой цели помощника из грамотных казаков. «Очевидно, что господин Туполев пристрастился к своему училищу, и хотя материальные средства дома Туполевых несколько пошатнулись, тем не менее, когда я с ним вел беседу о возможности закрытия по недостатку средств мужского училища, он высказал мне, что «это училище наше – казачье, и мы не допустим, чтоб из-за этого оно закрылось», – отметил в своем отчете проверяющий. Он посетовал, что двадцатилетние труды и пожертвования хорунжего Туполева ничем со стороны правительства поощрены не были. В то же время вынужден был признать, что обучение не отвечает современным требованиям, в частности, 
обучение чтению: учащиеся читают монотонно, без понимания, не замечают своих ошибок. Также поставлено и обучение арифметике, а вот обучение письму назвал «очень удовлетворительным».
«Я не могу винить господина Туполева в таком преподавании, он учил так, как двадцать лет назад или более учили его самого. Живя особняком в своем отдельном сургутском мире, он не мог ни по книгам, ни по наставлениям ознакомиться с новыми требованиями… Учебного времени для ежедневных занятий назначается мало: от 9 до 11 часов утра, что составляет в течение недели двенадцать учебных часов, тогда как во всех городских приходских училищах назначено в неделю не менее двадцати часов», – написал в отчете проверяющий.
Вот к какому выводу он пришел: «Каково бы ни было состояние сургутского казачьего училища, тем не менее, существование его в таком отдаленном и глухом краю составляет настоятельную потребность, и какими бы то ни было путями оно должно быть поддержано». По всей видимости, так и произошло.

Комментарии (0)
Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии