Судьбоносная встреча

Как общение с блокадницей изменило мою жизнь
Автор текста: 
07.05.2015

Наверняка фраза «Эта встреча изменила всю мою жизнь» ассоциируется у вас с особенным, содержательным разговором, который переворачивает сознание. По крайней мере мне так казалось до того момента, когда посчастливилось пообщаться с одной пожилой женщиной. Мы виделись с ней всего полчаса, но эта встреча, даже если и не изменила мою жизнь полностью, в любом случае дала сильный толчок, чтобы направить ее в нужное русло.

Я познакомилась с Еленой Семеновной, дитем войны, когда училась в десятом классе. Это было за год до окончания школы, за год до моего переезда в Ханты­-Мансийск и за год до… ее смерти.

Наше знакомство было моим первым журналистским опытом. В тот день я впервые в жизни брала интервью, а через неделю мое сочинение, написанное на основе ее рассказа, напечатали в газете – моя первая публикация. Для меня и моей учительницы это оказалось большой неожиданностью и, конечно же, поводом для гордости. Я показывала этот материал всем: родителям, друзьям, одноклассникам, а моя сестренка-­первоклашка трижды прочитала его от начала до конца и даже заучила строчки из стихотворения, которое я использовала как эпиграф. Именно тогда мои родственники, которые до этого с недоумением смотрели на мое стремление к журналистике, наконец оттаяли и одобрили мой выбор.

– Здравствуйте, Елена Семеновна, – сказала моя учительница, когда бабушка открыла нам дверь.

– Здравствуйте, проходите, – ответила она и сразу поправила: – Только вот не Еленой меня зовут, меня так называют все, по-­русски. А по паспорту я Лейне, в девичестве Хинконнен – я из финской семьи.

Она продолжала рассказ о своей семье, но я ее не слышала. Пыталась ее рассмотреть. Обычная бабушка: нет у нее ни улыбки, ни какой­-то особой энергии, не чувствовалось и свойственной таким людям запредельной любви к жизни. Не было ничего такого, что можно было заметить, за что уцепиться и о чем написать в будущем сочинении.

Увидев в наших руках камеру, она попросила дать ей несколько минут и скрылась в одной из комнат. «Красится», – улыбнулась моя учительница, заглянув в дверной проем.

Пока Лейне Семеновна приводила себя в порядок, я успела рассмотреть обстановку, которая напрямую говорила о возрасте хозяйки: старый сервант, черно­-белые фотографии, ковер на стене…

Вышла бабушка уже совсем другой: губы стали красными, серую жилетку украсили ордена, а лицо – улыбка. Она присела и стала молча смотреть в объектив – наверное, думала, что ее фотографируют.

Мне нужно было прочитать с листочка вопрос, но голос и руки дрожали, меня немного потрясывало, я боялась ошибиться, перепутать слова, невзначай обидеть. Но Лейне Семеновна, похоже, переживала еще больше:

– Помню, когда началась бомбежка в Ленинграде, мне тогда три года было, – со слезами на глазах начала она свой рассказ. – Нас вывозили на поездах, замаскированных ветками. Людей было много – те, кто успевали вперед, те и уезжали. С собой разрешалось взять только пять килограммов: продуктов или вещей – неважно. Но в последний момент нам сказали, что если кто-­то успеет в течение часа сходить домой, то можно еще взять мешок теплой одежды, потому что составы идут на Север. Вот мама и побежала, а с нами осталась бабушка.

Вспоминать было трудно…

– В какой-­то момент началась бомбежка, а мама еще не успела вернуться. Бабушка испугалась, что нас убьют на вокзале, и посадила в вагон, но, как только увидела, что мама бежит, вытолкнула нас из поезда. Так все наши родственники уехали в Салехард, а нас увезли в Ханты­-Мансийск.

Но и дальше путь был нелегким. В пути утонул мешок с документами, и поэтому даже после Победы семья не смогла вернуться в Ленинград, а родственникам пришли на них похоронки. Только в 1967 году Елене Семеновне удалось встретиться с родными, но на родину она так и не вернулась, вышла замуж и уехала с мужем в Петропавловск, где и прожила всю свою жизнь.

Я уже дописывала сочинение, когда у нас с учительницей состоялся такой диалог:

– А как пишется «Ханты­-Мансийск»? Может, лучше написать «на Север»? – спросила я.

– Нет, пиши так. – Она подала мне листок с правильно написанным названием города и призналась: – Правда, я даже не знаю, где он находится.

– И я не знаю.

Еще не знала. Сейчас я живу в Ханты­-Мансийске.

Если Вы нашли ошибку в тексте, выделите ее и нажмите комбинацию клавиш ctrl+enter
Сообщение об ошибке будет направлено редактору портала.


Также в рубрике

Добавить комментарий

CAPTCHA
Поставьте галочку
Архив издания

Новости Югры

пн вт ср чт пт сб вс
29
30
31
1
2
3
4
 
 
 
 
 
 
 
5
6
7
8
9
10
11
 
 
 
 
 
 
 
12
13
14
15
16
17
18
 
 
 
 
 
 
 
19
20
21
22
23
24
25
 
 
 
 
 
 
 
26
27
28
1
2
3
4
 
 
 
 
 
 
 
Тема дня
Интервью дня

Если Вы нашли ошибку в тексте, выделите ее и нажмите комбинацию клавиш ctrl+enter.

Сообщение об ошибке будет направлено редактору портала.

Авторизация
Подписка на газеты
Типографии ИДНЮ
Опрос

Что может защитить интересы потребителей?

Что может защитить интересы потребителей?
Эффективный контроль надзорных органов
55% (22 голоса)
Рыночная конкуренция
25% (10 голосов)
Ничего
20% (8 голосов)
Всего голосов: 40

Информационно-аналитический интернет портал "ugra-news.ru".

Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл № ФС77-62536 от 27 июля 2015 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).

Учредители:
Правительство Ханты-Мансийского автономного округа - Югры, Акционерное общество "Издательский дом "Новости Югры".

Любое использование материалов допускается только при наличии гиперссылки на ugra-news.ru

Редактор: Ипполитова Екатерина Евгеньевна
Контент-менеджер: Суетина Дарья Михайловна
Дизайн: Белошапка Максим Геннадьевич
Дизайн рекламы: Осадчева Татьяна Владимировна
Техническая поддержка сайта: Трунин Радмир Анатольевич

Яндекс.Метрика
Яндекс цитирования
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.