Награда – живым вернуться с той войны

Автор текста: 
Автор фото: 
07.05.2015

Накануне Великой Победы свою малую родину – поселок Шапша – посетил ветеран войны Иван Лыткин. Он привез материалы для создания комнаты боевой славы в местной школе.

На груди – «иконостас»…

Любой старожил Ханты­-Мансийского района знает, что Лыткины – коренные жители поселка Шапша. Иван Петрович тоже родился там, но потом родители переехали в Аремзяны недалеко от Тобольска.

Окончил седьмой класс, и началась война... Товарищей, что постарше, призвали в армию, с ними до Омска поехал и Ваня, но там его «разоблачили» и отправили домой. Осенью сорок третьего ему, уже семнадцатилетнему, пришла повестка. Вначале Иван прошел обучение на наводчика легкой пушки – «сорокопятки», которую еще называли «Прощай, Родина», потому что пехота шла в бой с ее артиллерийскими расчетами.

…Свою армейскую службу Иван Петрович делит по этапам: наводчик пушки, командир орудия, фронтовой разведчик, комсорг полка, солдат­-депутат, курсант военного училища, служба в группе советских войск в Германии, выполнение задания советского правительства по разминированию территории Алжира, служба в политорганах военно-­строительных частей нашей страны…

Его ратный труд отмечен шестью боевыми орденами, тридцатью медалями, в том числе «За отвагу» и «За боевые заслуги».

Я увидела этот «иконостас» на его мундире, когда Иван Петрович приехал на родину, в Шапшу. Наш разговор был пронизан воспоминаниями о фронтовых годах, делами общественной деятельности, военно-­патриотического воспитания молодого поколения.

…а за ним – 18­-летний мальчишка

– Для меня война началась под Псковом, в качестве артиллериста, потом, будучи разведчиком, прошел по Прибалтике и закончил ее за Ригой.

На просьбу рассказать подробнее о фронтовом пути ветеран задумался.

– В разведку, как правило, берут добровольцев, – продолжил он после небольшого молчания. – Эта фронтовая категория, конечно, элитная, но и самая опасная. Я мечтал о разведке, но и не надеялся туда попасть. Думал, что мне всего восемнадцать и после ранения, конечно же, не возьмут. Но, когда выздоровевших после госпиталя построили, подполковник обошел строй и скомандовал: кто хочет в разведку, выйти! Солдаты вышли, а я поднял руку и спросил: «А меня не возьмете?» Командир стал меня расспрашивать: откуда я родом, кто у меня родители и на самом ли деле хочу стать разведчиком. Я сообщил, что сибиряк, охотник и, хотя получил ранение, вполне здоров.

Так меня приняли в разведку. Там я и прослужил до конца войны. Обучения никакого не было, все приходилось схватывать на ходу. Вскоре уже стал входить в группу захвата. На счету моей группы пятнадцать «языков».

Перед каждым наступлением надо было знать, какая часть противника стоит, чем вооружена, где пушки…

В разведке больше месяца мало кто оставался… В 65­м полку 43­й дивизии группа из рейда не возвратилась, и меня туда направили. Наверное, считали, что я всезнающий разведчик, а опыта­-то у меня было не так уж много. Со мной пришли три мои боевых товарища.

– Страшно было? – спрашиваю.

Иван Петрович испытующе взглянул на меня.

– А как вы думаете?! Я – молодой парень, взрослой жизни почти не знал, жить хотелось. Сама подготовка к вылазке на передовую, в тыл врага уже вызывала напряжение: ордена, документы отдаешь старшине, домашний адрес – остающемуся товарищу с наказом сообщить маме, если что случится. Каждый раз перед рейдом преодолеваешь себя. А вот когда схватишься с немцем врукопашную, страх исчезает. Не сочтите за громкие слова, но уже не о себе думаешь, а о противнике, которого надо доставить живым командованию.

В разведке я получил третье ранение. Нам приказали перетащить ящик боеприпасов через железнодорожную насыпь, где у бойцов закончились патроны. Мы все сделали как надо и стали по очереди преодолевать насыпь под обстрелом. Я перебегал последним и уже на исходе попал под пулю снайпера. Шапка прострелена, голова ранена, кровь ручьем течет. Ребята меня перевязали. Чтобы попасть в санчасть, надо было ночью перейти поле возле деревни. Вечером бойцы пошли в разведку. Потом доложили: деревня пустая, поросята голодные бегают. Но все равно подходили к ней осторожно – и правильно сделали. Оказалось, немцы вповалку в траншее спят. Мы закидали их гранатами. Простреленную шапку я потом долго носил как память, когда на какие-­то миллиметры ушел от гибели.

Война закончилась, но не отпустила

– Где и как вы встретили День Победы? – Меняю тему.

– Накануне на линию фронта должна была прийти другая дивизия, нам предстояло дождаться смены в лесу, за Ригой. Ночью слышим – ракеты, стрельба. Выскочили из палаток. Вдруг немцы нас окружили: фронт­-то рядом! Оказалось – долгожданная победа! Тут и мы стали пускать ракеты. Война закончилась, бойцы стали размышлять о возвращении домой. В первую очередь демобилизовали тех, кому за сорок лет, и тех, кто имел три ранения, то есть я тоже мог собираться домой, но на третье ранение у меня документов не было. Разбираться не стал, к тому же хотел учиться. В сорок восьмом году поступил в военно-­политическое училище. Окончил и получил назначение в группу советских
войск в Германии. Кстати, там я и женился. Супруга была специалистом по урановым разработкам.

После Германии я остался служить в Московском военном округе. Вырастили с женой сына Игоря, он тоже стал военным. Два внука растут. Жена скончалась, уже давно… Я больше не женился. Все время в работе. Пришлось участвовать в разминировании территории Алжира, работал в центральном аппарате министерства обороны. После увольнения в запас стал секретарем парткома военного завода. Сейчас являюсь членом совета ветеранов Дмитровского района Московской области. Несколько лет был председателем окружной комиссии по увековечению памяти погибших защитников Отечества, сейчас являюсь руководителем лекторской группы.

Иван Петрович говорит, что ему еще многое нужно сделать.

– Например, история с Алексеем Михайловичем Решетовым. Он единственный в нашем районе Герой Советского Союза. Летчик­-истребитель, лично сбивший 36 вражеских самолетов, и с группой – еще восемь. Но ведь получилось, что из жизни он ушел незаметно – такая несправедливость! Я стал разыскивать однополчан, их детей. Нашел, обратился в органы власти за помощью, и на доме, где он жил, в торжественной обстановке установили мемориальную доску.

Расскажу еще один эпизод. Отдыхал в Болгарии и однажды увидел довольно запущенный памятник нашей подводной лодке Щ­211. Она затонула на Черном море в сентябре сорок первого года, весь экипаж погиб. Ее считали без вести пропавшей, пока не обнаружили рыбаки, зацепив сетью. Водолазы обследовали лодку и сообщили о ней в Севастополь. Поднимать не стали, боясь взрыва боеприпасов. Я тогда организовал митинг. И с той поры каждая смена отдыхающих москвичей отдает почести морякам, к ним присоединяются болгарские активисты. А мне вручили болгарскую правительственную награду.

Вместе с московскими поисковиками занимаюсь поиском без вести пропавших фронтовиков. Нашел около двадцати сибиряков. В Нижних Аремзянах, откуда ушел на фронт, установил памятник 79 сельчанам-­фронтовикам, создал музей боевой славы. Рядом находится новое село, его назвали в честь меня – Лыткино.

Но самое главное, что делает Иван Петрович, – рассказывает людям правду о великой освободительной войне.

– Я горд тем, что воевал, не посрамив чести русского солдата, имею много орденов и медалей, но самая большая награда – остался живым. Можно сказать, что я еще не вернулся с той войны. Возвращаюсь туда на каждой встрече с ветеранами, молодежью, когда вспоминаю фронтовые годы. И на шапшинской родине бываю. Люблю ходить в лес. Запахом кедров надышаться невозможно, это – запах родины.

Если Вы нашли ошибку в тексте, выделите ее и нажмите комбинацию клавиш ctrl+enter
Сообщение об ошибке будет направлено редактору портала.


Также в рубрике

Добавить комментарий

CAPTCHA
Поставьте галочку
Архив издания

Новости Югры

пн вт ср чт пт сб вс
27
28
29
30
1
2
3
 
 
 
 
 
 
 
4
5
6
7
8
9
10
 
 
 
 
 
 
 
11
12
13
14
15
16
17
 
 
 
 
 
 
 
18
19
20
21
22
23
24
 
 
 
 
 
 
 
25
26
27
28
29
30
31
 
 
 
 
 
 
 
Тема дня
Интервью дня
Охота на батарейки продолжается!
Город:
Ханты-Мансийск

Если Вы нашли ошибку в тексте, выделите ее и нажмите комбинацию клавиш ctrl+enter.

Сообщение об ошибке будет направлено редактору портала.

Авторизация
Подписка на газеты
Типографии ИДНЮ
Опрос

Поддерживаете ли Вы полный запрет на продажу алкоголя в населенных пунктах?

Поддерживаете ли Вы полный запрет на продажу алкоголя в населенных пунктах?
Нет
67% (121 голос)
Да
25% (45 голосов)
Мне все равно
8% (14 голосов)
Всего голосов: 180

Информационно-аналитический интернет портал "ugra-news.ru".

Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл № ФС77-62536 от 27 июля 2015 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).

Учредители:
Правительство Ханты-Мансийского автономного округа - Югры, Акционерное общество "Издательский дом "Новости Югры".

Любое использование материалов допускается только при наличии гиперссылки на ugra-news.ru

Редактор: Ипполитова Екатерина Евгеньевна
Контент-менеджер: Суетина Дарья Михайловна
Дизайн: Белошапка Максим Геннадьевич
Дизайн рекламы: Осадчева Татьяна Владимировна
Техническая поддержка сайта: Трунин Радмир Анатольевич

Яндекс.Метрика
Яндекс цитирования
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.