Русские немцы

Автор текста: 
Автор фото: 
14.05.2015

Мое детство прошло в Берлине - районе одного из городов Оренбуржья, куда с Поволжья во время войны были сосланы несколько десятков немецких семей. Фольцы, Суттеры, Гассельбахи, Баумбахи, Горны, Циммерманы - всё это мои соседи, родственники и одноклассники. Во время перестройки некоторые из них уехали на свою историческую родину, в Германию, прихватив с собой русских, татарских или мордовских жен и мужей. Оставшимся русские земляки порой пеняют: дескать, может, хоть и с опозданием, но всё же эмигрировать в Европу?

На что один из моих немецких родственников ответил: «Мой дед с чистой совестью мог бы эмигрировать в Гражданскую войну, однако остался. В России - моя Родина. Я считаю себя россиянином. Хотя и говорю по-немецки, но обо всем русском».

Адольф хотел воевать с Гитлером

С первых же дней войны тысячи русских немцев подали заявления в добровольцы и были крайне возмущены тем, что их отказались призывать. Советское правительство опасалось, что при неблагоприятно складывавшейся обстановке немцы Поволжья могут стать «пятой колонной». Указом Президиума Верховного Совета СССР от 28 августа 1941 года «О переселении немцев, проживающих в районах Поволжья» в Казахстан и Западную Сибирь было переселено около полумиллиона немцев из Поволжья. Освободившиеся населенные пункты были заселены эвакуированными с Украины, Белоруссии, Курской, Орловской и других оккупированных немцами областей, из блокадного Ленинграда. Операция по выселению началась 3 сентября, а закончилась 21-го.

Мы договорились встретиться с труженицей тыла, ветераном Ханты-Мансийского рыбокомбината Лидией Яковлевной Спасенниковой. Живет она в старенькой деревяшке в поселке Рыбников окружного центра. В подъезде, где нет домофона, на лестнице - ни соринки, а возле дверей - аккуратные вязаные половики. Такие же - в квартире. Хозяйка показывает, какие новые двери ей в начале года установили, а также симпатичные новые обои, окно на кухне и плитку в ванной. Весь ремонт ей оплатила городская администрация. Больше семидесяти лет прожила она в Самарово - старой части Ханты-Мансийска. И так получилось, что только в старости у нее оказался достаток и покой. Хотелось написать - уют, но глянула на вязанные крючком накрахмаленные вазочки, и подумалось, что у этой хозяйки всегда было уютно - и в комнате на постоялом дворе, и в шалаше на покосе. Потому что уют - это не гламур, и делается он не только руками, но и сердцем.

С Волги - в Сибирь

Она родилась в немецком селе Гусенбах Сталинградской области. Его основали 118 семей - выходцев из Бранденбурга, Саксонии, Гессена и Пфальца. Колония была основана в 1767 году после известного указа Екатерины II. После отмены крепостного права в России (нисколько не затрагивавшего немцев-колонистов) здесь проживало уже около 4 тысяч человек.
В 1930 году Гусенбах вошел в состав АССР Немцев Поволжья. На его территории были созданы пять колхозов, получивших имена Климента Ворошилова, Иосифа Сталина, Карла Маркса, Фридриха Энгельса, Карла Либкнехта. Лидия Яковлевна вспоминает, что ее дед Кондрат Гейенбихнер вместе с двумя сыновьями вошли в один из этих колхозов. У деда было три лошади, корова, свиньи, гуси, овцы, большой дом с постройками.

- Мой отец Георг-Яков умер в 1933-м, у мамы осталось шестеро детей. Я окончила только пять классов. В селе был консервный завод, и я пошла работать туда. Зимой расфасовывали кабачковую икру, а летом работали в поле. Старшая сестра Лиза была уже замужем, работала на комбайне. У них был ребенок, ей приходилось брать его с собой. Мы были с ней в одной бригаде, и когда пришел приказ о переселении, мы все оказались в одном эшелоне. А муж сестры работал в другой бригаде. Он только на третий день смог догнать нас.

До Омска их везли две недели, потом пересадили на пароход. Высадили на берегу в Вагайском районе. Подходили подводы и развозили семьи по колхозам. Гейенбихнеры оказались в деревне Большое Плесовское. Был конец сентября. На колхозных полях оставалась только капуста. Их семье дали небольшую избушку. Мужа Лизы забрали в труд-армию в Краснотурьинск Свердловской области, а их сынишка сразу умер то ли от кори, то ли от горя. Лиза так и не решилась уехать к мужу. Ведь Лиде было всего 15, брату - 13, Миле и того меньше. Хотелось помочь маме поднимать их. Кстати, только Миле и удалось продолжить учиться. Позже она уехала учиться на Алтай, больше они не виделись.

Во время войны Ханты-Мансийский рыбокомбинат, как и другие предприятия повсеместно, испытывал острую нужду в рабочих. И через год часть немецких переселенцев из-под Тюмени переводят в Самарово. Они прибыли сюда в конце октября. Прибывших сначала разместили в клубе, а потом им дали комнату на постоялом дворе, где жили калмыки, финны, украинцы. Через год дали комнату в новом бараке.

Уже через пять дней новоселы вышли на работу. Лиза и Лида оказались в рыборазделочном цехе. А с началом лесозаготовительного сезона всех, у кого не было грудных детей, отправили в лес. Мама хорошо вязала, шила. Ее оставили в поселке. Вместе с пожилыми женщинами она вязала для солдат носки, перчатки, пряла пряжу.
Лида работала на лесозаготовках восемь зим. В начале ноября их увозили в лес, и только в мае они возвращались. Выросла она в царицынских степях. Откуда у нее были навыки работы с пилой и топором - инструментами, к тому же сугубо мужскими? Отвечая на этот вопрос, Лидия Яковлевна рассказывает, что работали попарно. Новичков ставили в пару с опытными. Ее поставили пилить деревья вместе с Августой Ворониной, которая уже третий сезон работала в лесу. «Мы с ней в первый же день норму выполнили, а я вечером еле до барака дошла, - вспоминает моя собеседница. -

Потом работала в паре с мальчишками Ваней Ивановым, Петей Морозовым. В лесу и взрослели - Петю прямо из леса забрали в армию. А Ваня курил, и я ругала его за это, потому что жалко было тратить время на перекуры, боялась, что норму не успеем выполнить. Всем выдавали на день по 500 граммов хлеба, а кто норму выполнит, добавляли по 200 граммов и по две щучьи головы. Один год нам мороженый турнепс привозили. Норма была - на одну пилу и один топор разделать семь кубометров леса. Трудно было на распиловке чурок для пароходов - они должны быть строго по пять сантиметров, иначе в топку не годятся. Каждый день старались побольше сделать, чтобы за неделю успеть выполнить половину дневной нормы сверх ежедневной. Тогда можно было в субботу после обеда пойти домой. Это 15 километров. А когда работали в Ярках, то и все 30. Обычно брали с собой из дома картошку, а иногда маме удавалось купить для меня и хлеба, но он был очень дорогим. И с этими продуктами надо было обратно».

Помещения рыбокомбината отапливали дровами до 1950 года. Работали на Большом Мысу, возле деревни Ярки. Рабочим выдавали стеганые фуфайки и штаны, иногда доставались рукавицы, всё остальное - свое. В первую зиму ссыльным калмыкам рукавиц, видимо, не хватило. А разве можно одолеть норму без варежек?
Лидия Яковлевна говорит, что с самого начала она выполняла норму. Передовиков к праздникам поощряли премиями. Первый раз ей выдали отрез на платье, в другой раз она получила в качестве премиальных новые туфли.

Начальником на лесозаготовках все эти годы был Федор Степанович Козлов. Он по лесным делянам всегда с ружьем ходил - так сказать, на всякий случай. У работников для таких случаев могла быть только палка да собственные ноги. Правда, Бог миловал. Медведя только однажды издалека видали, другие хищники тоже обходили их стороной. Разве что лис было много. Когда на Иртыше сходил лед, их отправляли домой работать на рыбокомбинате.

Думать на русском

В родительском доме и в родном селе Гусенбах все говорили на немецком. Даже в школе обучение было на немецком языке. У Лидии Яковлевны до сих пор сохранился акцент. На рыбокомбинате вместе работали Амалия Шварц, Нина Киль, землячки до сих пор дружат. Но со временем их круг общения на родном языке всё сужался. В 1950 году она вышла замуж за Михаила Спасенникова. Он был родом из Уватского района, рано остался сиротой. Обе дочери немецкого языка не знают. Я помню, что даже в семидесятые годы в нашей школе в классы, где изучали немецкий язык, немцев не брали.

Мое поколение изучало в школе биографии пионеров-героев, штудировало по учебникам основные вехи Великой Отечественной войны, но мы не удосуживались расспросить о войне самих ее участников. Фронтовики еще работали в школах и на заводах, в колхозах. А мы пробегали мимо первоисточников, торопясь на фильм про войну или в почетный караул к Вечному огню. И я так и не узнала, где воевал, что думал о войне мой умерший накануне 30-летия Победы дед, которому после немецкого плена достались советские лагеря.

- Ой, разные думы приходили, - говорит Лидия Яковлевна (по паспорту Георг-Яковлевна). - В начале войны думала, почему мы такие несчастные, что оказались немцами. Но меня никто никогда нигде не обзывал, не попрекал моей национальностью. Сейчас смотрю по телевизору про Украину, плачу: война - это страшно, даже если не на фронте. Людей жалко - свои на своих.
Как могли быть для них фашисты своими? Обиды ни на кого нет, но когда разрешили немцам вернуться на свою родину, в Гусенбах, она не поехала даже просто посмотреть. Ездила Лиза, заходила в родной дом, где, конечно, живут другие люди. И в Германию, где сейчас живет племянник, тоже не ездила. В России ведь и все мы - русские, татары, ханты - порой на чем свет стоит ругаем всё доморощенное - власть, дороги, ЖКХ, врачей, соседей, но менять то, что имеем, на чужеземное не собираемся. Нам на своей земле порой трудно живется, но она нам досталась в наследство, обильно политая кровью предков, которые и нам завещали беречь и возделывать ее, а если придется, то и живота своего ради нее не пожалеть. 

У Лидии Яковлевны трое внуков и двенадцать правнуков. Немецкий язык никто из них не знает. Все ее любят и 9 Мая всегда поздравляют с праздником. Ведь несмотря на свой немецкий акцент, а может, и благодаря ему, она внесла свой вклад в Победу.

Если Вы нашли ошибку в тексте, выделите ее и нажмите комбинацию клавиш ctrl+enter
Сообщение об ошибке будет направлено редактору портала.


Также в рубрике

Добавить комментарий

CAPTCHA
Поставьте галочку
Архив издания

Югра

пн вт ср чт пт сб вс
27
28
29
30
1
2
3
 
 
 
 
 
 
 
4
5
6
7
8
9
10
 
 
 
 
 
 
 
11
12
13
14
15
16
17
 
 
 
 
 
 
 
18
19
20
21
22
23
24
 
 
 
 
 
 
 
25
26
27
28
29
30
31
 
 
 
 
 
 
 
Тема дня
Интервью дня

Если Вы нашли ошибку в тексте, выделите ее и нажмите комбинацию клавиш ctrl+enter.

Сообщение об ошибке будет направлено редактору портала.

Авторизация
Подписка на газеты
Типографии ИДНЮ
Опрос

Поддерживаете ли Вы полный запрет на продажу алкоголя в населенных пунктах?

Поддерживаете ли Вы полный запрет на продажу алкоголя в населенных пунктах?
Нет
67% (121 голос)
Да
25% (45 голосов)
Мне все равно
8% (14 голосов)
Всего голосов: 180

Информационно-аналитический интернет портал "ugra-news.ru".

Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл № ФС77-62536 от 27 июля 2015 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).

Учредители:
Правительство Ханты-Мансийского автономного округа - Югры, Акционерное общество "Издательский дом "Новости Югры".

Любое использование материалов допускается только при наличии гиперссылки на ugra-news.ru

Редактор: Ипполитова Екатерина Евгеньевна
Контент-менеджер: Суетина Дарья Михайловна
Дизайн: Белошапка Максим Геннадьевич
Дизайн рекламы: Осадчева Татьяна Владимировна
Техническая поддержка сайта: Трунин Радмир Анатольевич

Яндекс.Метрика
Яндекс цитирования
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.