На Петроградской стороне

Автор текста: 
14.05.2015

Блокада Ленинграда - одна из самых героических и самых страшных страниц в истории Великой Отечественной войны. К ее началу в городе жили более 2,5 млн человек. В 1944 году, когда кольцо фашистской осады было прорвано, в полуживом, но не покоренном Ленинграде осталось всего 560 тыс. жителей. Сотни тысяч горожан были призваны на фронт или находились в эвакуации. Огромные, невозвратные потери пришлись на 900 блокадных дней. Голод и болезни, по последним данным, унесли жизни около миллиона ленинградцев.

«Маму звали Вера, папу - Дима»

Когда я училась в Советской средней школе, нас кормила вкусными обедами в столовой маленькая худенькая женщина - повариха тетя Шура, Александра Геннадьевна Жильцова. Русский язык и литературу преподавала замечательный педагог Нина Дмитриевна Киселева. Никто из нас тогда не знал, что они - блокадницы.
Александра Геннадьевна приехала в Ленинград перед самой войной и пережила там весь ужас блокады, с первого дня до последнего. Она журила школьников за каждый кусочек хлеба, брошенный недоеденным.

Нина Дмитриевна родилась в Ленинграде. В четыре года она потеряла всех своих родных. Когда фашистские войска взяли город в кольцо, ее большая семья из семи человек жила в коммунальной квартире на улице Большой Пушкарской. «Маму звали Вера, папу - Дима. Вместе с нами жили бабушка, сестра мамы Тоня и ее брат Юра. В соседней комнате, отдельно от нас, жил еще один мамин брат - Ян. Он работал художником на киностудии «Ленфильм», - рассказывает Нина Дмитриевна. - Тетя Тоня ходила в магазин за хлебом, стояла в очередях по нескольку часов, но хлеба приносила мало. Однажды вернулась в слезах, все продовольственные карточки у нее украли. Восстановлению они не подлежали. Мы все очень горевали. Мама вместе с папой работала на военном заводе, приносила какую-то еду, но приходила домой редко. Отца после начала блокады я не видела совсем. Постоянно со мной находилась только бабушка. Было очень холодно, в комнате поставили печку-буржуйку, мы сидели в пальто, с лампой или свечкой. Электрический свет не горел».

Что стало с дядей Яном, она так и не узнала. Тоня и Юра однажды тоже навсегда исчезли из жизни маленькой девочки, вышли из дома и не вернулись. Первая блокадная зима 1941-1942 годов, по свидетельствам выживших ленинградцев, была очень холодной и самой голодной. Положение с продовольствием в осажденном врагом городе стало катастрофическим. И без того скудный паек хлеба в ноябре 1941-го урезали до минимальной нормы: 250 граммов на одного работающего и 125 граммов - для всех остальных. Этим крохотным кусочком невозможно было наесться.

«А ты и не ешь всё сразу, отщипни кусочек и соси, водички попей», - учила меня бабушка, - вспоминает Нина Дмитриевна. - Сама бабушка в последние месяцы ничего не ела, у нее был огромный, вздувшийся живот. Соседка сказала, что это водянка. Когда бабушка умерла, было очень страшно. Я осталась одна, иногда со мной была дворничиха тетя Маруся. Как-то пришла мама и легла на кровать, под ней сразу образовалась большая лужа. Приехала «скорая помощь», забрала маму в больницу. Больше я ее не видела».
Знакомая женщина привела осиротевшую девочку в детский приемник НКВД. «Волосы темно-русые, глаза голубые», - записала сотрудница учреждения. «Как тебя зовут?» - «Нина Петрова». Истощенного, испуганного ребенка осмотрели, измерили рост, вес и определили примерный возраст - пять лет. «В детприемнике мне дали кусок хлеба величиной, наверное, с мою ладошку. Такой большой пайки я давно не видела», - говорит блокадница.

Через месяц, в июле 1942 года, Нину Петрову, как и тысячи других ленинградских детей, вывезли в глубокий тыл. Очень многим блокадникам эвакуация спасла жизнь. Хотя есть и другие факты: по дороге из осажденного Ленинграда на Большую землю от дистрофии и других тяжелых болезней умирал примерно каждый четвертый.
«Ехали мы очень долго, - вспоминает Нина Дмитриевна. - В пути наш поезд бомбили. Помню, как он останавливался на открытом месте, взрослые нам кричали: «Ложитесь на землю!» Состав трогался, я была слабенькая, бежать быстро не могла, отставала от других пассажиров. Чьи-то руки подняли меня в уже движущийся вагон. Потом везли на лошадях. Подводы остановились перед большим деревянным домом. Нас завели в длинную комнату. В центре нее стоял такой же длинный стол с большими чашками горячей картошки. Так мы стали жить в селе Булашово Байкаловского района Тюменской области».

В годы войны до Тюменщины благополучно довезли около семи тысяч маленьких блокадников. Местные жители, глядя на исхудавших детей, плакали: «Господи, кожа да кости!»
«Мы, самые младшие, жили отдельно от старших, в деревянном двухэтажном доме при огромной церкви. Воспитателями в детском доме тоже были ленинградцы. Ольга Михайловна Виноградова занималась с нами танцами, до войны она преподавала в балетном училище, - рассказывает Нина Дмитриевна. - В детдоме я была одинока. Большую часть времени находилась в медицинском изоляторе. В первую же зиму, когда мы приехали в Сибирь, на прогулке, будучи в ботинках, отморозила ноги. В 1944 году пошла учиться в школу, а весной 1945-го пришла Победа. Все дети были очень рады, смеялись и плакали, вспоминали родных, мечтали вернуться в Ленинград».

После войны детей-блокадников в детском доме осталось немного, человек десять. Возвращались с фронта отцы, находили сыновей и дочек и через год, и через два после победы. «А я всё ждала. Но родные мне не писали, я не знала, жив ли кто-нибудь из них, цел ли наш дом, - рассказывает блокадница. - Мне было лет 11-12, когда по моей просьбе воспитатели написали письмо в Ленинград. Года через два в детдом прислали пакет документов. Несмотря на весь ужас блокады, когда тысячами умирали люди, когда печи топили книгами, в городе сумели сохранить важные документы: справки из загса, приемника НКВД, медицинских учреждений. Это меня очень поразило».
Тогда детдомовка узнала: ее мама Вера Устиновна Жолудева (в замужестве Петрова) умерла в больнице от острой формы дизентерии. На память о ней у дочери осталась лишь маленькая, полустертая временем фотография.

В списках не значатся

В детском доме Нина была одной из лучших учениц. Хорошие знания помогли ей успешно окончить Тобольское педагогическое училище. В 1956 году она наконец смогла поехать в Ленинград.
«В нашей комнате жили другие люди, они разрешили мне войти. И я поняла, что мне никогда не забыть ни сигналов воздушной тревоги, ни бомбоубежища, где мы прятались с бабушкой. Блокадное детство всегда будет жить в моем сердце, - говорит Нина Дмитриевна. - Сходила я и на завод, где работал отец. Но о его судьбе узнать ничего не удалось. В документах отдела кадров инженеров Петровых с именем Дмитрий было четыре человека. Отчества отца я, к сожалению, не помнила. О том, что он был Антоновичем, узнала через много лет».

Ленинградка Нина Петрова осталась жить в Сибири, вышла замуж за учителя Михаила Киселева, заочно окончила историко-филологический факультет Тюменского пединститута. В 1968 году молодая семья с двумя маленькими детьми приехала в поселок Советский. Для многих из нас, учеников Нины Дмитриевны, литература стала любимым школьным предметом.
Сейчас нашей учительнице 77 лет, она уже давно на пенсии. Воспоминания о блокаде - незаживающая рана в ее душе. Родные Нины Дмитриевны в списках захороненных на ленинградских кладбищах не значатся. Людей, умиравших на улицах, в очередях за хлебом, часто хоронили в братских могилах, без указания имен и фамилий. Сейчас только на одном Пискаревском кладбище - около 150 массовых захоронений блокадных лет. Но Нина Дмитриевна не теряет надежды отыскать место последнего приюта родных и близких, чтобы поклониться им. Она по-прежнему обращается с запросами в архивы, отправила собранные ею документы для нового, дополненного издания блокадной Книги памяти.

Сегодняшний Санкт-Петербург Нина Дмитриевна по-прежнему называет Ленинградом. Там живет и работает после окончания университета ее внук Антон. Он помог осуществиться сокровенной мечте бабушки - вернуться в родной город. Пусть не самой - своими потомками, продолжателями рода Петровых -Жолудевых, живших когда-то на Петроградской стороне.

Если Вы нашли ошибку в тексте, выделите ее и нажмите комбинацию клавиш ctrl+enter
Сообщение об ошибке будет направлено редактору портала.


Также в рубрике

Добавить комментарий

CAPTCHA
Поставьте галочку
Архив издания

Югра

пн вт ср чт пт сб вс
27
28
29
30
1
2
3
 
 
 
 
 
 
 
4
5
6
7
8
9
10
 
 
 
 
 
 
 
11
12
13
14
15
16
17
 
 
 
 
 
 
 
18
19
20
21
22
23
24
 
 
 
 
 
 
 
25
26
27
28
29
30
31
 
 
 
 
 
 
 
Тема дня
Интервью дня
Новогодний подарок из прошлого
Город:
Ханты-Мансийск

Если Вы нашли ошибку в тексте, выделите ее и нажмите комбинацию клавиш ctrl+enter.

Сообщение об ошибке будет направлено редактору портала.

Авторизация
Подписка на газеты
Типографии ИДНЮ
Опрос

Поддерживаете ли Вы полный запрет на продажу алкоголя в населенных пунктах?

Поддерживаете ли Вы полный запрет на продажу алкоголя в населенных пунктах?
Нет
67% (121 голос)
Да
25% (45 голосов)
Мне все равно
8% (14 голосов)
Всего голосов: 180

Информационно-аналитический интернет портал "ugra-news.ru".

Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл № ФС77-62536 от 27 июля 2015 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).

Учредители:
Правительство Ханты-Мансийского автономного округа - Югры, Акционерное общество "Издательский дом "Новости Югры".

Любое использование материалов допускается только при наличии гиперссылки на ugra-news.ru

Редактор: Ипполитова Екатерина Евгеньевна
Контент-менеджер: Суетина Дарья Михайловна
Дизайн: Белошапка Максим Геннадьевич
Дизайн рекламы: Осадчева Татьяна Владимировна
Техническая поддержка сайта: Трунин Радмир Анатольевич

Яндекс.Метрика
Яндекс цитирования
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.