Непокорённая

Автор текста: 
14.05.2015

Лидия Сергеевна Барановская - одна из тех, чья юность пришлась на войну, она познала горечь потерь близких людей, гонения и ужас концентрационных лагерей. Но выстояла, не сломалась. У таких людей учишься любить жизнь.

В лесу прифронтовом

В 13 лет закончилось ее детство. В 1942 году немцы сожгли родной поселок Постолы, что в Белоруссии. На всю жизнь она запомнила, как пылали в огне люди, которые не успели убежать из своих домов.
Дружная семья Барановских, как и многие односельчане, поселилась в лесу. Отец, мать, Лида, ее братья Миша и Леня, старшие Веня и Володя находились в партизанском отряде. Чтобы выжить, сумели припрятать в земле немного муки, зерна и картофеля. Выручала корова по кличке Рабуня. Так и прожили бы зиму 1942-1943 годов, если бы их не постигло несчастье. Мама, отправившаяся в поселок Постолы за продуктами и вещами, чтобы не попасть в руки палачей, выпила серной кислоты. Побоялась пыток, чтобы не выдать сыновей, воевавших у партизан. Правда, она поторопилась: немцы в последний момент передумали и не стали заходить в дом, где скрывалась пожилая женщина. С трудом мама добралась до своих близких родственников, несколько дней мучилась от нестерпимой боли и умерла весной 1943 года.

Дети похоронили мать в лесу, в тщательно замаскированном от наблюдения с воздуха месте, и до сих пор неизвестно, где ее могила. В декабре 1943 года погибли Лидины братья Веня и Володя. Первый был пойман и сожжен немцами, а другой, выполняя задание партизанского командования, подорвался на фашистской мине.

Осенью 1943 года Барановские перебрались в поселок Сосны - партизанскую зону со стойлами, складами боеприпасов и продовольствия, где функционировал даже аэродром.
Там немцев не было до тех пор, пока не приблизился Белорусский фронт. Регулярные фашистские войска отступали. Активизировали свою деятельность партизанские формирования. В связи с этим участились военные операции гитлеровцев по захвату мирного населения, и лесным жителям стало опасно находиться в партизанской зоне. К тому времени Лида жила в землянке одна. Дважды шустрая девчонка, когда ее обнаруживали палачи, спасалась бегством, несколько раз в нее безрезультатно стреляли преследователи. И всё же она попала в руки к врагам. Вспоминать об этом даже по прошествии времени мучительно и тяжело.

- Дело было зимой. Односельчанка привезла на санях молодую дочку 18 лет, умершую от туберкулеза. Вошла в землянку, чтобы позвать меня проститься с Яной, с которой мы были хорошо знакомы. Неожиданно для нас обеих во время разговора послышались шаги и на видимом расстоянии появились немцы. Моя собеседница растерялась и не успела убежать. Я же ускользнула от незваных гостей, так и не увидев покойную. После этого случая я была вынуждена оставить место своего прежнего пребывания и одну-две недели жила в чужих землянках. А потом стала скитаться.

Случайно встретилась с Лидой Русакович и ее двумя малолетними детьми. Вместе кочевали с места на место по торфяным болотам и небольшим перелескам. Питались чем придется. Часто голодали. Днем, как правило, мы отсиживались в снежных сугробах. Немцы постоянно совершали облавы, иногда нас обнаруживали и сразу подключали авиацию - сбрасывали авиационные бомбы или строчили по нам из пулеметов. До поры до времени нам, беглецам, везло. Это продолжалось до тех пор, пока Лида Русакович не попросила меня пойти в поселок Сосны испечь хлеб.

Плен

А взяли в плен Лиду Барановскую власовцы - изменники Родины, красивые статные русские хлопцы с поганой душой. Пригнали ее под конвоем с другими несчастными в совхоз «Жалы». Там всех жестко допрашивали, задавая один и тот же вопрос: «Кто из ваших родных и знакомых в партизанах?»
Не нашлось охотников до предательства. А потом всех пойманных граждан вместе со стадом коров повели на железнодорожную станцию Полесье. На станции коров погрузили в товарные вагоны, а людей отправили в лагерь смерти «Озаричи». Он находился на открытой болотистой площади, обнесенной колючей проволокой, подступы к которой были заминированы.

Немецкий комплекс «Озаричи» состоял из трех лагерей: первый находился недалеко от местечка Дерть, второй - поблизости поселка Азари-чи, и третий - у деревни Подосинник. Девушка попала в концлагерь у поселка Азаричи, где размещался пункт сортировки людей. Здесь фашисты отделяли женщин от мужчин. Детей и стариков, как ненужный хлам, попросту сжигали.
- Помню, палачи не могли оторвать дитя от матери. Ребенок крепко обвил ее шею руками, - рассказывает узница. - Тогда мерзавцы бросили их в погреб с холодной водой. Но и это не помогло врагам разъединить живые тела. Так они и погибли вдвоем.

По обнародованным в настоящее время документам известно, что в «Озаричах» содержалось свыше 50 тысяч советских граждан, погибло не менее 20 тысяч человек.
Вскоре Лиду вместе с другими пленными погнали на железнодорожную станцию Полесье. А затем - в Бобруйск, где поместили в тюрьму. Она воочию видела, как жестоко гитлеровцы ни за что убивали молодых мужчин. На том месте, возле тюрьмы, сегодня стоит памятник погибшим от рук фашистских извергов.

В неволе за кордоном

Кто-то из пленных вслух предположил:
- Нас повезут в Германию! Того, кто произнес такие страшные слова, чуть не убили:
- Это ты хочешь в Германию!.. Наконец разборки закончились, страсти улеглись, и невольники в товарных вагонах тронулись в путь. Точный маршрут следования фашисты держали в секрете. С пленными не церемонились. В туалет захочется - терпи. Испражнялись по команде. Кормили баландой, редко давали гречку в шелухе. В таких условиях узники незаметно пересекли реку Одер. А там уже ехали по территории Германии в немецкий лагерь для военнопленных «Уперталь». Этот специально оборудованный центр массового принудительного заключения был подготовлен в качестве временного прибежища для вновь прибывших «рабов». Здесь представители разных фабрик и предприятий Германии оценивали и отбирали дешевую рабочую силу.

Десять белорусок отвели в сторону. В одну группу с Лидой Барановской попали Ольга Живалкович, Сабина Заруцкая, две двоюродные сестры Мани с одинаковыми фамилиями Сулим, две родные сестры Шура и Маня Кузнецовы. Девушек доставили на вагонную фабрику Дюссельдорфа. Начались тяжелые трудовые будни. Там Лидии Барановской исполнилось 16 лет. Никаких скидок на возраст. Работала, как и все, посменно, по 12 часов в сутки, без выходных.

Кормили капустой, брюквой, шпинатом, редко картофелем. Хлеб выдавали на четыре дня. Пили «кофе» - суррогат без сахара. В обед хлебали баланду с капустой. Радовались, если на дне тарелки оказывались картофелины. Лидия вспоминает, что девушки очень боялись злого мастера Вилли, немца по происхождению, беспричинно оравшего и распускавшего руки, и уважали голландца Йогана, который жалел и помогал несчастным выживать в нечеловеческих условиях.

На фабрике шла тайная война. Лида научилась у старших товарищей обтачивать изготовленные кольца до бракованного состояния, хотя точно не знала, для чего они предназначались. Слышала только от других невольников, что для военных целей.
Юная Барановская очень приглянулась пожилому мастеру, в бригаде которого она работала. Он как-то спросил ее по-немецки: «Эсн?» («Есть хочешь?»)
Она кивнула. В особняке юная девушка мыла места общественного пользования, убиралась в комнатах, за что получала бутерброды и кофе. Жена мастера подарила ей несколько кофточек и платьев. Так немецкие супруги-бюргеры поддерживали Лиду.

Тем временем фронт приближался. Всё чаще английская и американская авиация бомбила немецкие города. Лида не пряталась в бомбоубежище, как многие, хотя немцы предупреждали: «Кормить не будем, если вас ранит в бараке!» Рисковала жизнью, конечно, но крепкий сон во время налета авиации придавал ей силы. Узники всё чаще стали находить листовки на русском и других языках, которые сбрасывали с самолетов английские и американские летчики: «Потерпите немножко! Скоро освободим!»
Фашисты, чувствуя близость поражения, согнали работников с фабрик и других предприятий в низменную часть реки Шпрее (Пруссия, ниже города Бауцена). Гитлеровцы хотели взорвать плотину, чтобы затопить людей. Но сделать это не успели.

Долгожданное освобождение

В апреле 1945 года Лида и другие невольники оказались в освобожденном американцами Кёльне. Здесь был сформирован интернациональный госпиталь для военнопленных и репатриированных, туберкулезных больных. Юная патриотка должна была ухаживать за больными. Но вскоре сама заболела, врачи подозревали туберкулез. К счастью, всё обошлось. В октябре 1945 года госпиталь с больными и персоналом перебросили во Франкфурт-на-Одере и передали советским властям на территории Восточной Германии. Лидия Барановская прошла фильтрацию, которая проводилась органами НКВД СССР. Молодая девушка работала санитаркой в госпитале вплоть до 1946 года. Позже - в военном санатории города Брамбах, освоила профессии кладовщика и телефонистки. В 1947 году вышла замуж за советского офицера и родила дочь Ирину.

На родной земле

Через три года после замужества вернулась с мужем на Родину, жила на Украине, в Донецке, работала швеей, кассиром, комендантом, ставильщицей на текстильной фабрике.
Долгое время бывшая узница скрывала свою биографию - можно было легко угодить по доносу в места не столь отдаленные. И только с выходом известного постановления о малолетних узниках фашистских концлагерей, гетто и других мест принудительного содержания она вздохнула свободно.

В 1982 году Лидия Сергеевна переехала в Западную Сибирь - поселилась в поселке Лангепас Нижневартовского района, где устроилась на работу в жилищно-коммунальную контору нефтегазодобывающего управления «Урьевнефть», которое стало родоначальником «Лангепаснефтегаза». Здесь, на Приобском Севере, награждена медалями «Ветеран труда», «За освоение недр и развитие нефтегазового комплекса Западной Сибири», «50 лет Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», «Непокоренные» и другими юбилейными медалями. В Лангепасе вышла на заслуженный отдых.

Сейчас Лидия Сергеевна Барановская живет в Нижневартовске. 86-летняя женщина активно участвует в деятельности Нижневартовского совета ветеранов войны и труда. Ее очень любят дочь Ирина -переводчик, и взрослые внуки - врач Дмитрий и юрист Андрей, которых она воспитывала с малых лет.
Давно ушли в прошлое страсти второй мировой, но не может без слез смотреть пожилая женщина репортажи с юго-востока Украины. Это вновь напоминает ей о событиях семидесятилетней давности. 

Лидия Барановская во Франкфурте-на-Одере (Германия), 7 мая 1946 года

Если Вы нашли ошибку в тексте, выделите ее и нажмите комбинацию клавиш ctrl+enter
Сообщение об ошибке будет направлено редактору портала.


Также в рубрике

Добавить комментарий

CAPTCHA
Поставьте галочку
Архив издания

Югра

пн вт ср чт пт сб вс
27
28
29
30
1
2
3
 
 
 
 
 
 
 
4
5
6
7
8
9
10
 
 
 
 
 
 
 
11
12
13
14
15
16
17
 
 
 
 
 
 
 
18
19
20
21
22
23
24
 
 
 
 
 
 
 
25
26
27
28
29
30
31
 
 
 
 
 
 
 
Тема дня
Интервью дня

Если Вы нашли ошибку в тексте, выделите ее и нажмите комбинацию клавиш ctrl+enter.

Сообщение об ошибке будет направлено редактору портала.

Авторизация
Подписка на газеты
Типографии ИДНЮ
Опрос

Поддерживаете ли Вы полный запрет на продажу алкоголя в населенных пунктах?

Поддерживаете ли Вы полный запрет на продажу алкоголя в населенных пунктах?
Нет
67% (121 голос)
Да
25% (45 голосов)
Мне все равно
8% (14 голосов)
Всего голосов: 180

Информационно-аналитический интернет портал "ugra-news.ru".

Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл № ФС77-62536 от 27 июля 2015 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).

Учредители:
Правительство Ханты-Мансийского автономного округа - Югры, Акционерное общество "Издательский дом "Новости Югры".

Любое использование материалов допускается только при наличии гиперссылки на ugra-news.ru

Редактор: Ипполитова Екатерина Евгеньевна
Контент-менеджер: Суетина Дарья Михайловна
Дизайн: Белошапка Максим Геннадьевич
Дизайн рекламы: Осадчева Татьяна Владимировна
Техническая поддержка сайта: Трунин Радмир Анатольевич

Яндекс.Метрика
Яндекс цитирования
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.