Олений доктор «чепананка вели»

Как советская власть решала вопросы выживания коренных малочисленных народов Севера накануне образования национальных округов.
Одной из главных задач было сохранение численности оленя, который давал северянам и пищу, и одежду, и кров. Но в отсутствие ветеринарной помощи много оленей погибало от инфекционных болезней. В Томском комитете Севера решили организовать ветеринарную службу в районе реки Вах, направив туда ветеринарного врача для налаживания работы (материалы об этом хранятся в Государственном архиве Томской области).

ЗОЛОТЫМ РУБЛЁМ ИЛИ БЕЛКАМИ?
«Ваш волостной ветфельдшер получает жалование 100 белок в месяц, каковая сумма очень и очень высокая, и таковую не получает ни один ответственный работник города Сургута и уезда, что является тяжелым бременем для населения. По мнению уездного исполкома, необходимо эту цифру снизить до 30 рублей золотом в месяц или на эту сумму производить выплату белками по эквиваленту стоимости»,  - такое письмо под грифом «Секретно» направил 10 декабря 1923 года заместитель председателя Сургутского уездного исполкома Неустроев в  Ларьякский волостной исполком. Ветеринарный фельдшер, один на сотни квадратных километров таежной местности, был в то время весьма значимой фигурой.
  До 1925 года населенные пункты по Ваху входили в состав Тобольского округа, пока их не передали в Томский округ, и уже Томскому комитету Севера пришлось решать проблемы ветеринарного обслуживания. 

По данным комитета, оленеводством занимались все ханты, живущие по Ваху. На каждый оседлый двор, как было отмечено на совещании в Томске, приходилось до десяти ездовых оленей, а у некоторых – до сотни. У кочующих ханты счет оленей иногда шел на тысячи. 

 С ветеринарным врачом Валерием Львовым, назначенным на работу в Ларьяк в августе 1927 года, уже рассчитывались не белками. С ним Томское окружное земельное отделение заключило договор: Львов должен был организовать ветеринарный участок «по оказанию всех видов ветеринарной помощи оленным хозяйствам и имеющимся прочим видам сельскохозяйственных и домашних животных, а равно и для научно-обследовательской работы по изучению состояния туземного животноводства». Также  его обязанностью было «проведение бесед среди туземного населения по вопросам ветеринарно-санитарной профилактики».

НЕ ГОВОРИТЬ, А РАБОТАТЬ
За работу ветврач должен был ежемесячно получать 225 рублей. Ему полагались подъемные в размере трех окладов и суточные за 12 дней, что он добирался из Томска до Ларьяка. По договору для ветучастка должны были выписать «ветинструментарий из Москвы, а также медикаменты и аптечные предметы». Кроме ветврача, должен был работать ветсанитар. Львову предложили нанять его из грамотных местных жителей, знающих район.
В Ларьяке не было подходящего помещения. Томское окружное земельное управление предложило райисполкому «в срочном порядке» приступить к постройке ветучастка. Львов сам нарисовал план: здесь должны были разместиться квартира ветврача, комната санитара, аптека и манеж для приема больных животных.
На первых порах под ветучасток отвели одно из зданий  Сибторга. Отчитываясь о первых трех месяцах работы, Львов сообщал в Александровский райисполком: в районе обслуживания ветучастка имеются, главным образом, оленеводческие хозяйства, но сколько там точно оленей, пока неизвестно. Об этом можно было узнать, лишь побывав во всех. Проще было сосчитать число лошадей – 300 и дойных коров – 150, также имелось немало охотничьих и ездовых собак.
 Через год Львов сообщил в окружное земельное управление о распространении копытной болезни в районе реки  Сабун. По его словам, ханты не прочь «приплавить» оленей в Ларьяк для стационарного лечения. Но из-за того, что ветпункт пока не построен, приходится им отказывать. Но даже если бы и был стационар, работу тормозила  нехватка персонала, поэтому Львов просил прислать или ветфельдшера, или, хотя бы на летнее время, практикантов.
Также он просил прислать деньги – местные жители брались за постройку манежа для животных до наступления холодов. Если деньги не поступят, сообщал он, «авторитет ветеринарии будет сильно подорван, так как производить лечение на 20-30-градусном морозе под открытым небом невозможно, а занимать остяков только лишь речами – это говорить, но не работать».

МАНЕЖ  ДЛЯ  ЖИВОТНЫХ
Волновал его и вопрос страхования оленей. Государство закупало животных на Ямале, их распределяли среди малоимущих, которые должны были со временем за них расплатиться, но болезни уничтожали целые стада. И получалось: олень пал, а долг за него надо платить. «Если провести страхование, то остяк с долгом легко расквитается и не попадет в кабалу», – говорил Львов. Он требовал скорейшего направления в Ларьяк инструкций о страховании и назначения «соответствующего лица». Но на заседании райисполкома решили, что страхованием должен заняться сам ветперсонал, так как он ближе всего к коренному населению.
Весной 1928 года состоялись выборы Ларьякского туземного райисполкома, и уже в ноябре  президиум решил заслушать вопрос о деятельности Ларьякского ветеринарного пункта. Отчитываясь, ветврач Львов указал: оказана помощь 101 животному (70 оленям, 28 лошадям и 3 коровам). Во время выездов принято 170 животных.
 Львов был большим сторонником коллективизации оленьих хозяйств.
– Необходимо доказать остякам выгоду держать оленей в стадах, так как это будет дешевле стоить – содержать пастуха. А когда олени будут в стадах, их легко и быстро можно обслуживать, и сразу же пастух может сообщить о болезни оленей, – агитировал он на заседании президиума Ларьякского тузрайисполкома.
 Ему возразил недавно  избранный из коренных северян председатель тузРИКа Сидор Сигильетов:
– Мы люди неграмотные, темные. Оленей здешних не держали в стадах, и собакой самоедской их тоже не удержишь – олени боятся собак. Большие стада оленей остяки не держали и не будут держать.
 Не был понят Львов и тогда, когда отказался осмотреть больного оленя, потребовав привезти его в манеж. Член президиума Курских, обидевшись на ветврача, заявил: «Может быть, по правилам медицины больных животных и нужно привозить в манеж, но местные условия у нас другие, нужно остяков уважать.
Один из присутствовавших на заседании тузРИКа попытался защитить Львова, пояснив, что переводчик что-то напутал, когда говорил о манеже. Но Львов не отказался от своих слов: «По медицинскому уставу всякий прием должен быть в больнице».

В  ТАЙГЕ БЕЗ ПРИСМОТРА 
За полтора года работы в должности  заведующего Ларьякским ветеринарным участкам Валерий Львов успел неплохо ознакомиться с территорией «туземного Ваховского района». В служебной записке он писал: «Громадная территория, занимаемая районом, не имеет, кроме рек летом и оленьих дорог зимой, никаких путей сообщения. Чтобы добраться до рек Таз и Пур, требуется 4-недельный пробег зимой на оленях, а летом сюда совершенно невозможно попасть. Имеющееся там не менее чем 5-тысячное количество оленей остается без всякого наблюдения». Главным тормозом развития ветеринарии в Ваховском районе он считал «способы содержания и само ведение оленного хозяйства». 
Летом, когда олени не нужны, ханты отпускали их в тайгу без всякого присмотра и по первому снегу шли разыскивать их, иногда уходили на 3-5 недель, отмечал Львов. И хорошо, если находили 50 процентов выпущенных весной животных. «Если сам хозяин не видит все лето оленей, то ветперсоналу невозможно их обслужить».
Он указывал на то, что врача и санитара-переводчика  недостаточно для обслуживания такого громадного района. К тому же самого Львова отвлекали на другие дела: ему поручили  заведовать культсекцией при Ваховском тузрайисполкоме, ввели в школьный совет. Охоткооперация  включила его в комиссию по приемке  оленей. Было свое стадо и у Сибгоскрайторга, которое Львов тоже должен был обследовать и лечить, а также проводить страхование оленей, разъяснять местному населению, для чего это надо делать.

ВЕТПУНКТ НЕОБХОДИМ. И НЕ ОДИН
 Практическая работа на севере его убедила: «Ветпункт необходим, туземец начинает знакомиться с ветеринарией. Раньше от всех напастей он шел к шаману, просил заклинаний и приносил лучших животных в жертву «богам». Теперь он ищет защиты у «чепананки вели», то есть оленьего доктора. А это уже большая работа. Чтобы он не шел обратно к знахарю, дело ветеринарии необходимо поставить на должную высоту». 
Львов предлагал организовать три ветучастка: врачебный в Ларьяке как центре района, укомплектованный диагностическим кабинетом, и два фельдшерских участка: один в среднем течении Колек-Ёгана и второй – в верховьях Ваха, и проводить здесь ветмероприятия. 

Предложение ветврача местная власть услышала: на заседании тузрайисполкома было принято решение построить стационарный пункт в Ларьяке и два фельдшерских пункта по проекту врача.

Через полгода Львов по дороге в Томск оказался в селе Александровском. На заседании президиума райисполкома ему пришлось докладывать о состоянии ветучастка в Ларьяке. Ему задали 18 вопросов и обвинили в «пессимизме», что «убегает от работы». Львов объяснил: «Я еду потому, что наступил призыв моего года. Также мне нужно будет шире, не бумажно, осветить условия и работу ветучастка в Томском комитете Севера». 
Выехать Львову в Томск районная власть разрешила, так как для него действительно наступило время призыва в армию, а вот вернулся ли он в Ваховский район, неизвестно. Но сам факт налаживания им ветеринарной службы в отдаленном районе бесспорен. Когда Ларьякский район вошел в состав Остяко-Вогульского национального округа, основа ветеринарного обслуживания была уже заложена благодаря молодому врачу Валерию Львову, к которому прониклось доверием местное население, называя его «чепананка вели» – олений доктор.

Если Вы нашли ошибку в тексте, выделите ее и нажмите комбинацию клавиш ctrl+enter
Сообщение об ошибке будет направлено редактору портала.


Также в рубрике

Добавить комментарий

CAPTCHA
Поставьте галочку
Тема дня
Интервью дня

Если Вы нашли ошибку в тексте, выделите ее и нажмите комбинацию клавиш ctrl+enter.

Сообщение об ошибке будет направлено редактору портала.

Авторизация
Подписка на газеты
Типографии ИДНЮ
Опрос

Поддерживаете ли Вы полный запрет на продажу алкоголя в населенных пунктах?

Поддерживаете ли Вы полный запрет на продажу алкоголя в населенных пунктах?
Нет
67% (121 голос)
Да
25% (45 голосов)
Мне все равно
8% (14 голосов)
Всего голосов: 180

Информационно-аналитический интернет портал "ugra-news.ru".

Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл № ФС77-62536 от 27 июля 2015 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).

Учредители:
Правительство Ханты-Мансийского автономного округа - Югры, Акционерное общество "Издательский дом "Новости Югры".

Любое использование материалов допускается только при наличии гиперссылки на ugra-news.ru

Редактор: Ипполитова Екатерина Евгеньевна
Контент-менеджер: Суетина Дарья Михайловна
Дизайн: Белошапка Максим Геннадьевич
Дизайн рекламы: Осадчева Татьяна Владимировна
Техническая поддержка сайта: Трунин Радмир Анатольевич

Яндекс.Метрика
Яндекс цитирования
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.