Прежде всего я считаю себя человеком.

Саиый большой мой грех - это то, что я без придыхания отношусь к понятиям жизни и смерти.

«Жди меня и я вернусь…» – и какой же русский человек не знает этого пронзительного стихотворения о войне! Автор строк – Константин Симонов, военный корреспондент, объехавший в годы войны все места боевых действий…

На самом деле его имя было Кирилл. поэт поменял имя по той причине, что не выговаривал «р» и твердое «л», и произнести собственное имя ему было затруднительно. Псевдоним стал литературным фактом.

Симонов писал: «Я не был солдатом, был всего только корреспондентом, однако у меня есть кусочек земли, который мне век не забыть, — поле под Могилевом, где я впервые в июле 1941 года видел, как наши в течение одного дня подбили и сожгли 39 немецких танков…».

Впоследствии он завещал развеять свой прах именно здесь, над Буйничским полем под Могилевом. Сейчас на огромном валуне, установленном на краю поля, выбита надпись «Константин Симонов» и даты его жизни: 1915—1979. А с другой стороны установлена мемориальная доска с надписью:
«…Всю жизнь он помнил это поле боя 1941 года и завещал развеять здесь свой прах».

Алексей Кириллович Симонов – сын Симонова от второго брака с Евгенией Самойловной Ласкиной. Она была филологом, литературным редактором, заведующей отделом поэзии журнала «Москва». В 1939 году у них родился сын Алексей.

Советский и российский писатель, кинорежиссер, правозащитник со времен перестройки - 1991 года, Алексей Кириллович стал  президентом Фонда защиты гласности. Долгие годы он был членом Совета при Президенте Российской Федерации по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека, до 2012 года.

Все это мы знаем из различных информационных источников: интернета, газет, телевидения. Но на днях нам,  журналистам Нижневартовска, посчастливилось пообщаться с Алексеем Кирилловичем Симоновым.

На двухнедельном семинаре по расследовательской журналистике, организованном  Нижневартовским союзом журналистов,  выступали многие интересные и известные люди нашей страны: Григорий Пасько, Игорь Корольков и другие корифеи советской и российской журналистики. Они - представители оппозиции и имеют право на свое мнение.

Заключительные занятия провел Алексей Симонов. Он честно и без утайки  рассказал о себе, своих взглядах на жизнь и современную литературу.

О личном

 - Алексей Кириллович, мы услышали, что у вас было четыре жены. При выборе очередной подруги жизни вы предпочитали красивых женщин или умных?

 - Красивых. Моя последняя жена – актриса театра и кино Галина Щепетнова. Она рыжая и очень красивая. Вы ее, кстати, могли видеть в картине «Мой нежно любимый детектив», где она играла напарницу Шерли Холмс (актриса Екатерина Васильева)  - Джейн Ватсон. Вместе с ней мы живем в законном браке уже тридцать лет. И даже пошли под венец.

 - Считаете ли вы себя верным мужем?

 - Я себя не считаю верным мужем. Потому что, как видите, публично рассказываю о своих отношениях, а это уже определенная степень неверности.

- Деньги, по-вашему, это грех?

 - Деньги - не грех. Или это очень сладкий грех. Грех неправильно их тратить. А если рассматривать, что сегодня они есть, а завтра уже не будет, то ничего греховного в них нет.

 У меня, к счастью, только один раз были деньги, которые я не знал куда потратить, но быстро нашел. Когда приехал из экспедиции, мне было 19 лет. Оттуда я привез зарплату - по тем временам, в конце 50-х годов, - огромную сумму - 30 тысяч рублей. А мама в мое отсутствие переехала в кооперативную квартиру, которую мы строили. И выяснилось, что как раз этих денег хватит, чтобы заплатить все ее долги. И я это сделал. Я себя чувствовал таким королем! А больше у меня таких денег никогда не было.

Мы  с матерью очень любили друг друга. Моя мать, Евгения Самойловна Ласкина, была моим большим другом.

- Многие дети известных родителей испытывают гнет их славы. Как отразилась на вас популярность отца?

 - Я вовремя «протрезвел». После третьего класса меня перевели в английскую спецшколу, которая тогда только открылась в Москве. У меня были неплохие начальные знания языка и пятерки по всем предметам. И я туда годился.

Через полгода возник конфликт с классом, ребята собрались устроить мне «темную». Два раза я благополучно сбегал, выпрыгивая из окошка второго этажа, но ведь всю жизнь не набегаешься. Я понял, что слишком выпендриваюсь в новой школе, взяв моду этакого «сына Симонова». И когда я это осознал, вышел к ребятам и честно сказал им об этом. «Хотите – бейте меня», - говорю. Им неинтересно было наказывать человека, который признал ошибку и сдается.

Меня это научило на всю оставшуюся жизнь. Дальше было легко: ни папа за меня не отвечал, ни я за папу. Много лет мы были близкими однофамильцами, потом стали друзьями.

Но это было намного позже.

- Некоторые фамилии меняют,  псевдонимы придумывают…

 - Перефразируя отцовские стихи, скажу: «Я твоих псевдонимов в дорогу не брал, все равно и без них, если вспомним, приедем».

- Вы рассказали, что сын Евгений живет в Китае. Почему именно в этой стране и чем занимается?

 - Так сложилась его биография, что он по большому счету знает все три крупнейшие системы экологии: российскую, американскую и теперь китайскую. Восемь лет назад он уехал в Китай, даже не зная языка. Женился на девушке из Амурской области, у него растут двое детей – старший сын  и дочка. Сейчас он готов к «уезду» из Китая. Все, что мог, узнал. Он борется за чистоту речных систем истоков Амура, пограничных с Россией. Но ему приходится защищать их и от наших, и от китайцев. Потому что, к сожалению, людям всегда интереснее деньги, чем спасение природы. Под псевдонимом «Ласкин» - это фамилия его бабушки, пишет в «Новой газете» статьи по экологии Амурского бассейна и окрестностей. Неплохие статьи, кстати.

- Какое самое страшное преступление в жизни вы совершали?

 - Это с какого конца посмотреть, - задумался Алексей Кириллович и после паузы продолжил: - Я уговорил жену сделать аборт. А сын наш, которому было 18 лет, погиб. И второго у нас нет. Старший у меня от первой жены, и ему уже 47.

С точки зрения гражданского существования, я ничего такого не сделал. По времени и по ситуации тогда было удобнее, чтобы мы оставались втроем, у нас уже был сын.

С другой стороны – боюсь, что такого уровня греха больше в своей биографии я уже не найду. Жена до сих пор не может простить себе гибели сына и не может простить мне, что я тогда уговорил ее сделать аборт. Это серьезная женская трагедия.  Этому горю она посвятила много лет, до сих пор раз в неделю бывает на кладбище, сердце материнское не успокоишь.

Есть еще один очень тяжелый грех. Я недавно был на Ваганьковском кладбище и не мог найти могилу своей младшей сестры. Хотя я ее хоронил и даже после этого был один раз там, но не мог найти. Это грех, неправильно, нехорошо. Дело в том, что я вообще не люблю кладбищ, потому что помню людей за пределами кладбища. У меня в одной маленькой ячейке лежит прах деда, бабушки и двух их дочек, в том числе и мамы. Никаких могил нет, прихожу и чувствую себя сопричастным к своим родственникам, независимо от того, есть там могила или нет.

Вероятно, самый большой мой грех – это то, что я без придыхания отношусь к понятиям жизни и смерти.

О Китае, санкциях и цензуре

- Вы длительное  время работали в Индонезии. Хорошо знаете   регион Юго-Восточной Азии. В последнее время вектор российского внешнеполитического курса качнулся именно в эту сторону. Как вы оцениваете перспективы сотрудничества нашей страны с этим регионом  и в особенности с Китаем?

- В Китае живут мой сын и мои внуки, поэтому мне не безразлично как будут складываться отношения с этой страной. Я бы относился к перспективе их развития с большой осторожностью. Китайцы как народ психологически намного старше нас и мудрее. У них огромное население и недостаток ресурсов. Они никогда не отличались щепетильностью по отношению к своим соседям. Лично у меня есть опасение, что они могут избрать нашу страну в качестве жертвы. Скажем, в ближайшие лет сто…

- Сколько, по-вашему, могут продлиться западные санкции и что нужно сделать, чтобы минимизировать их последствия?

- Сложная экономическая ситуация в нашей стране возникла  не из-за западных санкций. Я думаю, запад готов нам многое простить и вскоре сделает это. Однако отмена санкций произойдет не раньше смены власти в нашей стране.

- Согласны ли вы с утверждением «цензура  была, есть и будет»?

- Цензура существует - как внешняя, так и внутренняя, я имею в виду самоцензуру. Каждый журналист знает, что он может написать, исходя из политики своего издания, а что не может. Но когда есть внутренняя цензура, может быть, внешней даже не надо? Мы уже пережили период гласности, даже сверхгласности, который можно смело назвать бешенством правды-матки. Тогда все кричали, преследуя единственную цель—выкрикнуть, при этом друг друга никто не слышал. Между тем гласность прекрасно продается. Гласность - это, на самом деле, когда мальчик ричит: «А король-то голый!». Так вот, всегда найдутся мальчики, которые будут кричать это за деньги. Задача журналистики показывать власти, как она выглядит в зеркале. В середине восьмидесятых годов гласности было слишком много, но она была непрофессиональной и даже преступной. Сегодня существуют признаки гласности, да только слышимости нет. Время изменилось.  Сегодня гласность просачивается и заслуживает того, чтобы около нее кто-то пекся.

О вере

- Как известно, ваш отец был военным корреспондентом. Недавно в  Москве заложили храм памяти военных корреспондентов. Говорят,  в годы Великой Отечественной войны их погибло более полутора тысяч. Каково было отношение вашего отца Константина Симонова  к вере и церкви?

- Отец принадлежал к  поколению, которое естественным образом  миновало вопросы веры.   Он родился в семье потомственных дворян. Его мать – княгиня Оболенская. Отец в годы первой мировой войны исчез, и воспитывал его отчим - профессиональный военный из семьи паровозных машинистов. Естественно, все они выросли в среде абсолютной приемлемости религии. Но  провал  нравственности с 1917 года был так силен, что все постепенно отпали от православной веры. И у отца в его автобиографии «Глазами человека моего поколения» написано, что  «мы,  и отец и мать вместе со мной,  отходили от веры достаточно быстро. Для меня к 15 годам вопроса веры уже не существовало». Потом была Великая Отечественная война, которая, как ни странно, его не подвигла к вере. В каких- то случаях ему везло,  в каких- то нет. Это можно отнести за счет судьбы.

Дальше – фантастический взлет его биографии. И фантастическое приближение к властьпредержащим  он пережил на атеистической почве, достаточно хорошо понимая природу этого возвышения. Константин Симонов никогда не нападал на  православную веру. Но он никогда не занимался и тем, чтобы как-то  унизить православие.

- Библия говорит: «Чти отца своего»… Что вам особенно дорого в образе отца и мамы?

- Мои родители были разными людьми, хотя учились в одном Литературном институте. Большее влияние на меня оказала, конечно,  мама. Она была невероятно храброй женщиной. Она никогда не нарывалась на конфликты, но никогда не боялась людей и власти. Мама знала, что живет в чудовищно несправедливой, плохо организованной,  бандитской стране. Но этого не боялась. Поэтому,  рискуя собственной свободой, поехала в 1953 году, когда Сталин был еще жив, навестить свою тетку, которая  пять лет сидела в воркутинском лагере «Кирпичный завод». О лагере этом Солженицин рассказывает в своем «Архипелаге ГУЛАГ». Перед поездкой она сказала отцу: «я могу не вернуться оттуда и прошу тебя не забирать сына у моих родителей. Пусть он живет с дедушкой и бабушкой,  им он нужен, а вам нет, вы его испортите».

 У моей мамы была потрясающая любовь к стихам. Она стала блестящим редактором отдела поэзии журнала «Москва», где проработала с 1956 до 1970 года. Именно она, Евгения  Самойловна Ласкина, первая напечатала многих ставших впоследствии знаменитыми поэтов - Самойлова, Слуцкого. От мамы мне передалась и любовь к поэзии и понимание ее.

Что касается отца… Он был человек фантастической, редкостной работоспособности. Пока он не выполнял то, что сам себе напланировал – он не ложился спать. Он не оставил  без ответа  ни одного письма. За исключением писем от людей не-
адекватных и просящих большие суммы денег.  Возможно,  кто-то не знает - издано два тома его писем, это примерно одна пятая часть того, что он написал. Я, к сожалению,  не унаследовал его фантастической работоспособности. Но у меня и задач таких не было

- Алексей Кириллович, являл ли вам Бог свои чудеса?

- Нет. За исключением того, что он прислал мне рыжую жену. Я уже 30 лет на ней женат. Она истово верит в Бога и втягивает меня. Заставила, если так можно выразиться,   принять православие, креститься и пойти с ней под венец. Я все это искренне сделал, так как  искренне  ее люблю. Но ее я люблю больше, чем ее Бога.

- Считаете  ли вы, что жизнь – это дуновение щедрости Божией?

- Нет. Я вообще с трудом воспринимаю все эти  философские определения. Мне кажется, что человеческая жизнь - это отпущенный каждому  период, в который каждый из нас должен что-то сделать.  Я не могу сказать, что стремился добиться успеха любым путем и запомниться. Но все, что делал,  я старался делать хорошо. Считаю, что это и есть  правильная человеческая жизнь. А как уж она будет воспринята последующими поколениями…Ну это, как говорится, не твое собачье дело.

Если Вы нашли ошибку в тексте, выделите ее и нажмите комбинацию клавиш ctrl+enter
Сообщение об ошибке будет направлено редактору портала.


Также в рубрике

Добавить комментарий

CAPTCHA
Поставьте галочку
Архив издания

Местное время

пн вт ср чт пт сб вс
27
28
29
30
1
2
3
 
 
 
 
 
 
 
4
5
6
7
8
9
10
 
 
 
 
 
 
 
11
12
13
14
15
16
17
 
 
 
 
 
 
 
18
19
20
21
22
23
24
 
 
 
 
 
 
 
25
26
27
28
29
30
31
 
 
 
 
 
 
 
Тема дня
Интервью дня

Если Вы нашли ошибку в тексте, выделите ее и нажмите комбинацию клавиш ctrl+enter.

Сообщение об ошибке будет направлено редактору портала.

Авторизация
Подписка на газеты
Типографии ИДНЮ
Опрос

Поддерживаете ли Вы полный запрет на продажу алкоголя в населенных пунктах?

Поддерживаете ли Вы полный запрет на продажу алкоголя в населенных пунктах?
Нет
67% (121 голос)
Да
25% (45 голосов)
Мне все равно
8% (14 голосов)
Всего голосов: 180

Информационно-аналитический интернет портал "ugra-news.ru".

Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл № ФС77-62536 от 27 июля 2015 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).

Учредители:
Правительство Ханты-Мансийского автономного округа - Югры, Акционерное общество "Издательский дом "Новости Югры".

Любое использование материалов допускается только при наличии гиперссылки на ugra-news.ru

Редактор: Ипполитова Екатерина Евгеньевна
Контент-менеджер: Суетина Дарья Михайловна
Дизайн: Белошапка Максим Геннадьевич
Дизайн рекламы: Осадчева Татьяна Владимировна
Техническая поддержка сайта: Трунин Радмир Анатольевич

Яндекс.Метрика
Яндекс цитирования
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.