×
Общество
0

Срочно в номер!

«Как День печати можно было перенести на зиму?» – обычно с этой фразы старая гвардия «Новостей Югры» поздравляет друг друга с профессиональным праздником.

Для нас он так и остался 5 мая, в день рождения газеты «Правда», потому что День печати – это, конечно же, шашлыки! Их мастерски мариновал Виталий Копнов, зав­отделом промышленности. «Сбор труппы» на лесной опушке обычно задерживала Евгения Ивановна, замредактора, скрупулезно дочитывавшая последние газетные полосы, прежде чем их подпишет редактор Новомир Патрикеев. Мы ее торопили, но на наши манипуляции она не поддавалась. Не тот характер.

Выбор сделал Засурский

Она приехала в Ханты-­Мансийск в 1978 году по распределению. Просто декан журфака МГУ, легендарный Ясен Засурский, ткнул ручкой в карту СССР, что висела за его спиной, и попал в Западную Сибирь. Мог бы и на Сахалин указать своей студентке: один спонтанный жест – и не было бы у «Ленинской правды», а потом «Новостей Югры» такого замечательного замредактора – Евгении Никитиной.

Про нее я узнала с порога редакции от заведующего отделом информации Валеры Зарубина (собственно, и отдела­-то не было, Валера управлялся со всем этим новостным хозяйством в одиночку). Чтобы приободрить «новенькую», только что приехавшую по распределению, тот тут же ввел в курс дела:

– Ничего, привыкнешь. Вот Женечка, увидев Ханты­-Мансийск, сначала плакала в этом кресле, где ты сидишь, а потом втянулась… Теперь заместитель редактора, завотделом партийной жизни, – уважительно закончил вводную лекцию Валера, обладатель завидного баритона.

Для такой должности по тем временам она была неприлично молода. Тонкая талия, длинные пшеничные волосы, синие глаза. Какая­-то вся нездешняя, без привычного сибирского «говорка». «И что тут делает девушка с Сен­Жермена?» – подумала я.

Она и правда на закате брежневской эпохи была в Париже по проф­союзной путевке. Потом смешно рассказывала, как приходилось ходить по трое, но все же от «смотрящего» они сбежали на фривольный французский фильм в местном кинотеатре. «Профессиональное любопытство!» – со смехом оправдывалась она. Это же любопытство подтолкнуло ее к покорению горы Семашко – одной из вершин Главного Кавказского хребта. Просто лежать на пляже в отпуске ей было неинтересно.

На сломе эпох

Евгения Ивановна возглавляла отдел партийной жизни – самый суровый в редакционной иерархии. Можно было бы засохнуть от этих партконференций, пятилеток в четыре года, передового опыта, соцсоревнований, но ей повезло. Грянула перестройка, и журналистская братия хлебнула вольницы.

До ребрендинга, в результате которого «Ленинская правда» превратилась в «Новости Югры», было еще далеко. Но с ленинского курса она в те годы стремительно стала сворачивать. Перестройка добралась до сибирской глуши: в окружкоме партии вошли в моду деловые игры. Партаппаратчики учились работать в условиях демократии и гласности. Эти битвы титанов освещала Евгения Ивановна. Наступило время, когда страна, словно под гипнозом Кашпировского, прильнула к телевизорам: шли прямые трансляции из Верховного Совета СССР. Выступления Сахарова, Собчака, Афанасьева, Ельцина, Старовойтовой, Травкина имели такие рейтинги, с которыми никакие сериалы не сравнятся. Евгения Никитина стала ездить в Москву на съезды Верховного Совета в качестве специального корреспондента газеты. Там в коридорах можно было взять эксклюзив у любого политика. Те еще не обзавелись личными пресс­-секретарями и охотно отвечали на любые вопросы региональных журналистов.

К тому времени компьютеры до нас еще не добрались, и Евгения Никитина начитывала свои репортажи и интервью по телефону. Они тут же шли с пометкой редактора «Срочно в номер!». «Это было самое интересное время для журналистов. Политика вершилась на наших глазах», – рассказывала Никитина. В те годы газета увеличила тираж: появились острые статьи, на редакцию подавали в суд. Никитина как замредактора ходила на судебные разбирательства: были выигрыши и проигрыши. Но никогда от нас, журналистов, руководство газеты не требовало снизить градус критики. «Щука нужна, чтоб карась не дремал», – любил приговаривать редактор Новомир Борисович.

В конце восьмидесятых – начале девяностых в газете появились честные публикации о трагических страницах истории страны и округа. Журналисты не раз вставали на защиту простого человека, попавшего под каток чиновничьего произвола. Очень часто автором этих статей была Евгения Никитина.

Думский обозреватель

Но главной темой ее журналистских публикаций стала деятельность Думы Югры. Более профессионального журналиста, пишущего на темы законодательства, в округе не было. Я и сейчас не понимаю, как можно делать читабельными материалы о законах: где в этом душа, интрига, конфликт, в конце концов? Но у Никитиной получалось. Она – главный хроникер всех этапов окружного парламентаризма, в деталях и подробностях знает, как округ добивался статуса самостоятельного субъекта Федерации. В 2006 году вышла ее книга «Дума: взгляд сквозь годы». Современная история Югры в ней прочитывается через законы, которые принимали депутаты окружного парламента.

Никитина по натуре миротворец. Со всеми проблемами – рабочими, домашними – к ней в кабинет гуськом шли коллеги. Она пробивала служебные квартиры, места в детских садах, путевки в санатории. Мирила конфликтующих, подбадривала нерешительных. И читала, читала, читала километры газетных полос. Наши «шедевры» нуждались в ее правке. Делала она это деликатно, потому что по себе знала, как ранимы люди нашего ремесла.

Сейчас Евгения Ивановна, проработавшая в нашей газете 30 лет, живет в Рязани. Выращивает цветы и клубнику на дачном участке. Делает это с присущим ей перфекционизмом, по-­другому она просто не умеет. Евгения Ивановна, Женя, – одна из немногих моих коллег, кто продолжает покупать газеты в киоске, хотя могла бы читать их электронные версии в собственном компьютере.

– Понимаешь, ничего с собой поделать не могу: хочется листать газетные страницы, пахнущие типографской краской.

Я ее понимаю.

Теги статьи: #Газета

Автор текста: Ольга Маслова

Комментарии (0)
Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии