Переломный момент. Горькая правда о подвигах русских женщин во время Отечественной войны

Автор текста: 
14.03.2017

Какие они – женщины? Любящие, нежные, заботливые… Сильные, решительные и бесстрашные. Они разные. В этом выпуске нашего «Читального зала» мы решили напечатать рассказ жительницы Ханты-Мансийска, учительницы русского языка и литературы, начинающего литератора Зинаиды Злыгостевой – она написала о своей бабушке. Это горькая правда о подвигах русских женщин во время Великой Отечественной войны. У них был свой фронт и свой враг – голод, от которого надо было спасать детей любой ценой. 

Ярко-желтые косые огни прыгали во тьме студеной ранней ноябрьской ночи. Если бы не вой, монотонный, леденящий кровь, и яростные рыки, можно было бы забыться и представить себе звездопад. И так хотелось забыться и думать, что это сон. Но не до этого было двум молодым женщинам, сестрам Марфе и Евдокии. Они вступили в смертельную схватку с голодной стаей волков, которых развелось немерено в военные годы. 

Две темные фигурки в фуфайках, до бровей укутанные в шали, с факелами в высоко поднятых руках отчаянно ныряли в морозных сугробах, пробираясь за околицу деревни к трупу кобылы Дивчинки, чуть ли не единственной оставшейся на колхозной ферме.
Репродуктор на сельской площади несколько раз предупредил жителей, что причиной падежа скота могла быть чума или сибирская язва. 
Но что оставалось делать им, одинокой вдове Пугачевой Марфе, тянувшей троих детей, получившей похоронку на мужа еще в начале войны, и Оськиной Евдокии с двумя сыновьями Колькой и Шуриком, которые опухли от голода и последнюю неделю почти не вставали с постели?! Муж Евдокии Семен умер еще до войны, застудив почки.

Кормилец Колька
Сорвиголова, сообразительный семилетка Колька в летнее время сам стал кормильцем семьи. Мать с утра до ночи работала на ферме или на колхозном поле. Тайком принести с фермы молока или зерна с поля и накормить детей было невозможно. 
А травы в Алтайской степи стояли чуть ли не в человеческий рост. Они пахли цветами, горечью полыни, шелестели ковылем и были джунглями и собственным домом для маленького Кольки. Степь кишмя кишела разными зверьками, в травах прятались волки, 
зайцы, лисы. Колька питался сам и приносил домой землянику, паслен, съедобные сладкие корни солодки. И еще он научился ловить сусликов. Вооружившись бидоном воды и палкой, затаившись в траве, он выглядывал на косогор и слушал свист сусликов. Когда видел столбиком застывшую фигурку суслика, стрелой несся к норке, куда прятался зверек. Расставлял у входа в норку собственноручно изготовленные силки и начинал охоту. Лил воду в норку до тех пор, пока суслик, спасаясь, не выскакивал из норки и попадал в сети. Тут главное было не струсить и, зажмурив глаза, чтобы не сжалобиться, изо всех сил лупить зверька палкой. А сусликов было море – жирных, тяжелых, питавшихся посевами на полях. Травить их было некому и некогда – война. Колька росточком был маленький и худой и больше двух сусликов не мог унести. 
Мать – немногословная и скупая на ласки, гладила его по вихрастой голове и называла кормильцем. Сколько было гордости и радости от похвалы, и семья дня три хлебала жирный, наваристый бульон. Маленький пятилетний Шурик поглядывал волчонком и ходил хвостиком за старшим братом – пытался помогать, но больше мешал. Колька всегда старался улизнуть без него, а белобрысый Шурик оставался сидеть на завалинке, размазывая по чумазому лицу сопли и слезы.
Этой осенью случилась беда. Озорной Колька решил перепрыгнуть с порожка комнаты прямо на уличное крыльцо. Пол в комнате был земляной и вместо мытья мазался глиной, перемешанной с кизяком. Кизяком же – высушенным коровьим пометом – топилась и сложенная во дворе печь, на которой в теплое время готовилась еда. Малец не рассчитал сил, поскользнулся на невысохшем полу и, упав, вывихнул ногу. Был отчаянно бит матерью. Она и любила его и спуску не давала за озорство. После смерти отца характер ее сильно изменился – она стала угрюмой и неразговорчивой.

Последняя надежда
Из-за болезни Кольки семья еле выживала. Лето 1943 года выдалось на Алтае особенно засушливым, урожай был почти без остатка выжжен палящим солнцем. А тут еще и зима нагрянула, такая ранняя и суровая, с обильными метелями и трескучими морозами, как бы стремящаяся вместе с врагом добить непокоренный, голодный народ, добить холодом, взять измором. Дети опухали от голода, умирали медленной смертью. Лежали на высокой лежанке русской печи, которую мать протапливала спозаранку, торопясь на ферму, и испуганно слушали заунывный вой в печной трубе. Колька не мог ходить и из-за этого совсем захирел и даже не пугал Шурика рассказами о злых фрицах. Печь быстро остывала и страшно гудела как коварный зверь от напористого ветра. Дети остывали вместе с ней…
Что же было делать?!. В отчаянии Евдоха ворвалась к жившей по соседству сестре. Схватив ее мертвой хваткой за ворот, чуть не оторвав его, она вдруг заговорила скороговоркой. Глаза ее горели: «Пидэмо, Марфа, спасаты дитэй трэба. Дивчинка – кобыла наша – мобудь и ни заразна була. В овраг утяглы за воколицей». Жители села Новоголубинки Алтайского края были сплошь переселенцами с Украины, называли себя хохлами и говорили на суржике – колоритной смеси украинского и русского языка. Смысл ее сбивчивой речи сводился к тому, что дети или помрут от голода, или все они – от язвы, но вдруг есть надежда продержаться до весны? 
И вот, помолившись на образа, ведомые могучим материнским инстинктом, с горящими факелами, санями и топорами они вышли за околицу. Ветер по-неприятельски рвал полы тулупов, швырял в лицо горсти колючего снега, пытался затушить факелы.
Страшна пурга в открытой Кулундинской степи, так и норовит коварно увлечь в сторону, сбить с намеченного пути, создавая из снежной пыли – инея мифические образы. Бывали случаи в Алтайском крае – в пургу человек плутал и замерзал на собственном огороде. Ни зги не видно... Снег колюче ударял по щекам, слепил глаза и корочкой замерзал на лице. Евдокия выдвинулась вперед, сестра следовала за ней. Вдруг порыв ветра донес монотонный утробный вой, навевающий смертную тоску. Спина от ужаса мгновенно покрылась испариной. Странные тени и всполохи мелких звезд вдруг проявились сквозь ажурную снежную пелену. 
– Прийшлы – ВООЛКИИ! – с ужасом выдохнула Марфа. 
– Вэртаться нельзя! – осадила сестру сильная духом Евдокия.

Битва 
Снежное затишье, как на театральных подмостках, выхватило из кромешной тьмы тушу павшей кобылы и волков, уже терзавших ее. Черные тени плясали и прыгали вокруг добычи, очерчивая темноту огнями горящих глаз. Более робкие отхватывали кусок и отскакивали в сторону, иные, боясь вожака, по-
одаль сопровождали пиршество заунывным пением, ожидая момент насытиться остатками кутежа. Вожак и его приспешники возлегали у туши и рвали ее на части. Пир во время возможной чумы. И люди, и звери желали одного – выжить от голодной смерти.
Первой вышла из нервного оцепенения Евдокия. Она бросилась вперед и метнула горящий факел в кровавое месиво волков и туши, пытаясь отбить спасительный куш для своих детей. И, видимо, угодила в зверя. Переломный момент наступил! Запах паленой шерсти и трусливый скулеж заставили стаю отступить. Черные женские фигурки с факелами и топорами в руках истошно кричали, ругались, плакали и выли, как волчицы, не уступая волкам. Волки сожрали уже полтуши дохлой кобылы и поэтому спасовали. Вожак принял решение, и, припадая к земле, трусцой и цепочкой стая скрылась за завесой снежного мрака. 

Женщины рубили топорами уже схваченную морозом, обглоданную волками тушу и плакали, уже не боялись, возможно, затаившегося за снежными вихрями Зверя. 
ОНИ ПОБЕДИЛИ.

Кормили детей понемногу сытым бульоном. Полтуши хватило на страшные голодные зимние месяцы. Дети выжили.
А на дворе мерцал красным заревом переломный 1943 год.

Если Вы нашли ошибку в тексте, выделите ее и нажмите комбинацию клавиш ctrl+enter
Сообщение об ошибке будет направлено редактору портала.

Также в рубрике

Добавить комментарий

CAPTCHA
Поставьте галочку
Тема дня
Интервью дня
От ниточки к смартфону
Город:
Ханты-Мансийск

Если Вы нашли ошибку в тексте, выделите ее и нажмите комбинацию клавиш ctrl+enter.

Сообщение об ошибке будет направлено редактору портала.

Авторизация
Типографии ИДНЮ
Опрос

Получали ли Вы государственные и муниципальные услуги в последние 12 месяцев и какие при этом использовали способы?

Получали ли Вы государственные и муниципальные услуги в последние 12 месяцев и какие при этом использовали способы?
Да, в многофункциональном центре (МФЦ)
42% (25 голосов)
Да, через "Интернет" (используя официальные веб-сайты и порталы государственных и муниципальные)
37% (22 голоса)
Нет, я не получал государственные и муниципальные услуги
15% (9 голосов)
Да, другими способами (по почте, факсу и др.)
3% (2 голоса)
Да, при личном посещении
3% (2 голоса)
Всего голосов: 60

Информационно-аналитический интернет портал "ugra-news.ru".

Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл № ФС77-62536 от 27 июля 2015 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).

Учредители:
Правительство Ханты-Мансийского автономного округа - Югры, Акционерное общество "Издательский дом "Новости Югры".

Любое использование материалов допускается только при наличии гиперссылки на ugra-news.ru

Редактор: Ипполитова Екатерина Евгеньевна
Контент-менеджер: Суетина Дарья Михайловна
Дизайн: Белошапка Максим Геннадьевич
Дизайн рекламы: Осадчева Татьяна Владимировна
Техническая поддержка сайта: Трунин Радмир Анатольевич

Яндекс.Метрика
Яндекс цитирования
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.