Выбран регион
×
Культура
0

Всё сбылось

На страницах газеты «Новости Югры» продолжает работать проект «Читальный зал», где мы знакомим нашу аудиторию с творчеством югорских писателей. Сегодня представляем вашему вниманию рассказ Анатолия Райшева.

Анатолий Иванович родился в семье потомственного охотника в национальной деревне Тугияны. После школы решил пойти по стопам отца и год был штатным охотником. Прошел путь от газоэлектросварщика до заместителя председателя правительства Югры по вопросам коренных малочисленных народов Севера и советника губернатора. Ханты по национальности, он хорошо знал изнутри все потребности и проблемы аборигенов и прилагал все силы для их решения. С 2010 года на пенсии. Занимается охотой, рыбалкой, сельским хозяйством, пчеловодством. В его рассказах нет художественного вымысла. Все герои – реально жившие и живущие люди: одноклассники, однокурсники, сослуживцы, коллеги, друзья и просто знакомые. Его рассказы – это история Югры.

Бурение скважины в Тугиянах
Обь – величавая река, наша кормилица, без нее мы не можем жить, как и она без нас – сколько людей забрала она в свои воды – односельчан, знакомых, даже одноклассников и нашу маленькую четырехлетнюю сестренку Тому...
От села Перегребное Обь течет уже по двум руслам, левое – Малая Обь, правое – Горная Обь. Горная – не значит, что в горах течет.
Правый берег реки, высокий, таежный, в народе называют горной стороной, поэтому и река, омывающая этот берег, называется Горной Обью. Вот на этой реке и стоит до сих пор маленькая деревенька Тугияны с населением 65 человек. 
Был у меня в Тугиянах друг детства Сережка Ахметчин. Семья у них была большая и дружная. Глава большого семейства, Павел Алексеевич Ахметчин, был из ссыльных раскулаченных татар, из-под Кургана. Мать была русской деревенской женщиной. Здесь же, в Тугиянах, жили бабушка с дедушкой моего друга. Сережка постоянно жил у них, и я класса до пятого думал, что они и есть его папа с мамой.
Семья у них была дружная, работящая, без дела никто никогда не сидел. У нас покосы были рядом, они всегда всей семьей выходили на заготовку сена на зиму. Как и у многих в те времена, у них было несколько коров и лошадей.
Я был старше Сережки года на два и уже ходил во второй класс. Помню, родители наши, Сережкины бабушка с дедушкой уходили в кино, на вечерний сеанс, а я оставался у него и читал ему сказки. У них была большая и очень толстая книга сказок с картинками, редкая по тем временам, да еще в маленькой деревушке. Мы забирались на койку, тонули в пуховой перине и начиналось: мы бежали кому-то на помощь, кого-то защищали, кому-то сочувствовали, кого-то ненавидели! И незаметно мы засыпали. 
Утром нас будили хозяева, и я спросонья, протерев глаза, бегом бежал домой за учебниками и сразу на занятия в школу. 
Как-то раз мы с Сережкой решили пробурить скважину. До сих пор удивляюсь, откуда в наших детских головушках возникла эта идея? Возможно, мы слышали разговоры взрослых об экспедиции, которая в то время бурила скважину недалеко от Тугиян. В общем, мы решили бурить. Взяли у Сереги дома ручку от мясорубки, как-то закрепили ее на железной трубке высотой с метр и начали пробовать бурить грунт у его дома. Не получается: грунт исхоженный, плотный, и наш «бур» его не берет. Решили бурить скважину на крыше стайки, где его бабушка с дедушкой держали коров. Раньше крыши стаек и бань были земляные, досок-то не было. Просто глину укладывали на откосах крыш, сделанных из жердей. Залезли мы на крышу стайки, вставили наш «бур» и начали крутить трубку с помощью ручки от мясорубки. Хорошо пошло, мы бурим, у нас все получается, работа кипит, и мы добуриваемся до жердей, это сантиметров двадцать пять. Про жерди мы не знали, Серега приносит топорик, мы им прорубаем дырку в жердях, в стволе скважины – всё! Есть сквозное отверстие в стайку! Но газа почему-то нет! Вдруг наступает обеденное время. Откуда мы могли знать, что у буровиков, у работников есть время, когда они уходят на обед. Но ведь знали!
У нас в деревне, на сору, было место, где стояли три большие осины на берегу небольшого озерца, эта территория так и называлась – «Три осины». Рядом был невысокий косогор, на котором росло много шиповника. Мы, детвора, любили там бывать. Пришли мы с Сережкой на этот косогор, налопались шиповника, лежим на траве вверх пузом, щуримся на солнышко. Помню, я его убеждаю: «Ешь, ешь, нам сегодня еще много скважин пробурить надо». «Ну, надо так надо!» – отвечает Сережка. Обед закончился, пошли продолжать бурить.
Пока мы были на «обеде», вернулись Сережкины дедушка с бабушкой. Подходим к деревне, глядим, бабушка машет нам уж больно длинной и толстенной талиной и чего-то кричит. Ну, я, конечно, дал деру домой, а Сереге достался хороший втык за использование ручки от мясорубки не по назначению и за дыру на крыше стайки.
Уже в детские годы я познакомился с профессией геологоразведчика. А ведь все сбылось, через тернии, но сбылось! Только через шесть лет после окончания полноватской средней школы я поступил учиться на дневное отделение Тюменского индустриального института на геологоразведочный факультет. Стал горным инженером – геологом. Вот так реализуется программа, заложенная в нас с рождения!

Фотографии сюжета / 1 фото

Комментарии (0)
Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии
$