Курлычут журавли

Автор текста: 
15.07.2015

- Наташка, Наташка, твой отец приехал!
- Папка?
Наташка несколько секунд соображала, переваривала слова подружки.
- Папка, - уже осознанно повторила Наташка и рванулась к двери. Она, словно обезумевшая, сбежала со второго этажа, выскочила на улицу, влетела в соседний подъезд, поднялась на второй этаж, а возле своей квартиры вдруг остановилась.

Наташка не видела отца два года. С тех пор, как ее и брата Юрку родители отправили к отцовой сестре на Украину. Наташке тогда было десять лет, Юрке - восемь. Они с Юркой до сих пор не понимали, почему родители решили отвезти их на Украину. Конечно, Якутский Север - не лучшее место для счастливого детства. Но зато в нефтеразведке они жили всей семьей: мама, папка, Наташка,
Юрка и младшая сестренка Светка. Всяко жили. Отец -буровик - частенько приезжал с работы под хмельком. Он всегда любил выпить. Но детей не обижал. Особенно любил свою первенькую, Наташку. Бывало, придет пьяненький, сядет на кухне возле печки и зовет ее: «Наталька, встань передо мной, как лист перед травой!»
- Не встану, - огрызается Наташка. А папка смеется:
- Да ладно тебе, доча, не сердись. Ты же любимый мой ребенок. В тебе-то я уверен, ты моя. А Юрку со Светкой не знаю, от кого мать родила.
- Че ты мелешь своим поганым языком, - взрывалась мама, услышав пьяные папкины речи. А папка в ответ хохотал. Потом начинал читать стихи. На английском, русском, украинском языках. Он был человеком образованным. Политехнический институт во Львове окончил. В народном театре в студенческие годы играл. Но попивал смолоду. А Наташка любила отца. И всегда принимала его сторону, когда он ссорился с мамой.

Маму отец любил. Наташка это всегда знала. Чувствовала, несмотря на их вечные ссоры. Маму нельзя было не любить. Гордую, красивую уралочку. Хотя папка всегда говорил, что маму он встретил на свою беду, что ее дикий поп крестил, потому она и вредная такая, неуступчивая, непокорная. Никакой поп маму не крестил. Мама вовсе была некрещеная. Но гордости ей и вправду было не занимать. Ничего она не умела прощать отцу.
И вдруг родители решили отправить их с Юркой на Украину. В тихий западный городок. К тете Паше. А иначе Наташке пришлось бы учиться в интернате, в соседнем поселке. В нефтеразведке школа только начальная.

Наташка до мельчайших подробностей запомнила то хмурое, туманное утро. Они с Юркой, принаряженные, стояли на палубе огромного теплохода. Рядом отец, чемоданы. А на берегу, крутом берегу реки Лены - мама со Светкой. Мама в драповом вишневом пальто. Красивая, стройная, две косы ее, как всегда, уложены корзинкой. И большеглазая Светка жмется к мамину колену. Наташка плакала. Совсем не детская тоска сжимала ее сердце...
Тетя Паша - высокая кучерявая брюнетка - встретила своих родственников хорошо. Она давно жила без мужа. Вернее, без мужей. У нее было четыре мужа и четверо детей. Но дети выросли, а мужья - один умер, другие убежали, не выдержав властного характера тети Паши. Жила она с двумя взрослыми дочерьми. Держала их в строгости. На старости лет она стала жуткой праведницей. К тому же была известным в городке народным депутатом, народным заседателем горсуда. Должности обязывали быть всем и во всём примером.

Юрка и Наташка в первые дни своей новой жизни вели себя как затравленные зверьки. Ничего им не нравилось у тети Паши. Они сразу же окрестили ее жадиной и мечтали тайком залезть в буфет, чтобы вдоволь поесть варенья.
Наташка по дому хорошо помогала, училась прилежно. Ей тетка разрешала по субботам, после ванны, забираться с ногами на диван и смотреть телевизор. Юрка же, как большая неряха, телик смотрел, сидя на табуретке. У тетки ничего нельзя было мять, пачкать, в квартире соблюдалась стерильная чистота.
Вечерами Юрка мечтал убежать от тети Паши. Убежать к родителям, на Север, в нефтеразведку, где всего было много: денег, рыбы, китайских яблок, изюма и колбасного фарша. Юрка делился с Наташкой своими планами. Наташка соглашалась с братом, но все-таки жалела тетку: переживать будет, если они убегут.

По ночам Наташка плакала и сочиняла устные письма родителям: «Дорогие мамочка и папочка! Мы живем хорошо, но заберите нас отсюда. А если не можете пока забрать, пришлите, пожалуйста, колбасного фарша и тушенки. Мы не любим смалец с хлебом, а тетя Паша заставляет его есть. А еще мы не любим суп со шкварками и несладкий чай. С сахаром здесь плохо...»
Утром Наташка раздумывала писать очередное жалобное письмо родителям. Писала только о хорошем.
Родители писем почти не писали. Слали переводы да поздравительные открытки к праздникам.

Через год за Юркой и Наташкой никто не приехал. И позже тоже. К Первому мая пришла поздравительная телеграмма, подписанная только отцом. Наташка заподозрила неладное. Принялась допрашивать тетку. Тетя Паша, как могла, успокаивала. Потом сдалась и рассказала правду. Оказалось, Наташкины родители давно развелись. Мама со Светкой уехала к своим родственникам на Урал. Отец переехал в Западную Сибирь, в какой-то поселок Нижневартовск, где много нефти. Он там женился на молодой женщине Лене, у нее есть маленькая дочка. На Украину они пока не собираются.

Наташка слушала тетю Пашу и ей казалось, что она медленно умирает. Разве может быть у папки другая семья? А мама, почему она не едет за своими детьми?
Наташка написала отцу письмо. Написала, что не прощает его и не любит больше. Что тетя Лена никогда не заменит ей маму, а ее дочка - сестренку Светку. Хотела подобное письмо отправить маме, а потом передумала. Маму она тоже не простит. Но об этом не скажет. Ничего не скажет. Мама должна это чувствовать сама.
Как жить дальше, брат с сестрой не знали. Куда бежать и зачем? Тетка ведь не гонит. Наоборот, стала к племянникам добрей. Ребята смирились.
И вот как снег на голову - приезд отца. Стоя у двери теткиной квартиры, Наташка вдруг вспомнила все свои слезы, обиды, пережитые за два года разлуки с родителями. Сейчас она всё это выпалит отцу. Наташка медленно открыла дверь.

- Доча, Наталька, - отец уже бежал ей навстречу. Схватил на руки, говорил что-то невнятное, кружил и опять причитал. Наташка повисла на шее у отца и ревела. Она забыла, что хотела сказать отцу. И вдруг заметила стоявшую у окна, возле большого фикуса, незнакомую, настороженно глядевшую на нее женщину. Наташка поняла - это тетя Лена.
«Мама лучше», - пронеслось у нее в голове. Поздоровались сухо. Сели за стол. Отец пытался шутить. Тетя Лена молчала. Глядя на нее, Наташка ловила себя на желании надерзить ей. Не может быть, чтобы отец любил ее больше мамы, больше родных детей. Может, бросит ее? Но отец вел себя с тетей Леной вежливо, был к ней внимателен. Он вообще изменился. Наташка заметила, что он почти не пьет. Спокойней, выдержанней стал. Неужели это из-за тети Лены?
Наташка ни на минуту не отставала от отца. Они бродили по городу вдвоем, без тети Лены. Делали множество покупок. Тетя Лена не возражала. Она была интересной молодой женщиной, голубоглазой, с завитыми волосами, модно одетая. Полюбить бы ее как-то.

Через неделю отец с тетей Леной засобирались домой.
- А мы с Юркой? - Наташка боялась задавать этот вопрос.
Отец чувствовал себя виноватым. Но старался быть веселым, делился своими дальнейшими планами. Через пару дней они с тетей Леной поедут во Львов. У Петьки, старшего сына тети Паши, погостят недолго и поедут в Свердловск к дяде Ване, старшему брату отца, оттуда -на Сахалин. Там семилетняя дочка тети Лены гостит у своей бабушки, ее заберут с собой. А уж оттуда - сразу в Нижневартовск. Вояж предстоит большой, так что пора собираться в дорогу.
Юрка в то лето гостил у другой их тетки, еще одной отцовой сестры, тети Капы, под Горьким. Отец этого не знал, он рассчитывал повидать у тети Паши обоих детей. Но раз так получилось, планов своих решил не менять.

Отец обо всем договорился с сестрой. Дети еще с годок поживут у нее, потом он их заберет. Пока же, как всегда, будет присылать деньги на их житье-бытье. Тетя Паша охотно согласилась.
Наташка украдкой ревела. Но ссориться с отцом не могла. Она брала его за руку и тащила на улицу. Пусть ребята посмотрят, что есть у нее отец, хороший, добрый, заботливый.
- Ну всё, Наталька, завтра утром мы с тетей Леной уезжаем во Львов. Пора нам ехать.
- Пап, а можно я с вами съезжу во Львов? Тут ведь рядом, всего два часа на автобусе. Потом меня Петька обратно привезет.
Отец от неожиданности согласился. Утром они втроем отправились во Львов. Наташка щебетала всю дорогу. Ей было радостно от сознания того, что еще несколько дней она побудет с отцом.

Эти несколько дней во Львове пролетели незаметно. Завтра Наташке уезжать к тетке, а отец с мачехой отправятся по задуманному маршруту. На прощание отец предложил дочери покататься в такси по Львову. Он решил показать ей город, который любил со студенческих лет. Наташка с восторгом согласилась.
Такси весело мчалось по городу. Отец рассказывал о своих любимых местах, достопримечательностях города. Они смеялись. И даже водителя увлекли своим восторгом. Но в какой-то момент Наташка перестала слушать отца. Она вдруг вспомнила маму и ее рассказы. Мама тоже любила Львов. Рассказывала, как папка был студентом. После второго курса он приехал на практику на Урал, там и встретил маму. Год писал ей письма, а после третьего курса приехал за ней и увез ее во Львов. Маме было 18 лет. Они поженились. А вскоре родилась Наташка.
Всё это она вспомнила разом. И рыдания, которые она дотоле скрывала, вдруг вырвались наружу.

- Папочка, не оставляй нас у тети Паши, пожалуйста! Нам с Юркой плохо у нее. Мы хотим домой. Возьми нас с собой. Мы не будем ссориться с тетей Леной. Мы не можем без тебя.
С ней случилась настоящая истерика. Отец испугался не на шутку. Водитель такси недоуменно смотрел на своих странных пассажиров.
- Наташа, доченька, успокойся, я ведь не знал, что вам так плохо. Я заберу вас с собой. Конечно, заберу.
...Юрка опешил, когда увидел в деревне Наташку, отца и мачеху. Когда сестра с братом остались вдвоем, Юрка устроил ей допрос с пристрастием. Наташка попросила брата «не выступать», а то отец передумает и оставит их. Юрка дал слово не лезть на рожон.

Они еще несколько дней пожили в деревне. Отец всё гулял по деревенским улицам с тетей Леной. Видимо, им о многом надо было поговорить наедине. Наташка с Юркой, сидя на крыше теткиного дома, молча наблюдали за их прогулками. Они жалели отца. К мачехе были равнодушны. Какая-то она непонятная. Всё молчит, не улыбается, не кричит. Но, похоже, Юрка с Наташкой ей не нравятся.
Отец объявил им, что они с тетей Леной слетают на Сахалин, за Людой. А Наташка с Юркой подождут их в Свердловске, у дяди Вани.

...Они приехали в Свердловск втроем, с дочкой тети Лены. Семилетняя Люда была худенькой белобрысой девчонкой. Глядя на нее, Наташка почему-то вспоминала мамины слова. Мама не любила белобрысых и всегда называла их белоглазыми. Это из-за того, что ресницы у них белесые. Сводная сестрица показалась ей довольно неприятным созданием. Чужая, совсем чужая. Как же они будут жить вместе?
Люда тоже с опаской глядела на Наташку с Юркой. Ребята попробовали заговорить друг с другом. Ничего не вышло. Отец с мачехой украдкой наблюдали за детьми. Боялись столкновений. Но никаких столкновений не произошло. Дети не ссорились и не общались друг с другом. Люда больше жалась к своей матери. Наташка с Юркой - к своему отцу.

Наташку уложили спать вместе с Людой: спальных мест гостям в дядькином доме не хватало. Всё ее нутро сопротивлялось, но выбирать не приходилось. Наташка легла на самый край узкой кровати, чтобы совсем не касаться этой девчонки. Люда тоже прижалась к стенке. Ночью Люда, видать, замерзла и инстинктивно старалась прижаться к Наташке. Наташка проснулась и вначале разозлилась, хотела оттолкнуть от себя ее худющие ноги. Она даже села на край кровати, порываясь встать и уйти подальше от этого навязанного ей родства. Но взглянув на спящую девочку, на две ее жиденькие косички, разбросанные на подушке, вдруг почувствовала жалость к этой ни в чем не повинной девчушке, которая была чуть старше ее младшей сестренки Светки. «Она такая же несчастная, как и мы с Юркой, как Светка, - рассуждала про себя Наташка. - Ее родители тоже разошлись. Почему они такие жестокие, эти родители?» Она укрыла Люду потеплей, легла и, уставившись в потолок, еще долго размышляла о жизни. Конечно, тетю Лену они с Юркой полюбить не смогут. Но раз отцу с ней хорошо, пусть живут. А мы с Юркой и Людой, может, как-то тоже привыкнем к новой семье. И, может, еще заживем все вместе неплохо.

Отец объяснил, что добираться до Нижневартовска им еще долго: и самолетом, и рекой. Чемоданов получилось много. Глядя на внушительный багаж, тетя Лена пошутила: какие мы богатые теперь! Наташка в первый раз увидела улыбку мачехи. «Вообще-то она симпатичная и, может, даже добрая», - отметила она.
Самолетом они долетели до Тюмени, оттуда - в Ханты-Мансийск, где предстояло заночевать, потому что «Ракета» в Нижневартовск отправлялась утром.
«Какая глухомань», - подумала Наташка, шагая по дощатым тротуарам окружного центра. А в Нижневартовске, как говорит отец, и вовсе нет тротуаров. Но она совсем не боялась ехать в незнакомый поселок. Она заранее знала, что полюбит его. И на тетю Лену с Людой за время дороги перестала смотреть зверьком. Какой-то мостик начал между ними образовываться. Пока зыбкий и неустойчивый, но это уже обнадеживало. И отец повеселел.

Им предстояло ночь просидеть в Ханты-Мансийске. Чтобы как-то скоротать время, к тому же всем пятерым хотелось есть, отец предложил поужинать в ресторане.
В помещении изрядно пахло табаком, спиртным и какой-то незамысловатой едой. От звуков старых пластинок надрывался проигрыватель. Отец с видом знатока заказал всё самое лучшее, что было в меню. Они выпили с тетей Леной по рюмке водки. А дети быстро наелись и с любопытством глазели по сторонам. Отец весело переговаривался с женой. Наташка тоже сидела рядом с отцом, с другой стороны. Она уже не так ревновала его к мачехе. Ей было хорошо и спокойно. И вдруг она услышала, как зал заполнила знакомая, щемящая душу мелодия.

Высоко летят под облаками
И курлычут журавли над нами,
Вдаль скользя по ветру легкой тенью,
Тают птицы в синеве осенней...

Конечно, Наташка узнала эту песню. Она с малых лет знает ее всю, мамину любимую песню про журавлей. Мамочка, родная, любимая! Как она всегда пела эту песню своим необыкновенным грудным голосом. Как душевно вытягивала самые высокие ее ноты. И только красивые карие глаза ее при этом были всегда почему-то печальными. А как папка смотрел на нее, когда она пела!
Наташка с тревогой посмотрела на отца. Слышит или нет? Узнает?
Отец всё так же весело и невозмутимо продолжал разговаривать с тетей Леной. А песня все звучала и звучала, унося Наташку в какое-то далекое время, которое, как теперь казалось, было и не было.

В путь неблизкий провожать их выйду,
Им простор земли далеко виден,
Ленты рек, озер разливы,
До свиданья, птицы, путь счастливый…

Разные чувства боролись в Наташке. Тоска по матери была нестерпимой. И обида, огромная обида на нее и на отца. Отца почему-то было легче простить. А маму... Как она могла? Отец наклонился к Наташке и прямо в самое ухо шепнул ей: «Слышь, доча, мамкина песня-то».
Наташка вздрогнула. Ничего отец не забыл. Нет. Не будет он жить с тетей Леной. А что теперь будет?

Старый Вартовск показался Наташке большой деревней. Ей никогда раньше не приходилось жить в деревне, но это даже интересно. А новый Вартовск еще только начинают строить. Домов там пока нет, одни вагончики. Но дома будут, и папке там дадут квартиру. А пока придется жить в небольшом деревянном доме, который принадлежит тете Лене. В доме всего две комнаты да маленькая кухонька. Но чисто и уютно. Видать, мачеха - хорошая хозяйка. Детей определили в комнату, что побольше, в маленькой обосновались отец с тетей Леной.
- Ничего, жить можно, - решили Юрка с Наташкой. Первого сентября все трое детей пошли в школу.

После городской эта школа казалась какой-то смешной, неказистой. Зато учителя здесь добрые и ребята приветливые. Наташка в первые же дни наполучала пятерок.
Жизнь постепенно входила в нормальное русло. Отец с мачехой не ссорились. Строили планы на будущее, что-то всё время покупали, обустраивали свое жилище. Дети тоже вели себя спокойно. Всем хотелось семейного мира. И он, в общем-то, был, хотя без особой теплоты.

Заканчивался сентябрь. Стояла ясная, сухая погода. В выходные тетя Лена с отцом ездили за клюквой, иногда брали с собой детей.
В то воскресное утро тетя Лена тоже собиралась в лес. Звала с собой отца. Но он решил остаться дома с детьми. И только Люда увязалась за матерью. Наташка сделала уборку в доме и выбежала во двор. Ее окликнули:
- Наташа.
У калитки стояла незнакомая стройная женщина в драповом сером полупальто в крупную клетку. Женщина улыбалась, а потом как-то робко направилась к ней.
Наташка стояла как вкопанная.
- Ты что же, не узнаешь меня, доченька? «Мама, это же мама», - пронеслось у нее в голове.
А мать уже плача обнимала и целовала ее. Наташка не могла ни плакать, ни даже обнять маму. И даже мамой не могла ее назвать. Мама разрыдалась:
- Ты совсем мне не рада, Наташа, что с тобой?
А у тринадцатилетней девчонки разрывалось сердце от своих вопросов и упреков. Но она молчала, с ужасом осознавая, что, оказывается, не любит больше мать. Не может любить. Не может простить.

Наташка не знала в ту пору никаких молитв. Но стоя в объятиях матери, просила неведомого Бога вернуть ей все чувства, которые она испытывала раньше к маме. В детстве, далеком детстве она боготворила мать. И еще недавно так тосковала по ней. Но ведь любовь приходит и уходит сама по себе, не подчиняясь рассудку. Наташка, конечно же, в ту пору не знала этого. Но вдруг поняла, что отношение ее к матери переменилось. После всех обид, переживаний наступила пустота. Ей хотелось кричать от ужаса, от правды, которую поняла, от невозможности случившегося. Но она только стояла истуканом и молчала.

Отец с матерью сидели в комнате вдвоем и всё говорили, говорили. Мать уговаривала Юрку с Наташкой поехать с ней в Башкирию, где она живет теперь со Светкой у своих родственников. Дети ехать с ней отказались.
А родители говорили о чем-то своем до вечера. И когда вернулась из леса тетя Лена, отец объявил, что уходит от нее.
Мать с отцом решили сойтись. Еще недавно Юрка с Наташкой радовались бы этому решению. Еще совсем недавно они мечтали об этом. А теперь волчками смотрели на родителей. «Нет, ничего хорошего у них уже не получится», - думала свою совсем не детскую думку Наташка.
И она оказалась права. Никто больше не был счастлив в этой семье.

Если Вы нашли ошибку в тексте, выделите ее и нажмите комбинацию клавиш ctrl+enter
Сообщение об ошибке будет направлено редактору портала.


Также в рубрике

Добавить комментарий

CAPTCHA
Поставьте галочку
Архив издания

Югра

пн вт ср чт пт сб вс
27
28
29
30
1
2
3
 
 
 
 
 
 
 
4
5
6
7
8
9
10
 
 
 
 
 
 
 
11
12
13
14
15
16
17
 
 
 
 
 
 
 
18
19
20
21
22
23
24
 
 
 
 
 
 
 
25
26
27
28
29
30
31
 
 
 
 
 
 
 
Тема дня
Интервью дня

Если Вы нашли ошибку в тексте, выделите ее и нажмите комбинацию клавиш ctrl+enter.

Сообщение об ошибке будет направлено редактору портала.

Авторизация
Подписка на газеты
Типографии ИДНЮ
Опрос

Поддерживаете ли Вы полный запрет на продажу алкоголя в населенных пунктах?

Поддерживаете ли Вы полный запрет на продажу алкоголя в населенных пунктах?
Нет
67% (121 голос)
Да
25% (45 голосов)
Мне все равно
8% (14 голосов)
Всего голосов: 180

Информационно-аналитический интернет портал "ugra-news.ru".

Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл № ФС77-62536 от 27 июля 2015 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).

Учредители:
Правительство Ханты-Мансийского автономного округа - Югры, Акционерное общество "Издательский дом "Новости Югры".

Любое использование материалов допускается только при наличии гиперссылки на ugra-news.ru

Редактор: Ипполитова Екатерина Евгеньевна
Контент-менеджер: Суетина Дарья Михайловна
Дизайн: Белошапка Максим Геннадьевич
Дизайн рекламы: Осадчева Татьяна Владимировна
Техническая поддержка сайта: Трунин Радмир Анатольевич

Яндекс.Метрика
Яндекс цитирования
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.