Нефтяной маршал

Автор текста: 
15.07.2015

В этом году исполняется 50 лет «Главтюменнефтега-зу» - легендарному штабу освоения западно-сибирской целины. Своей «легендарностью» Главк обязан, конечно же, своему начальнику - Виктору Муравленко. После окончания Великой Отечественной войны это были наши главные победы: полет Гагарина в космос и щедрые фонтаны тюменской нефти, закрепившие за страной статус лидера нефтедобычи.

Последовавшая череда открытий крупных нефтяных месторождений послужила толчком для интенсивного развития экономики, инновационных технологий, образования, здравоохранения северного региона. Нефть изменила само качество жизни. Неслучайно благодарные жители Югры присвоили Виктору Муравленко звание почетного гражданина Ханты-Мансийского автономного округа.

Цена имела значение

Муравленко ехал в Тюмень, как на фронт. Приказ Родины звучал лаконично: «нефть любой ценой». Но цена для него имела значение. Он давал эти необходимые метры проходки, прокладывал зимники, осваивал Самотлор и месторождения помельче. Зарабатывал нефтедоллары, чтобы стране было на что купить за границей хлеб. Но при этом обустраивал города, под видом производственных помещений строил дома культуры, выращивал в теплицах огурцы для нефтяников, организовывал подсобное хозяйство, помогал лекарствами, если к нему обращались даже совершенно незнакомые люди. Жизнь его не щадила: похоронил взрослого сына, и с этой болью он жил до конца.

Исследователь биографии Виктора Муравленко Нина Грозова:
- Виктор Иванович не был ни фаталистом, ни особенно суеверным человеком. Он, как и положено нефтянику, человеку сугубо практичному, верил только в цифры и факты. Однако судьба посылала ему время от времени такие сигналы, что не заметить их было невозможно. Всё началось еще в детстве, в родной станице Незамаевской на Кубани. Как-то Витюша, как называла его мать, ехал по степи с отцом. Их маленькая «экспедиция» остановилась возле четырехгранного обелиска в долине речки Кулаки. До горизонта простиралась выжженная кубанская степь, волнами обжигал горячий воздух. Витя пригляделся к едва заметной надписи на одной из граней обелиска и не без труда прочитал: «Здесь 16 февраля 1866 года из скважины, проведенной А.Н. Новосильцевым ударным способом с металлическими обсадными трубами, забил первый нефтяной фонтан в России». Удивительное совпадение: в родных местах Виктора Муравленко была поставлена первая русская буровая, и там же родилась новая для России профессия - буровик.

И спустя годы, когда Виктор Иванович вспоминал свое детство, он, по словам друзей, никогда не упускал возможности добавить: «Между прочим, на Кубани была построена первая в России буровая». (Муравленко до конца своих дней выделял буровое дело, часто повторяя любимую фразу: «Нефть - на кончике долота!»)
А через несколько лет Виктор Муравленко уже один шагал по крутым тропам в Чечено-Ингушетии с самодельным рюкзаком за плечами. Еще за плечами у него были шестнадцать лет, станичная школа-девятилетка и аттестат об окончании этой школы. Путь юноши лежал в ингушское селение Саясан. Здесь работал отец, сельский врач Иван Васильевич Муравленко, направленный в эту горную сторону с Кубани, здесь ждала его мать, надеясь откормить Витюшу (шел 1928 год) своими варениками и борщами.

Виктор очень любил отца и гордился им. Иван Васильевич был истинным интеллигентом дореволюционной закваски. Это отец посоветовал Виктору пойти поработать на буровой. «Настоящая, мужская профессия», - сказал он. С этого всё и началось.
Муравленко-младший поступил на работу помощником моториста на буровую в контору «Грознефтеразведка», а вскоре стал студентом Грозненского нефтяного института. Девятнадцатилетнему Виктору пришлось совмещать учебу с работой - после смерти отца он стал единственным кормильцем в семье. По путевке наркомата нефтяной промышленности его направили на работу в Сызранскую контору бурения. Первая его должность - начальник буровой. Спустя два года молодой специалист возглавил эту контору.

Каким-то чудом Муравленко избежал ареста. В августе 1940 года в адрес Куйбышевского обкома ВКП (б) поступила докладная записка: Муравленко обвинили в «преступной деятельности». НКВД готовило дело. Избежать ареста помогло новое предложение главка - уехать на работу на остров Сахалин. Надо сказать, в годы репрессий многие нефтяники сохранили свои жизни только благодаря дальним командировкам.

В 1941 году Виктор Муравленко просился на фронт, но страна нуждалась в нефти, и его оставили в тылу. «Твой фронт здесь», - сказали ему в военкомате. Добывали нефть пятнадцатилетние пацаны, заменившие ушедших на фронт мастеров. В 1944 году Виктора Ивановича назначили главным инженером треста «Дальнефтеразведка», в том же году он получил первую правительственную награду - медаль «За трудовую доблесть». А вскоре нарком Байбаков позвал Муравленко на работу в Поволжье. Распечатывая подземные кладовые от Грозного до Сахалина, от Ставрополья до Жигулевска, он и не подозревал, что все эти годы готовился к взятию главной крепости своей жизни - Западной Сибири.

На зов Сибири

«В Западной Сибири Виктору Ивановичу пришлось заниматься всем комплексом вопросов нефтяной промышленности, - рассказывает Валерий Грайфер, последний начальник «Главтюменнефтегаза», председатель совета директоров ОАО «ЛУКОЙЛ». - И он, и Володя Филановский, который был у него главным инженером, решили колоссальной важности проблему методов освоения за Уралом. Там открыли громадные запасы нефти, и встал естественный вопрос: как ее добывать и осваивать регион? И пошли самые невероятные, порой просто фантастические, предложения осваивать месторождения с помощью каналов, на манер Венеции. От основной водной магистрали - Оби - должны были расходиться рукотворные каналы, а по ним на платформах двигались бы буровые станки и шло освоение по примеру бакинских Нефтяных Камней.

Эта идея в какой-то мере сопрягалась с предложением строительства на Оби каскада гидроэлектростанций. В этом случае Западно-Сибирская низменность была бы затоплена, месторождения оказались бы под толщей воды, и разбуривать их волей-неволей пришлось бы с плавучих платформ. И тут в самую пору упомянуть по-доброму двух, в разное время работавших первых секретарей Тюменского обкома компартии - Бориса Щербину и Геннадия Богомякова, которые в буквальном смысле слова спасли Тюменскую область от затопления. А уж как осваивать месторождения - решал на месте со своими коллегами Муравленко.

«Будем создавать искусственную твердь», - сказал Виктор Иванович. Помню, мы по 200 млн кубических метров песка намывали за год! Всё там покоится на песке - дороги, промыслы, города и поселки. Стоят до сих пор и будут стоять, сколько нужно. И всё это было придумано и сделано при прямом участии Муравленко.
В течение первых пяти лет, с 1965 по 1970 годы, в регионе было открыто более двадцати месторождений нефти и газа, организованы новые нефтедобывающие управления. Добыча росла как на дрожжах: в марте 1970 года нефтяники рапортовали о 50-миллионной тонне нефти с начала эксплуатации западно-сибирских месторождений. В этом же году группе геологов и нефтяников, в том числе и Виктору Муравленко, присуждена Ленинская премия СССР за разработку и внедрение комплекса технико-технологических и организационных решений, обеспечивших в сложных климатических условиях ускоренное создание нового нефтедобывающего района на Самотлоре. За полтора десятка лет на географической карте СССР появились новые города с развитой инфраструктурой: Нефтеюганск, Сургут, Нижневартовск, Надым, Уренгой, Ноябрьск, Когалым, Нягань, Радужный, Лангепас.

 Виктор Муравленко (25 декабря 1912 - 15 июля 1977, Москва) - советский организатор нефтяной и газовой промышленности, руководитель крупнейшего в нефтяной промышленности СССР предприятия «Главтюменнефтегаз» в 1965-1977 годах. Герой Социалистического Труда, лауреат Ленинской и Государственной премий. Один из тех, кто стоял у истоков нефтяных «рек» Западной Сибири, вырастил плеяду грамотных руководителей нефтяной отрасли.

Хороший нефтяник - сытый нефтяник

В конце 1966 года Муравленко предложил директору совхоза «Усовский» Сладковского района Тюменской области Владилену Никитину возглавить работу по организации сельскохозяйственных предприятий «Главтюменнефтегаза». Нужно было создать в Сургуте, Мегионе, Нижневартовске и Нефтеюганске сельскохозяйственные предприятия, способные обеспечить продовольствием геологов, нефтяников, строителей.
Первопроходцев нефтяной целины, работящих и крепких мужиков, надо было нормально кормить. Муравленко сразу предупредил: «Будет трудно. Тебе будут мешать, но на мою поддержку рассчитывай всегда».

Так и было. Никитина назначили заместителем начальника «Тюменнефтегаза» по сельскому хозяйству в Сургуте. Сургут его встретил не слишком радушно - мороз минус 56. Люди жгли костры прямо в квартирах: только так можно было согреться и приготовить незамысловатую еду. Балки, не приспособленные к северным условиям, промерзали насквозь. Но люди на Север приехали какой-то особой породы: прямые, выносливые, неслабые.

В Сургуте Никитин для начала прошелся по магазинам и столовым. Скудные прилавки украшали лишь пирамиды из консервных банок. Разве вырастишь здоровых детей без овощей, на яичнице из порошка? Пригласил проектировщиков. Поставил задачу: строить так, как диктует Север. Заложить в проектные документы двойные двери на фермах, поднятые над грунтом деревянные полы... Уже следующей зимой детские сады, школы, больницы получили свежее молоко с северных ферм и яйцо с местных птицефабрик. Картошку завозили с юга области: это дешевле, чем выращивать собственную. Зато в северных городах появились добротные овощехранилища. Рацион северян стал разнообразнее. Никитин сделал дело и ушел на работу в Исетский райисполком. Но Муравленко Никитина из виду не терял.

Владилен Никитин:
- Виктор Иванович приезжал в гости подышать настоянным на травах деревенским воздухом. Порыбачить, поохотиться, грибы пособирать. Любил Виктор Иванович эти редкие часы общения с природой, но случались они не часто. Именно в такие минуты удавалось поговорить по душам - иногда за рюмкой, после удачной рыбалки или охоты. Как-то Виктор Иванович признался, что на него большое влияние оказали два человека - Жуков и Байбаков. Один выиграл войну, другой обеспечил стране будущее, поставив на ноги топливно-энергетический комплекс. Для меня же сам Виктор Иванович стал человеком, на которого равняешься и в мыслях советуешься с ним. Он не из тех, кто плыл по течению. Карьеру сделал без подхалимажа и угодничества. Да он о ней и не думал. Мыслил масштабно и жил достойно. Казалось, управлял всей областью, но видел каждого человека, встретившегося на его пути. Так нечасто бывает.

В один из приездов в Исетск, удивившись скромности обстановки нашего дома, предложил: «Давайте помогу вам приобрести хотя бы автомобиль». Люди старшего поколения помнят, как непросто было купить машину. Я сказал: «Виктор Иванович, машина у меня служебная на ходу, лучше помогите с тракторами для района. Скоро уборка, а техники не хватает». Через какое-то время 50 тракторов пришли в район, правда, не новые, но после капитального ремонта. Не забыл, видно, Виктор Иванович наш разговор.

Виктор Иванович, был мотором и сердцем «Главтюменнефтегаза». Без него главк - обыкновенная контора, не хуже и не лучше других. Муравленко определил всё: вектор развития Западной Сибири, направление поиска, объемы добычи нефти, темпы строительства новых городов, заставившие удивиться весь мир.
Он часто бывал за границей. Когда приезжал в Сургут после заграничной командировки, собирал руководство объединения и рассказывал не только про официальную часть зарубежного визита. Говорил о том, как живут простые люди, как одеваются, что едят. Не раз слышали от него: «Посмотрите на себя. В Европе таких толстых не увидишь». И люди как-то подтягивались.
Он не ругал заграницу, как это часто делали партийные боссы. На всё смотрел трезво и не считал зазорным учиться чему-то у иностранцев.

В середине семидесятых перед Тюменской областью была поставлена задача - добиваться самообеспечения продуктами питания. Чтобы как-то простимулировать эту работу, в правительстве пообещали обеспечивать комбикормами птицефабрики в полном объеме. Тюменская область должна была в ответ увеличить производство мяса в три раза. Я в то время стал председателем облисполкома, и, следовательно, исполнение этой задачи поручили мне. Но Виктор Иванович пообещал поддержку. Я собрал всех руководителей главков и сказал: «На юге области необходимо построить десяток птицефабрик, разумеется, совместными усилиями». Эта новость была воспринята присутствующими без энтузиазма. Тогда встал Виктор Иванович и говорит: «Я даю команду своим замам, чтобы все вопросы со строительством птицефабрик решались в первоочередном порядке. Людей надо кормить».

После такой решительной поддержки инициативы облисполкома остальным начальникам деваться было некуда: они включились в строительство сельскохозяйственных предприятий. Так появились птицефабрики в Ишиме, Голышманово, Аромашево, Омутинке, Заводоуковске. В течение нескольких месяцев построив 10 бройлерных птицефабрик, мы смогли значительно увеличить поставки мяса на Север.

В последнее время в минуты чрезвычайного напряжения Виктор Иванович говорил мне с грустной улыбкой: «Может, возьмешь меня в облисполком уполномоченным по делам религии на вакантное место?» Чувствовалось, Виктору Ивановичу всё труднее было отстаивать в московских кабинетах свой взгляд на освоение тюменских кладовых...

В нефтяном сообществе до сих пор не утихает спор: что послужило причиной ранней смерти (в возрасте 64 лет) Виктора Муравленко. То ли неприятный разговор с министром нефтяной промышленности Мальцевым, который требовал от тюменского главка роста добычи нефти, привел к остановке сердца. Или всему виной астматический приступ. А может, предыдущие инфаркты дали о себе знать. Последний начальник «Главтюменнефтегаза» Валерий Грайфер считает, что причина в другом:
- Многие до сих пор задаются вопросом: отчего он так рано и внезапно умер? Некоторые даже называют фамилии непосредственных, как им кажется, виновников смерти Виктора Ивановича. Бог им судья. Я же осуждаю такой легковесный и несправедливый подход. Понимаете, в чем дело - Виктор Иванович был крайне огорчен грядущими изменениями в «Главтюменнефтегазе», когда последний, если можно так выразиться, «терял свое лицо» как единое целое предприятие.

Предполагалось самые крупные, ключевые нефтегазодобывающие управления преобразовать в производственные объединения. Главк как бы отсекали от производства. Муравленко же полагал, что торопиться с этим не следует, и как бы в шутку говорил: «Подождите годик-полтора, уйду на пенсию, и тогда делайте, что хотите». Он всерьез призывал членов коллегии министерства не спешить с крутыми преобразованиями. Я не берусь сегодня судить - прав он был или нет. Вполне допускаю, что создание в крупных нефтеносных регионах производственных объединений имело смысл. Хотя именно с этого начался процесс ликвидации Главка. Если бы этого не произошло, неизвестно еще, как бы пошли дальнейшие процессы реформирования ТЭКа страны. Но это уже отдельная тема для рассуждений, а история, как известно, не терпит сослагательного наклонения.


A. Н. Косыгин, председатель Совета министров СССР (в центре), B. И. Муравленко (крайний справа) на Самотлорском месторождении

Если Вы нашли ошибку в тексте, выделите ее и нажмите комбинацию клавиш ctrl+enter
Сообщение об ошибке будет направлено редактору портала.


Также в рубрике

Добавить комментарий

CAPTCHA
Поставьте галочку
Архив издания

Югра

пн вт ср чт пт сб вс
27
28
29
30
1
2
3
 
 
 
 
 
 
 
4
5
6
7
8
9
10
 
 
 
 
 
 
 
11
12
13
14
15
16
17
 
 
 
 
 
 
 
18
19
20
21
22
23
24
 
 
 
 
 
 
 
25
26
27
28
29
30
31
 
 
 
 
 
 
 
Тема дня
Интервью дня

Если Вы нашли ошибку в тексте, выделите ее и нажмите комбинацию клавиш ctrl+enter.

Сообщение об ошибке будет направлено редактору портала.

Авторизация
Подписка на газеты
Типографии ИДНЮ
Опрос

Поддерживаете ли Вы полный запрет на продажу алкоголя в населенных пунктах?

Поддерживаете ли Вы полный запрет на продажу алкоголя в населенных пунктах?
Нет
67% (121 голос)
Да
25% (45 голосов)
Мне все равно
8% (14 голосов)
Всего голосов: 180

Информационно-аналитический интернет портал "ugra-news.ru".

Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл № ФС77-62536 от 27 июля 2015 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).

Учредители:
Правительство Ханты-Мансийского автономного округа - Югры, Акционерное общество "Издательский дом "Новости Югры".

Любое использование материалов допускается только при наличии гиперссылки на ugra-news.ru

Редактор: Ипполитова Екатерина Евгеньевна
Контент-менеджер: Суетина Дарья Михайловна
Дизайн: Белошапка Максим Геннадьевич
Дизайн рекламы: Осадчева Татьяна Владимировна
Техническая поддержка сайта: Трунин Радмир Анатольевич

Яндекс.Метрика
Яндекс цитирования
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.