Выбран регион
×
История
0

Удачное лето 1958-го…

Шестьдесят лет назад в верховья Конды, среди непролазных болот, высадилась сейсмопартия Алексея Черепанова. Сейсморазведчики ломали голову: что лежит под этими топями? Как заглянуть в толщи недр?
Взрыв на реке
Геофизики Западной Сибири не могли использовать имеющийся опыт ведения сейсморазведочных работ – ни отечественный, ни зарубежный. Все сейсморазведочные работы раньше велись только летом, вся аппаратура и оборудование смонтированы на автомашинах, но как по болотам проедешь?
Однако геофизик Александр Шмелев для выявления подземных структур придумал способ сейсморазведки в условиях таежного бездорожья. Он вместо дорог использовал речки. По воде растянули цепь плотов, просверлили бревна. Вставили туда сейсмопроводники, а по концам этой длинной цепи пробурили на берегах скважины и дали взрыв. Взрывная волна дошла до самого плотного слоя – фундамента и возвратилась обратно. Самописцы точно зафиксировали рельеф пластов.
Это был прорыв! Оказалось, что партия речной сейсморазведки при двух-трех катерах и мотолодках способна своими силами уйти на участок работ за сотни километров от базы, провести работы и вернуться.
Сейсмическая партия Черепанова «простреляла» четырехкилометровый профиль, «прощупала» русло Конды и определила Шаимский перегиб. Вот теперь пришла очередь работать буровикам. Но для постановки глубокого поискового бурения нужны были конкретные точки под бурение, поэтому осенью 1958 года для проведения сейсмической съемки в шаимскую тайгу водным путем отправился сейсмоотряд под руководством участника войны Виктора Гершаника. Буксир 12 дней тащил баржу по уже застывающей Конде. На борту 70 человек, караван из 8 тракторов, 10 балков и две сейсмостанции. Кругом непролазная тайга, коварные болота. Впереди – неизвестность.
Из Берёзово на Шаим
Гершаника, между прочим, друзья в шутку называли «одним из признаков залежи углеводородов». Виктор Абрамович был участником самого главного открытия – березовского фонтана, случившегося в 1953 году. Правда, события эти для него оказались драматичными.
При сейсмокаротаже (способ сейсморазведки) из-за несоблюдения правил техники безопасности в августе 1953 года погибли один из взрывников геофизической партии москвич Борис Самсонов и помощник дизелиста, житель Березово Александр Кох. Дело дошло до суда. Двое прямых виновников получили по два года тюрьмы, оставленные на объекте за начальство Виктор Гершаник и Семен Лев – по году исправительно-трудовых работ на рабочем месте без права выезда. 
До открытия березовского фонтана оставалось полтора месяца. А тогда березовская скважина была признана абсолютно бесперспективной в плане нефтегазоносности. Электрокаротаж оптимизма не добавил. Испытания, положенные опорной скважине, все-таки были произведены, на этом настоял главный геолог Тюменского геологического управления Лев Ровнин. Однако должного внимания испытательным работам не уделили. Не был установлен превентор. На завершающем этапе, при подъеме труб, скважину заливали не тяжелым глинистым раствором, а водой. Если бы не это разгильдяйство, скважину бы благополучно зацементировали и не узнали бы, что там газ. Но, к счастью, все пошло по-другому сценарию: когда давление упало, газ вырвался, взревел, фонтан рванул более чем на 50 метров. Случилась авария, в результате которой родилась Западно-Сибирская нефтегазовая провинция.
Газ получили, но ждали-то нефть. Ее нашли на Шаиме, правда, семью годами позже. Гершаник и тут оказался среди первопроходцев.
Базировалась партия в деревне Ушья Кондинского района. На всю бригаду – одна шестиместная палатка, внутри которой байковый утеплитель, буржуйка. На снег укладывали внутри палатки слой лапника и расстилали спальники. Освещением служила парафиновая свеча.
«Однажды даже пришлось жить на буровой. Над дизельным сараем из жердей сделали крышу, покрыли ее в один слой толью. Никаких деревянных полов и стен не было. Еду готовили сами, о поварах речи не было. Жили в палатках, вода была в дефиците. Но, если бы мне сейчас представилась возможность заново прожить жизнь, я бы ни за что не поменял свой выбор», – спустя годы вспоминал ветеран урайской нефтяной экспедиции Эдуард Осинцев.
Терпели все неудобства не зря. В процессе сейсмической съемки в центральной части Шаимского вала у подземного холма выявили два локальных поднятия: Трехозерное и Мулымьинское, а к весне была обнаружена южная часть Тетеревской структуры. Уже летом 1959 года на шаимскую землю прибыли буровики под руководством Семена Урусова, в район деревни Ушья по воде доставили бурильный станок.
«Мы выгрузились с барж почти на этом месте и сразу приступили к бурению скважин. Транспортной техники не было. Что могли, переносили дальше. Поэтому и было принято решение – бурить здесь. Поставили оборудование и забурились», – рассказывал слесарь Иван Шестаков.
Нефтяное озеро
21 июня 1960 года было открыто первое нефтяное месторождение – Шаимское. Начальник Шаимской нефтеразведочной экспедиции Михаил Шалавин направил в адрес начальника Тюменского геологического управления Юрия Эрвье в тот день радиограмму: «Скважина периодически фонтанировала... с дебитом 350–400 тонн в сутки».
Геолог Махалин рассказывал «Новостям Югры», что дебит был в разы больше. Но Шалавин после предыдущих неудачных испытаний побоялся сообщить о реальных объемах и на всякий случай уменьшил показатели. Могли ведь и с работы снять, если что не так...
«Когда открыли задвижку, вздрогнула труба, и мощный поток нефти и газа хлынул в вырытый амбар, превратившийся вскоре в нефтяное озеро. Вот тогда мы поняли, что такое фонтан», – вспоминали очевидцы.
После сообщения об открытии первой западносибирской нефти Совет министров принял постановление «О неотложных мерах по усилению строительства в районе Западно-Сибирского нефтегазового комплекса». В нем были намечены основные направления широкомасштабного промышленного освоения Западно-Сибирского региона…
А Виктор Гершаник вспоминал, как он, уже отойдя от дел и перебравшись в Тюмень, любил ходить по грибы. 
«И вот однажды я подхожу к железнодорожному переезду, шлагбаум закрыт: идет состав с шаимской нефтью. Это, оказывается, так приятно видеть, как идет состав с моей нефтью!» – делился радостью первопроходец.
Все же удачным было лето 1958 года, когда геофизики добрались до Шаима…

Теги статьи: #История геологоразведки #Югра

Автор текста: Новости Югры


Комментарии (0)
Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии
$