×
Общество
0

Кто, если не мы? Как мы можем спасти детей, больных раком

В Югре ежегодно врачи выявляют онкологические заболевания у 30–40 детей. Многим из них после химиотерапии требуется трансплантация костного мозга. К Ханты­-Мансийску, Нижневартовску, Мегиону и Нефтеюганску, где можно сдать кровь на типирование для Национального регистра доноров костного мозга, на днях присоединилась и Нягань.

Борьба без выходных

Как отметил глава медицинского офиса «Инвитро» в Нягани Ринат Измайлов, они постарались сделать все для комфорта потенциальных доноров. Сдать кровь на HLA­типирование (всего девять миллиграммов) в их офисе можно в будние дни с 7:30 до 20:00 и в выходные с 7:30 до 15:00 по адресу улица Ленина, дом 5 (ТРЦ «Мегацентр», третий этаж).

– Мы понимаем, что у детского рака не бывает выходных. Для большинства переживших химиотерапию трансплантация костного мозга – единственный шанс на спасение. Ведь именно костный мозг отвечает за то, чтобы в крови всегда были эритроциты – они переносят кислород; тромбоциты, позволяющие крови сворачиваться; и лейкоциты, защищающие организм от инфекций. По сути, это иммунитет человека, без него ослабленный ребенок может умереть даже от обычной простуды. Всех нас тронула история шестилетней Даши Халтуриной из нашего города, больной лейкозом (раком крови), и поиски донора для нее, поэтому забор донорской крови в наших офисах бесплатен для всех потенциальных доноров, – подчеркнул Ринат Измайлов.

А генеральный директор медицинских офисов «Инвитро» по Нижневартовску, Мегиону, Ноябрьску, Нефтеюганску и Ханты­-Мансийску Юлия Черанёва сообщила, что за последние полтора месяца, с помощью «Русфонда», самолетом в Санкт­-Петербург (в Институт детской гематологии и трансплантологии имени Раисы Горбачевой) из Югры для типирования было отправлено 193 пробирки.

– К сожалению, поток активных граждан постепенно снижается. Если с ноября по январь свыше
1 200 югорчан пришли сдать кровь, то сейчас эта цифра падает. Это закономерный процесс. Первыми приходили самые активные и сопереживающие, например все, кто лично знает Дашу Халтурину или слышал о ней. Однако мы надеемся, что со временем к нам придут и другие люди, те, кто еще сомневается: принимать им участие в спасении детей или нет, – отметила Юлия Черанёва.

Безопасная процедура

О борьбе с раком не понаслышке знает заведующая отделением детской онкологии Нижневартовской окружной клинической детской больницы Гузель Шарапова. По ее словам, многих людей пугают слова «трансплантация костного мозга», но на самом деле эта процедура не несет никакой угрозы для жизни донора.

– Для начала отмечу, что забор костного мозга не имеет ничего общего с пункцией спинного мозга (действительно опасной процедурой), поскольку спинной и костный мозг – это совершенно разные вещи. Костный мозг находится в полых костях человека. Сдавая кровь (те самые девять миллиграммов) в пунктах, сотрудничающих с Национальным регистром доноров костного мозга, потенциальный донор отправляет ее на типирование – исследование и разбор ее на генотип. При совпадении (а это один случай на пять тысяч доноров) с ним связываются и, при его согласии, проводят уже более глубокое типирование – тщательное обследование его совместимости с больным, чтобы потом совершить трансплантацию. Она бывает двух видов. В первом случае донору под местным или чаще под общим наркозом из тазовой кости через микроразрезы хирургической иглой забирают необходимое количество костного мозга. Процедура занимает около 30 минут. Во втором случае костный мозг получают методом афереза: за несколько дней до сдачи донор принимает препарат, который выводит стволовые клетки в кровь. В день сдачи донор проводит пять­-шесть часов относительно неподвижно. Из вены на одной его руке кровь забирается, проходит через специальный аппарат и возвращается через вену на другой руке. В это время из крови забираются стволовые клетки. В первом случае неудобство донора заключается лишь в его реакции на наркоз, а во втором – это время, – рассказала Гузель Шарапова.

По словам заместителя начальника управления медицинской помощи детям и службы родовспоможения депздрава Югры Татьяны Яковлевой, в Нижневартовске одно из лучших в стране отделений детской онкологии, где дети получают необходимое лечение и поддерживающую терапию. Однако по­-настоящему подарить жизнь некоторым из них может только трансплантация костного мозга. После того как донорский костный мозг пересаживают больному, он «запускает» его иммунитет. И со временем малыш полностью выздоравливает.

Коллективы ударники

Как рассказала нам бабушка Даши Халтуриной Татьяна Пермякова, которая является представителем «Русфонда» в Югре, донорами порой становятся целые трудовые коллективы.

– Одними из первых были воспитатели детского сада «Журавлик», где училась Даша, затем – сотрудники медицинских офисов «Инвитро». Знаю, что кровь сдавали наши пожарные и полицейские, врачи и журналисты из Ханты-Мансийска. Сейчас веду переговоры с «Роснефтью» о том, могут ли их сотрудники сдать кровь, посылаю письма всюду, куда могу, – ведь Даше всё еще не нашли донора. Есть шансы, что его найдут в Европе, но на это нужны огромные деньги (около 18 тысяч евро), которые мы до конца еще не собрали.

Впрочем, не все ждут писем – некоторые просто идут в пункты сдачи. Так, по словам заместителя председателя молодежного парламента при Думе Югры Александра Деменко, многие из его знакомых сдали кровь на потенциальное донорство.

На днях кровь для детей, больных лейкозом, сдал и член Совета Федерации от Югры Эдуард Исаков.

– Сдать кровь для Национального регистра доноров костного мозга имени Васи Перевощикова – тот минимум, который может сделать любой здоровый гражданин России. В нашей стране ежегодно раком заболевают свыше пяти тысяч детей, многим из них требуется наша помощь. В США каждый 32­й гражданин – потенциальный донор костного мозга. В Германии – каждый 16­й. В Израиле – каждый 11­й. В России… каждый 3 400­й. Притом за доступ к своим базам данных иностранные регистры запрашивают у российских семей огромные деньги – от 15 тысяч евро до 55 тысяч долларов, которых у них чаще всего нет. Наш Национальный регистр доноров костного мозга существует относительно недавно – с 2012 года – и за это время с его помощью было проведено 85 успешных трансплантаций. Знаю, что среди югорчан, сдавших кровь зимой, были найдены два совпадения, и сейчас эти девушки из Нягани и Нефтеюганска проходят процедуру глубокого типирования. Считаю их поступок настоящим проявлением югорского характера, – отметил сенатор.

Золотой резерв

По словам главного врача станции переливания крови по Югре Юрия Чемакина, в нашем округе большое число сознательных людей – это показывает анализ данных обычных доноров крови:

– В Югре на март 2016 года зарегистрировано 9 055 доноров, награжденных нагрудным знаком «Почетный донор России». В прошлом году впервые встали на учет 26 тысяч доноров, и они сдали 59,3 тысячи донаций крови и ее компонентов. Нами было заготовлено 47 584 литра донорской крови. Для нашего небольшого по населению округа это огромные показатели! Кроме того, в 2015 году мы направили на производство препаратов крови (альбумина) 6,2 тысячи литров донорской плазмы. Денежная компенсация за донацию небольшая – 748 рублей. Так что я уверен: югорчане сдают кровь по велению сердца, а не из-­за денег.

Есть большая вероятность, что наши постоянные доноры начнут сдавать кровь для Национального регистра. Правда, стоит обратить внимание на то, что кровь для регистра у нас сдают не на государственных станциях переливания крови, а в частных медицинских офисах «Инвитро», которые сотрудничают с «Русфондом».

Как верно сказала лауреат всероссийского конкурса «Лучший донор России» Наталья Марченко из Ханты-­Мансийска, которая за свою жизнь сдала кровь свыше 177 раз, донорство – важный показатель здоровья общества и во многом от нас зависит, сможем ли мы что­-то изменить в этом мире. Например, спасти чью­то жизнь.

Теги статьи: #Онкология #Дети #Помощь #Югра

Автор текста: Новости Югры

Комментарии (0)
Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии