×
0

17 мгновений из жизни Фармана Салманова

Читать «Новости Югры» в

28 июля исполняется 90 лет со дня рождения легендарного геолога.



1. В 26 лет возглавил экспедицию
Салманов в 26 лет возглавил в Сургуте геологоразведочную экспедицию. Шел 1957 год. Что такое Сургут в конце 1950-х? Всего-то три тысячи человек.
«Я по-русски плохо говорил, с моим азербайджанским меня с трудом понимали. В Сургут пришел один, в мешке 100 тысяч рублей. С этого начал создавать экспедицию. Летом куда-то добраться можно было на маленьком катерке, зимой на лошади. У меня там был Казбек, на нем я преодолевал по 200 километров. Сибиряки гостеприимные, незнакомые люди всегда пустят переночевать, накормят пельменями. К геологам на Севере относились с большим уважением», – с теплотой вспоминал Салманов.
2. Нефть и кукуруза
Между прочим, в Сургуте геологи не только искали нефть, но и пытались вырастить кукурузу, которую насаждал по всей стране Хрущев.
«Нефть нашли, а кукуруза не взошла. Прав оказался мой отец, приезжавший ко мне в Сургут. Глядя на землю, он говорил: ничего у вас с кукурузой не выйдет», – констатировал спустя годы легендарный геолог.
3. Сибирь в наследство
Сибирь предначертана Фарману Салманову задолго до его рождения. Дед Сулейман был сослан в сибирскую глушь еще в XIX веке: его приговорили к двадцатилетнему заключению по религиозной статье. В Азербайджан он вернулся с русской женой Ольгой, похоронив по дороге домой двух дочерей.
Маленький Фарман с жадностью слушал рассказы деда о том, как зимой по реке ходят люди, как обтираются снегом, выскочив из бани.
Для мальчика, выросшего на юге, это были какие-то фантастические рассказы. И он сделал все, чтобы увидеть эту самую Сибирь: получил профессию геолога и уехал на Север.

4. Наказ от школьника
Уехать на Север ему помог сталинский нарком Николай Байбаков.
Как-то кандидат в депутаты Верховного совета СССР приехал в село Морул Шамхорского района Азербайджанской ССР, где и жил Фарман. На встрече с народом в школе к наркому обратился Фарман (восьмиклассник лучше других говорил по-русски) и попросил Байбакова заасфальтировать дорогу к школе и провести в село электричество. Байбаков обещание выполнил, Фарману же посоветовал учиться на нефтяника. Через несколько лет юноша напомнит о себе.



5. Крестник Байбакова
В 1954 году Байбаков получил телеграмму: «Уважаемый Николай Константинович, свое обещание выполнил. Поступил и успешно окончил нефтяной институт. Дважды был на практике в Западной Сибири. Верю в перспективность этого региона. Но комиссия по распределению оставляет меня в Баку. Прошу Вас оказать содействие в получении направления на работу в Западную Сибирь. Это мне советует ваш (и ныне – мой) руководитель, профессор Михаил Владимирович Абрамович».
Байбаков, конечно, помог. Фарман был направлен на работу в трест «Запсибнефтегеология» в Новосибирск. Потом они дружили всю жизнь. Байбаков называл Салманова крестником.

6. Самоволка?..
Этот эпизод описан сотни раз: убедившись, что нефти в Кузбассе не предвидится, Салманов погрузил незамысловатый скарб геологов на несколько барж и уехал в августе 1957 года вести разведывательные работы под Сургутом.
Событие за многие годы обросло многочисленными версиями и интерпретациями. Кто-то говорит: это был дерзкий поступок Фармана Салманова, который рогом уперся, поверив в перспективность Среднего Приобья. Начальство возмущалось: «Средства отпущены на разведку в Кузбассе, а будут расходоваться в другой области!» Караван даже хотели вернуть обратно, а лихого начальника наказать.

7. …Или согласованное решение?
Другие исследователи считают, что никакого самоуправства в том поступке не было: перебазировка была разрешена Новосибирским территориальным геологическим управлением. Только получив положительный ответ о выделении земли под Грязненскую нефтеразведку в Сургуте, Салманов приступил к подготовке переезда из Кузбасса. Даже смета была выделена под переезд, что исключает версию о единоличном принятии решения Салмановым. Судя по всему, речь шла об окончательной дате перебазировки. Но Салманов не хотел больше ждать: боялся не успеть в навигацию передислоцироваться. В сентябре 1957-го салмановцы высадились на сургутской земле.

8. Досада
На новом месте приходилось все начинать с нуля. Не хватало жилья, складов, кадров. Всё везли за сотни километров. Буровая поднималась до обидного медленно. Недра не отдавали свое содержимое. Как тут не впасть в отчаянье?
Порой экспедиция жила на грани ликвидации.
Из-за многих проволочек, задержек со строительными материалами Салманову не удалось открыть самую первую сибирскую нефть. Шаимцы доложили об открытии первой нефти в Западной Сибири в июне 1960 года. Салманову было досадно, но усилий он не оставлял.



9. Открытие мегионской нефти
21 марта 1961 года скважина в районе селения Мегион дала фонтан с глубины 2 180 метров. Салманов рассказывал, что всем своим оппонентам отправил телеграммы такого содержания: «Уважаемый товарищ, в Мегионе, на скважине № 1, с глубины 2 180 метров получен фонтан нефти. Ясно? С уважением, Фарман Салманов». Чтобы «обмыть» открытие Мегионского месторождения, он привез ящик шампанского на всю буровую бригаду.
В октябре 1961 года случился фонтан Усть-Балыка. Среднее Приобье снова сказало свое слово.

10. С лошади на вертолет
Немногие, наверное, знают, что сибирские геологи первыми испытывали вертолеты Ми. На них пересели с лошади примерно в 1959 году. Но однажды случилось несчастье: по вине пилота один вертолет зацепился за какую-то проволоку и сгорел. Этот случай разбирали в Москве, в правительстве. Министр авиации хотел запретить геологам обкатку вертолетов. Салманов выступил, сказал, что происшествий в воздухе не будет, если запретить все полеты и, как прежде, осваивать Западную Сибирь на лошади.
«И тогда на нашу сторону встал первый заместитель председателя правительства Алексей Косыгин. Он сказал: «Поддерживаю этого молодого человека». И показал на меня. Нам же, геологам, наказал, чтобы мы были поаккуратнее», – рассказывал Салманов «Новостям Югры».
11. С кавказским акцентом
Однажды делегацию из Тюмени пригласили в Красноярск, на слет молодых строителей Сибири и Дальнего Востока. Салманов выступал горячо, страстно, приглашал молодежь на работу в Сибирь, рисовал перспективы… Правда, мало кто понял, о чем он говорил. В президиум пришла записка: «Просьба в следующий раз, когда будут выступать сибиряки, пригласить переводчика». Фарман до конца жизни говорил с акцентом.



12. Он и она
Они прожили вместе 47 лет. Встретились в Сибири, в Среднем Приобье. Служебный роман. По профессии Тамара Васильевна геофизик.
«Я не обращала на него никакого внимания, поскольку Фарман был женатым. Вскоре его брак распался, и спустя год он стал ухаживать за мной. Мы жили в Сургуте, Горноправдинске, обживали вагончики... Наш сын даже ползать не умел: на полу почти всегда лежал лед».
Она всегда знала: на первом месте для Фармана – дело. Ее не смущала роль жены в тени мужа. Его высокопоставленных друзей стеснялась. Среди них были секретари райкомов, обкомов, начальники главков, а потом и министры, премьеры, послы, известные артисты…
«Нам вместе хорошо было даже молчать», – говорила она спустя годы.
13. Азербайджанская родня
Азербайджанская родня русскую невесту приняла тепло.
«Когда мама Фармана прилетела к нам на Север и вышла из самолета на трап, я обмерла, – рассказывала в интервью «Новостям Югры» Тамара Васильевна. – На улице морозы, мы закутанные, а она в шали, наброшенной на кофточку, и легких лаковых туфельках. Я сняла шубу и по-гусарски бросила ей под ноги, чтобы она смогла сделать пару шагов до машины. Она по-русски не говорила, но я почувствовала: приняла меня».
Салманов говорил своей родне, что ему с женой повезло.

14. Футбольный болельщик
Салманов был заядлым футболистом, страстным болельщиком. В Правдинской экспедиции у него была своя команда. Как-то футбольное поле залили дожди. Перед ответственным матчем с тюменской командой Салманов распорядился сушить поле вертолетом Ми-6. И матч состоялся.
В 1966 году его наградили поездкой на чемпионат мира по футболу, который проходил в Великобритании. В Лондоне он узнал, что ему присвоено звание Героя Социалистического Труда. Салманова чествовали в посольстве, а потом еще долго поздравляли на родине.



15. На подступах к бажену
Салманов первым из сибирских геологов столкнулся с глинистой нефтью – баженовской. В 1968 году на Салымском месторождении близ Горноправдинска (к тому времени Фарман Курбанович возглавлял Правдинскую экспедицию) произошел неконтролируемый фонтан, в результате которого буровая загорелась. Для расследования ЧП была назначена прокурорская проверка. Салманова защищали ученые-геологи. В случившемся, говорили они, виноват не человек, а природный фактор.
Но время баженовской свиты тогда еще не пришло, нефть из недр и так выходила фонтанами.

16. Звездный час геологии
В 1970 году Салманов будет назначен главным геологом Главтюменьгеологии, затем станет руководителем главка. Месторождения в те годы в Сибири открывали одно за другим.
В 1972 году Владимир Высоцкий написал стихи про одного «чудака из партии геологов». В чудаке геологи узнали Салманова, в образе угадывался и Юрий Эрвье. По сей день ходит немало версий о том, как песня появилась на свет. Но очевидно, что она была посвящена дерзким первопроходцам, поверившим в себя и сибирские недра…
Проработав в Западной Сибири более 30 лет, Салманов стал первооткрывателем и участником открытия более чем 130 месторождений нефти и газа.
Он был свидетелем звездного часа геологии и ее упадка. Переживал, доказывал в высоких кабинетах важность поисковых геологических работ, хватался за сердце, жалел, что уехал из Сибири в Москву, создал с нуля компанию, которую вскоре обанкротили. Был неистов, защищая то, во что верил всю жизнь. Но, похоже, его эпоха заканчивалась.

17. Почетный гражданин Югры
Фармана Салманова не стало в 2007 году. На памятнике, установленном Герою Социалистического Труда, почетному гражданину Югры на Ваганьковском кладбище в Москве, изображена карта Севера Западной Сибири, на которой отмечены географические точки, где он работал, и месторождения, открытые при его участии. В сентябре 2007 года в Сургуте был открыт Дом-музей Фармана Салманова, а в 2008 году сургутской гимназии № 3 присвоили имя легендарного геолога. В память о Салманове открыты памятники в Сургуте, Ханты-Мансийске и Горноправдинске. Его именем названы нефтегазоконденсатное месторождение, теплоход и самолет авиакомпании «ЮТэйр», улицы в Сургуте и Нижневартовске.
По итогам национального конкурса «Великие имена России» аэропорт в Сургуте теперь носит имя Фармана Салманова.
Каждый год в регионе, где работал легендарный геолог, проводятся Салмановские чтения. Молодые ученые представляют свои разработки в области геологических поисков. И, быть может, они когда-то повторят слова геолога-первопроходца: «Открытие месторождения – самое захватывающее, что было в моей жизни».



Мы знаем, как вам удобнее получать новости. Наши официальные аккаунты в социальных сетях: ВКонтакте, Facebook, Одноклассники, Twitter, Instagram, Яндекс.Дзен.
Комментарии (0)
Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии