×
Культура
0

В Урае много талантливых имен в литературе

Сколько раз ей говорили: порви паспорт, ибо даже представить нельзя, что этой женщине недавно исполнилось 75 лет. Увлечение всей жизни - поэзия, невероятная гармония с природой и умение воспеть каждую травинку, лучик солнца, капельку радуги или синего неба, а также простое человеческое естество характера выковали сущность Валентины Берсеневой. А скольким она своим примером дала крылья?

«Миллионы - учеников, а уж стихов написано мной тысяч 10-15»,- говорит она, улыбаясь.

Почти, вдумайтесь только, за 55 лет педагогической деятельности одних – она постаралась научить любить и понимать поэзию. Других - подтянуть по русскому языку. Третьим - помогла постичь иностранный (по образованию она - учитель немецкого языка) и поступить в вузы. Четвертым - дала навыки стихосложения, и их - большинство. На обучение уходит практически все время, а по ночам - пишет сама, о своем самом сокровенном.

День за днем

«Стихи должны случиться, как говорил мой любимый Вознесенский. И я стремлюсь к этому»,- говорит Валентина Егоровна.

- А как «случился» первый стих?

- В восьмом классе, практически в детстве, которое у меня, как у многих людей моего поколения отняла война - родилась я в 40 – ом. Рано потеряла родителей, а потом, трагически ушли в мир иной родные и любимые брат и бабушка, которая была очень образованной, была лекарем. И вот представьте, я, девчонка, по сути, ребенок, с раненным сердцем осталась одна. Без теплоты, без маминой ласки, без привычных слов «доченька», «родная». С комом в горле, едва сдерживая слезы, она напишет свои первые строчки: «Мама, ты всегда говорила прямо: Валя, рвись вперед! Зная мой характер упрямый, ты решила - не пропадет…».

Стихотворение - зарок, клятва. Как бывает иногда мало маминого тепла, и как много она успевает дать своему дитю той единой связывающей материнской пуповиной.

«О личной жизни лучше не пишите. Ее и не было, по сути», - как- то, тяжело вздохнув, говорит Валентина Берсенева.

Было предательство, которое она всегда держала в себе и старалась забыть. Осталось в памяти лишь то, как затрепетало однажды ее девичье сердце при виде бравого офицера. Замуж пошла, понимая и веря, что с этим человеком она пойдет дальше. Пошла, впорхнула, как бабочка к огню. И обожглась. Не выдержал он, сильный мужчина простое испытание временем. Растет совместная дочь, что еще нужно? И не смог понять, что не из просто жалости взяла Валя она воспитание трех своих племянников, а от того, что душа болела за крох, и хочет она оградить их, родимых, от горького одиночества. Но супруг поставил ультиматум: «либо - я, либо – они». Валентина выбрала – второе.

Поэзия свыше нам дана

- А не боялись поступать на факультет немецкого языка, война же была с фашистами?

- Нет, наоборот, полагалось учить и знать «язык врага», чтобы лучше дать ему отпор. Школу окончила с «золотой» медалью, а институт - с «красным» дипломом. Только дали, несмотря на круглые пятерки, диплом синего цвета. Сказали, что просто нет в наличие красных. Послевоенная бедность.

- Можно научиться писать стихи?

- Можно, но не каждый способен стать поэтом, умея лишь рифмовать. Поэзия свыше нам дана. Когда писала стихи еще девчонкой, мне казалось: ой, как здорово! Какие они хорошие! А сейчас, конечно, понимаю, как далеки они были до совершенства.

К сожалению, современное поколение мало читает, а дар слагать стихи открывается только голове, полной светлых мыслей, а какие мысли способен произвести техногенный век? Есть компьютеры и вроде бы, больше возможностей для самообразования, развития. Но сколько детей читает там Пушкина, Лермонтова, Гейне?

- Не могу не спросить о планах.

- Они, как и прежде: творить, писать, идти с моими учениками по жизни! Они приходят в центр дополнительного образования, где я работаю - научиться, и я стараюсь их - научить. А еще побеждать. На конкурсах - всегда наши только призовые места. С упоением читаю авторов, что навсегда в моем сердце – наше достояние Пушкин, Лермонтов, а еще уральцы Мережников, Кердан, наш земляк Еремей Айпин - они, кстати, были частыми гостями в школе иностранных языков, где мне довелось работать много лет.

Долгие годы эта школа была местом, где собирался литературный свет города - известные и начинающие поэты; читали стихи, говорили о литературе и даже налаживали связи с коллегами - лингвистами из-за рубежа. Одна из них - Инна Кант, штат Висконсин, США напишет Валентине Берсеневой: «Вы, человек искренний, чувствительный к красоте, с огнем - в груди. Вы поддерживаете этот огонь и в других. И не только не «остудите человека», но и способны разжечь угасающий огонь. И способны, уверенна, зажечь новый». А пять лет назад она была удостоена гранта губернатора Югры на реализацию программы обучения стихосложению детей в возрасте от 10 до 15 лет. Сколько юных «звездочек» тогда зажглось на литературном небосклоне? Многие из них стали студентами престижных вузов страны.

«В своем замшелом возрасте я еще участвую в «Свежем ветре»- ежегодном городском конкурсе поэтического творчества. На другой конкурс - представлю переложения на стихи Агнии Барто, Анны Митрофановны Коньковой - бабушки Аннэ. Пишу цикл стихов к 130-летию Гумилева. Особая дата- юбилей округа. Я уже получила приглашение от губернатора Югры принять участие в торжественных мероприятиях, что для меня особая честь. Дню рождения округа посвящен целый цикл моих стихов. Начало там такое: «Мой округ - край великих перемен; проверенного сплава - братство! И как могу я этим краем - не гордиться? И как могу стихи о нем я - не писать?».

Комментарии (0)
Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии