Особая категория медиков

Автор текста: 
18.06.2015

Судьба каждого фронтовика – страница летописи Великой Отечественной войны, но некоторые особенно поражают силой духа, мужеством человека, трагизмом фронтовых ситуаций и беспредельной надеждой на победу.

Такая судьба выпала Ольге Ивановне Такунцевой (Пашкиной). Она единственной из женщин Ханты-­Мансийска ушла на фронт уже опытным врачом-­терапевтом, а после Победы – возвратилась.

Самарово стало родиной

Старшая из семи детей семьи Такунцевых, Ольга с детства мечтала стать врачом. Отец одобрил ее выбор. Училась в Пермском мединституте. Когда проходила практику в одном из сел области, ее обязали организовать ликбез для неграмотного населения. Кулакам такое новшество оказалось не по душе, и они стреляли в нее, но, к счастью, не ранили. После окончания института в 1937 году девушку направили работать в Остяко­-Вогульск (будущий Ханты­-Мансийск). Здесь ей все пришлось по душе – люди, работа, а потом и любовь встретила.

Инженер рыбокомбината Василий Пашкин казался ей личностью необыкновенной. Еще бы – четырнадцати лет он ушел в Красную армию, дрался с басмачами, знал командарма Михаила Фрунзе.

Семья сложилась счастливой, родился сын. Но началась война. Василий ушел на фронт. Ушел и коллега Ольги, а на нее навалилась дополнительная нагрузка в больнице. Организовала вечерние курсы медсестер, женщины учились с восьми часов вечера до полуночи. А выдавалось свободное время – как и другие женщины, помогала рыбокомбинату, где осталось совсем мало мужчин: носила с причала соль в цеха, рыбачила, косила и убирала сено. Письма от Василия приходили редко, разлуку скрашивал подрастающий сынок, но зимой сорок второго он заболел дифтерией и умер.

Ольга загрузила себя работой еще больше. Теперь, когда ее ничего не держало в Остяко­-Вогульске, хотелось быть поближе к мужу. Она мечтала о фронте как возможной встрече с Василием. Не раз Пашкина писала заявления в военкомат, но все просьбы отклонялись: врачи нужны были и в тылу. Только в мае сорок третьего она получила долгожданную повестку. Направление – Северо-­Западный фронт в качестве врача особого дорожно-­строительного батальона, который сооружал дороги там, где велось наступление наших войск.

Боевое крещение

Боевое крещение Ольга получила под Старой Руссой. Солдаты строили дорогу под непрекращающимся артобстрелом, потом началось наступление и появилось множество раненых. Терапевту по образованию, ей пришлось переквалифицироваться в хирурга – основную профессию военных медиков. Поначалу судьба щадила. Ольга каким-­то неведомым чувством ощущала, что Василий воюет где-­то неподалеку. Так оно и оказалось. Командование даже время выделило для встречи супругов. Красивое место среди берез, но времени для общения было мало. Ольга торопила мужа: пойдем, уже пора. Но только они отошли от поляны, как туда упал снаряд, образовав глубокую воронку. «Ты меня спасла», – сказал тогда Василий жене. Знали бы Пашкины, что спустя несколько месяцев он тоже спасет жизнь любимой.

В бою остро чувствуется беспомощность перед судьбой. Но медики – люди особого склада, прежде всего они занимаются оказанием помощи раненым, а не собственной безопасностью. Ольга никак не могла понять, почему немцы, нарушая международные законы и моральные правила, обстреливают медсанбаты и госпитали, зная, что там раненые. То утро было безмятежно голубым, тихим и теплым, и вдруг стали падать снаряды. Убита одна медсестра, другой оторвало руку… На искореженных деревьях висели бинты, останки погибших. Грохот, свист снарядов. Это был настоящий ад, среди которого надо, не теряя самообладания, готовить оставшихся в живых для эвакуации в тыл. Там развернули палатки и стали заниматься ранеными.

Ранение и конец войны

Часть Ольги передислоцировали в Карелию. Окончание войны уже чувствовалось, и о плохом думать не хотелось. Но беда все же настигла: она подорвалась на минном поле, куда их загнали немцы. Раздробленную ногу хирург отрезал ниже колена еще в медсанбате. Василий потерял жену, не получая от нее никаких известий. Любящее сердце, беспокойство заставило его начать поиски. И он нашел Ольгу на Ленинградском вокзале, где находились тяжелораненые. Она лежала на грязном окровавленном матрасе за какой-­то дверью. Не плакала, хотя было видно, как страдала. Увидев мужа, ничуть не удивилась: она была уверена, что Василий
ее разыщет.

Муж смог устроить Ольгу в госпиталь, откуда через семь месяцев она на костылях отправилась домой, в Самарово. И там сразу же окунулась во врачебную работу, а когда на рыбокомбинате организовали здравпункт, выпросилась туда.

После Победы возвратился Василий. Ему как опытному рыбнику предложили должность директора нового рыбозавода на Байкале. Жена устроилась главврачом местной больницы. Хорошо на Байкале, но домой, в Самарово, тянуло, и в середине пятидесятых Пашкины вернулись на прежнюю работу, только Ольге Ивановне пришлось поменять профиль, став первым санитарным врачом на рыбокомбинате.

Вспоминает дочь

Пашкиных уважали за спокойный характер, доброту. В день зарплаты они отправляли деньги нуждающимся родственникам… Людей подкупало и то, что Ольга Ивановна, возвратившись из фронтового пекла, не курила и в рот не брала спиртного. Со временем она сменила костыль на протез и не только сноровисто ходила на нем, но и танцевать любила. Пашкины воспитывали племянника Сергея наравне с дочерью Татьяной.

Нет давно в живых родителей, и дочь бережно хранит память о них не только за фронтовое прошлое, ордена и медали, но и за преподанные житейские уроки. В их доме постоянно кто­-нибудь гостевал со всех рыбоучастков и деревень района. Гостеприимство дополнялось прослушиванием грампластинок с классической музыкой, почти незнакомой людям. Необычным стал теннисный корт, где Василий Иванович обучал детей теннису.

Я попросила Татьяну Васильевну рассказать о маме. Моя собеседница призадумалась, перебирая фотографии.

– Взрослые ее уважали, а ребятня обожала. Как инвалиду войны ей выделили автомобиль «запорожец», и она научилась водить, но за руль почти не садилась. Зато разрешила это делать мальчишкам из моего класса, которых вождению обучали в школе.

Главным в характере мамы было врож­денное чувство сопереживания. Однажды она увидела в окно пьяного, лежавшего на земле. Тогда ведь пьянство не было таким страшным социальным явлением – может, мужчина напился с горя. Мама попросила меня привести его к нам, объясняя, что на улице холодно и он может простыть. Когда ему предложили горячего чаю, он почти протрезвел: с чего ради чужие люди заботятся о нем.

И хотя Татьяна была единственным ребенком в семье, родители ее не баловали.

– Отец брал меня на охоту, рыбалку, мама учила заниматься цветами и вообще делать правильный выбор решений. Например, появились в продаже первые плюшевые игрушки, и мне так хотелось иметь слона в красных штанишках. Мама сказала: хорошо, купим слона, но зато ты не сможешь отметить день рождения с подругами. Конечно, я отказалась от дорогой игрушки.

Девчонкой сама выбелила свою комнату и так гордилась, когда мама меня похвалила. Меня никогда не ругали. Однажды я сварила суп из утки, но вместо соли положила сахар. Папа попробовал, сказал, что суп получился интересный, и съел целую тарелку.

Татьяна Васильевна смеется, вспоминая сладкую утиную похлебку, и вновь обращается к военной теме:

– В одно время с мамой в Ханты-­Мансийске работали и другие фронтовые врачи – Федор Иванович Гарбуз, братья Пантеровские, Михаил Антонович Федоров… Блестящая медицинская плеяда. Фронтовики дружили с моими родителями. Когда отец тяжело заболел, его отправили в Тюмень, где его прооперировал переехавший туда онколог Федоров. Вспоминаю братьев отца и матери, тоже фронтовиков, далеко не все из них остались живы. Виктор Иванович Такунцев, самый старший из братьев мамы, водил на линию фронта тяжелые составы с техникой, за что был награжден орденом и получил от Сталина подарок – золотые часы с надписью. Когда я вспоминаю фронтовиков, которых знала с детства, родителей в первую очередь, меня охватывают гордость и сожаление, что некоторые военные биографии остаются за кадром.

Если Вы нашли ошибку в тексте, выделите ее и нажмите комбинацию клавиш ctrl+enter
Сообщение об ошибке будет направлено редактору портала.


Также в рубрике

Добавить комментарий

CAPTCHA
Поставьте галочку
Архив издания

Новости Югры

пн вт ср чт пт сб вс
27
28
29
30
1
2
3
 
 
 
 
 
 
 
4
5
6
7
8
9
10
 
 
 
 
 
 
 
11
12
13
14
15
16
17
 
 
 
 
 
 
 
18
19
20
21
22
23
24
 
 
 
 
 
 
 
25
26
27
28
29
30
31
 
 
 
 
 
 
 
Тема дня
Интервью дня

Если Вы нашли ошибку в тексте, выделите ее и нажмите комбинацию клавиш ctrl+enter.

Сообщение об ошибке будет направлено редактору портала.

Авторизация
Подписка на газеты
Типографии ИДНЮ
Опрос

Поддерживаете ли Вы полный запрет на продажу алкоголя в населенных пунктах?

Поддерживаете ли Вы полный запрет на продажу алкоголя в населенных пунктах?
Нет
67% (121 голос)
Да
25% (45 голосов)
Мне все равно
8% (14 голосов)
Всего голосов: 180

Информационно-аналитический интернет портал "ugra-news.ru".

Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл № ФС77-62536 от 27 июля 2015 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).

Учредители:
Правительство Ханты-Мансийского автономного округа - Югры, Акционерное общество "Издательский дом "Новости Югры".

Любое использование материалов допускается только при наличии гиперссылки на ugra-news.ru

Редактор: Ипполитова Екатерина Евгеньевна
Контент-менеджер: Суетина Дарья Михайловна
Дизайн: Белошапка Максим Геннадьевич
Дизайн рекламы: Осадчева Татьяна Владимировна
Техническая поддержка сайта: Трунин Радмир Анатольевич

Яндекс.Метрика
Яндекс цитирования
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.