×
Общество
0

«Лететь выше, чтобы выжить». Песчаная буря в Мали и жара под +40 - о буднях летчика международного отряда

26-летний сургутянин Александр Файзулин работает вторым пилотом на вертолете МИ-8. Он состоит в международном летном отряде, который сотрудничает с Организацией Объединенных Наций (ООН). Недавно вернулся из командировки в Мали, до этого работал в Южном Судане. Дома Александр бывает редко, а о своих трудовых буднях рассказывает без лишних деталей. Но с читателями «Сургутской трибуны» Александр согласился поделиться, чем привлекает его столь рискованная работа и кто за него переживает в родном городе. 

Первый полет - он важный самый 

- Саша, расскажи, как ты связал свою жизнь с небом?

- Можно с уверенностью сказать, что это не я выбрал профессию, а она меня. Когда я завершил учебу в школе, то мало представлял себе, кем же я хочу стать. Тогда мой друг подсказал, что можно стать пилотом вертолета. Я недолго сомневался. Сразу же решил, что мне такое дело по душе. Так что все эти истории о том, как мальчик с детства мечтал стать летчиком или космонавтом, не про меня (улыбается). Во многом благодаря другу нашей семьи я поступил в Омский летно-технический колледж гражданской авиации. По его совету. Кстати, тот самый товарищ сейчас сам работает командиром вертолетного экипажа.

В колледж поступил еще в совсем юном возрасте, мне тогда было 18 лет. Сами понимаете, что в это время мысли в голове совсем не об учебе. Я долго не мог осознать, что детство уже закончилось. Первые два года несерьезно относился к учебе. Хотелось больше гулять с друзьями. А вот уже на третий год я впервые в своей жизни совершил полет. И тогда по-настоящему понял, что я предназначен для этой профессии. Испытал незабываемые ощущения.

- Расскажи то, что можно в твоем случае рассказать о трудовых буднях.

- Ты прав, о многих вещах нам распространяться запрещено. Работа серьезная и требует такого же подхода. Например, есть огромная разница между работой пилотов в России и в той же Африке. И самое главное отличие – летать приходится намного выше, чем в России. Почему? Все очень просто - чтобы выжить. Чем ниже ты летишь, тем больше вероятность быть замеченным и попасть под обстрел. Кто и при каких условиях стреляет по вертолету с земли, рассказывать не буду. Извини.

Конечно, я работаю не один. Я - второй пилот вертолета, а помимо меня в экипаже еще командир, бортмеханик и бортпроводник. У нас сплоченная команда. Хорошо ладим друг с другом. Конфликтных ситуаций не возникает. Хотя у нас серьезная разница в возрасте. Например, мне 26 лет, а моему бортмеханику - 50 лет, но мы прекрасно ладим. 

Если говорить о рабочих буднях, то у нас есть свой распорядок дня. Я работаю по плану. Он приходит к нам накануне вылетов. Как правило, мы перевозим сотрудников ООН, различные грузы, продукты. В общем, гуманитарную помощь. Чаще маршрут хорошо знакомый, но иногда бывает, что посещаем новые места.

Вообще работать в чужой стране, даже если там идут военные действия, очень интересно. Мы общаемся с мирными жителями. У нас есть возможность узнать хоть немного чужой язык, культуру. Каждая командировка – это новая жизнь. Мне нравится знакомиться с людьми, их обычаями. Это как настоящее путешествие, только ты едешь не отдыхать, а работать.

- Если предоставляют время на отдых, как проводишь свободное время? 

- Между перелетами есть небольшой перерыв. Я стараюсь не терять это время впустую. Читаю иностранные книги, так и язык подтягиваю. А еще у нас на базе есть спортивные площадки. Я обычно в спортзале занимаюсь. А вот поиграть на открытых площадках в волейбол или футбол удается нечасто. И если у нас в Сургуте - из-за холода, то там, наоборот, из-за жары. Днем бывает до сорока градусов тепла.

На Родину – другими глазами 

- По дому скучаешь? Кто переживает за тебя в Сургуте?

- На самом деле я очень часто думаю о возвращении домой. До того как стал работать в странах Африки, не ценил так свою Родину. Помню, что раньше мечтал уехать жить за границу. Мне не нравился российский менталитет, отсутствие культуры. Казалось, что где-то там далеко все намного лучше. А вот сейчас, когда поработал в Южном Судане, Республике Мали, изменил свое представление о нашей стране. Я понял, что жить в России прекрасно, что не хочу уезжать.

Несмотря ни на что, моя семья поддержала меня в выборе профессии. Родители рады, что я занимаюсь любимым делом. Хотя, конечно, они осознают, что это опасно. Я стараюсь всегда быть на связи, чтобы дома все были спокойны. В свободное от работы время всегда созваниваемся, отправляем друг другу фотографии. Я им видео записываю. В Сургуте по мне всегда скучают, тревожатся, но самые близкие рады за меня, ведь я осуществляю свою мечту.

- Какую историю, произошедшую с тобой в Мали, ты никогда не забудешь?

- Как-то раз мы собирались лететь из одной точки в свой базовый аэропорт. В это время погода стала сильно ухудшаться. Надвигался хабуб, чтобы было понятно, это вроде песчаной бури, когда целая стена песка высотой примерно 500-1000 метров движется на тебя. Мы стали торопиться. Быстро усадили пассажиров, запустили двигатели и взлетели. Вертолет оторвался от земли и начал полет, когда буря практически настигла нас. Мы взяли курс в обратную от хабуба сторону, я посмотрел назад и выдохнул. Песчаная стена осталась позади, а мы остались живы. Никакими словами не описать те чувства, которые я пережил в тот момент.

Если честно, трудно выделить одно интересное событие. Каждый полет, каждая командировка и вообще все, что связано с авиацией, ­заслуживают отдельного сборника сочинений. 

"Надвигался хабуб, чтобы было понятно, это вроде песчаной бури, когда целая стена песка высотой примерно 500-1000 метров двигается на тебя. Мы стали торопиться. Быстро усадили пассажиров, запустили двигатели и взлетели. Вертолет оторвался от земли и начал полет, когда буря практически настигла нас. Мы взяли курс в обратную от хабуба сторону, я посмотрел назад и выдохнул. Песчаная стена осталась позади, а мы остались живы"

Комментарии (0)
Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии