История границ

Автор текста: 
19.10.2015

75 лет назад, 23 сентября 1940 года, Остяко-Вогульский национальный округ был переименован в Ханты-Мансийский

При образовании Остяко-­Вогульского (Ханты­-Мансийского) национального округа в его состав вошли шесть районов: Березовский и Кондинский, Самаровский и Сургутский, Шурышкарский и Ларьякский. Но мало кто знает, что вскоре по инициативе окружных властей едва не образовались еще два района.

ОБСКОЙ РАЙОН И СОСЬВИНСКО-МАНСИЙСКИЙ

1 октября 1932 года в повестку заседания президиума окрисполкома был внесен вопрос о выделении Сосьвинско­-Мансийского района из состава Березовского. Почему? Скорее всего, потому, что при «нарезке» районов Березовский оказался самым национальным: здесь проживали ханты и манси. В решении окр­исполкома можно увидеть стремление дать внутреннюю автономию в рамках округа как тем, так и другим.

Сосьвинско-­Мансийский район собирались образовать в той части округа, где проживало больше представителей народа манси. При этом планировалось выделить еще один район – Обской.

26 декабря 1932 года на заседании окрисполкома уже были представлены не только границы новых районов, но и их «столицы». Так, временной «резиденцией» Сосьвинско-­Мансийского района, как отмечено в документах, должны были стать юрты Патрасуй, а Обского района – село Кондинское (сегодня это городское поселение Октябрьское).

Но инициатива окружных властей, судя по всему, не нашла поддержки: ни Обской, ни Сосьвинско-­Мансийский районы так и не были образованы, а Шурышкарский в 1937 году вообще исчез с карты округа – вошел в состав Ямало­Ненецкого округа.

Что касается Ларьякского (Нижневартовского) района, то история его вхождения в состав округа такова. В 20­х годах в бассейне рек Вах и Таз на территории Александровского района Западно-­Сибирского края (административный центр – Новосибирск) был образован Ларьякский туземный район (позже Нижневартовский). В октябре 1931 года судьба района обсуждалась на заседании оргбюро по образованию Остяко­-Вогульского национального округа. С докладом выступил ответственный работник окрисполкома Таравский, который накануне вернулся из Ларьяка и, озадаченный увиденным, нарисовал весьма безрадостную картину.

ГДЕ ЖЕ «КЛАССОВОЕ РАССЛОЕНИЕ»?

В Государственном архиве Югры хранится протокол заседания оргбюро от 17 октября 1931 года, на страницах которого зафиксировано увиденное Таравским. По его словам, «состояние района в области социально-­культурного строительства неудовлетворительное: сплошная неграмотность, нет ни одного предприятия, никаких путей к механизации. Животноводство развито слабо…»

Беспокоило окружную власть и другое: в Ларьякском районе не удалось выявить «классового расслоения», и это на фоне охватившего страну психоза по поводу ликвидации кулачества как класса, поиска антисоветских элементов. Но не пройдет и трех лет, как в здешней тайге органы ОГПУ все­таки найдут классового врага – кулака Ефима Шатина, которого местное население в знак уважения называло «царем». Судьба хантыйского царя оказалась печальной: его арестовали и увезли в Остяко-­Вогульск, что далее с ним случилось – неизвестно.

Членов оргбюро возмутил факт «искусственного сокращения средств» со стороны Александровского района: вместо предназначенных Ларьяку 73 тысяч рублей на «развертывание социально-­культурных мероприятий» было выделено всего 27 тысяч. Кроме того, при передаче Ларьякского района представители Западно-­Сибирского края решили забрать себе все катера, моторные лодки, другие средства.

Какое же решение приняло оргбюро, которому достался самый отдаленный и самый бедный район? Было решено «не менее трех работников районного масштаба послать для укрепления в Ларьякский туземный РИК на постоянную работу». Окружная плановая комиссия и отдел северного хозяйства получили задание проработать «конкретный план развития Ларьякского района и включить в окружной план 1932 года». Окружной конторе связи приказали срочно командировать радио­техника в Ларьяк для установки радиостанции, а с открытием санного пути туда направлялась «особая ответственная комиссия не менее как на полтора месяца».

ШКУРЫ ЛОСЯ И ТУШКИ ЗАЙЦА

Чем же пополняли районы округа закрома родины в начале 30­х годов? В Государственном архиве Югры в фонде № 1 хранится заготовительный план «Уралпушнины» на 1933 год, из которого следует, что молодой Остяко-Вогульский округ должен был поставить пушнины на 1 миллион 362 тысячи рублей, кроме того, боровой дичи 70 тысяч штук, водоплавающей – 200 тысяч, мясо оленя – 150 тонн, лося – 20 тонн. В план заготовок включили даже мясо медведя – 30 тонн, 4 тысячи тушек зайца, 400 шкур лося, 2 500 – оленя. Заготавливались и дары леса: ягод зимних – 300 тонн, летних – 100 тонн, грибов – 160 тонн, кедровый орех – 450 тонн.

Для стимулирования тех, кто участвовал в заготовках, необходимо было завезти товаров и продовольствия на 2,2 миллиона рублей

В «Уралпушнине» роль Остяко-­Вогульского округа была особая – он занимал одно из первых мест, на его долю приходилось 35 % заготовок. Эта организация работала на территории округа еще до его образования, то есть до 1930 года. Здесь имелись агентства, фактории, торговые пункты. Больше всего их было в Березовском районе – 15, в Самаровском (Ханты­-Мансийском) – 9, в Сургутском – 6. Когда образовался округ, количество заготовительных организаций увеличилось с 42 до 60.

КОНКУРЕНЦИЯ НА ПРОСТОРАХ ТАЙГИ

Заготовками на территории округа занималась не только «Уралпушнина», но и кооперативные организации с непривычным для нашего слуха названием «Интегралсоюз», чьи подразделения были во всех районах. Между ними началась острая конкурентная борьба. «Интегралсоюз» действовал весьма напористо: колхозам запрещалось вести заготовительную работу с «Уралпушниной». Нелегко приходилось агентам «Урал-пушнины» в конкурентной борьбе с «Интегралом», а тут еще возник конфликт с окружной властью. Не имея разрешения окрисполкома, начали строить промыслово-­охотничьи станции в Самаровском и Березовском районах, затратили 40 тысяч рублей, но пришлось все бросить.

Случались проколы и с завозом товаров для заготовителей. Причина, как отмечено в архивных документах, была в том, что «не учитывались требования и вкусы местного населения». Что можно было придумать нелепее, чем «завезти для туземного населения городского платья на 150 тысяч рублей»? Бывало, что и пароходы не доходили до места, «сваливая грузы по своему усмотрению», товары терялись. Агенты «Урал-пушнины», не отличавшиеся большой грамотностью, иногда так оформляли документы, что в случае потери груза невозможно было предъявить претензии. А застрявший однажды в Тобольске груз так и не доехал до северных поселков – его продали на месте. Можно представить, как обрадовалось местное население непривычному изобилию товаров.

Тем не менее, несмотря на трудности, в системе «Урал-пушнины» работали свыше 190 человек, 29 из них – коренные жители. Для «туземного населения» в Остяко­-Вогульске организовали пушно-­сырьевые курсы, по окончании которых кого-­то могли назначить заведующим факторией, кого­-то – заготовительным пунктом. Тех, кто имел начальное образование, могли направить на учебу в специализированное заведение, и все расходы брала на себя «Урал-пушнина».

ГРАНИЦЫ НЕЗЫБЛЕМЫ

При охотсовхозе «Уралпушнины» имелся единственный на весь округ питомник по разведению лайки. Но конкуренция и в этом деле пошла на пользу: «Интегралсоюз», в свою очередь, организовал «выводки» собак в Самаровском, Сургутском и Березовском районах. Специалисты просмотрели 1 258 лаек, дипломы получили 412 собак, а 10 суперлаек удостоились похвальных жетонов.

Такой путь прошла заготовительная система округа, и неважно, кто этим занимался – «Уралпушнина» или «Интегралсоюз», главное, что у местного населения, прирожденных охотников, была уверенность в том, что их труд нужен государству.

…В архиве хранится протокол заседания Самаровского райисполкома от 5 января 1932 года, на котором обсуждался вопрос об изменении границ. Оказывается, в райисполком поступило заявление о нежелании населения Селияровского сельского совета отдавать часть территории Сургутскому району.

Все, что происходило в первые годы существования округа, можно назвать болезнью роста. «Переболев», округ утвердился в границах, но освоение лесопромышленного и нефтегазового комплекса потребовало некоторой корректировки. В начале 60­х годов был образован Советский район, позже – Нефте­юганский. И сегодня для нас важны стабильность и незыблемость границ районов и округа.

Если Вы нашли ошибку в тексте, выделите ее и нажмите комбинацию клавиш ctrl+enter
Сообщение об ошибке будет направлено редактору портала.


Также в рубрике

Добавить комментарий

CAPTCHA
Поставьте галочку
Тема дня
Интервью дня
Нефть мира
Город:
Ханты-Мансийск

Если Вы нашли ошибку в тексте, выделите ее и нажмите комбинацию клавиш ctrl+enter.

Сообщение об ошибке будет направлено редактору портала.

Авторизация
Подписка на газеты
Типографии ИДНЮ
Опрос

Поддерживаете ли Вы полный запрет на продажу алкоголя в населенных пунктах?

Поддерживаете ли Вы полный запрет на продажу алкоголя в населенных пунктах?
Нет
67% (121 голос)
Да
25% (45 голосов)
Мне все равно
8% (14 голосов)
Всего голосов: 180

Информационно-аналитический интернет портал "ugra-news.ru".

Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл № ФС77-62536 от 27 июля 2015 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).

Учредители:
Правительство Ханты-Мансийского автономного округа - Югры, Акционерное общество "Издательский дом "Новости Югры".

Любое использование материалов допускается только при наличии гиперссылки на ugra-news.ru

Редактор: Ипполитова Екатерина Евгеньевна
Контент-менеджер: Суетина Дарья Михайловна
Дизайн: Белошапка Максим Геннадьевич
Дизайн рекламы: Осадчева Татьяна Владимировна
Техническая поддержка сайта: Трунин Радмир Анатольевич

Яндекс.Метрика
Яндекс цитирования
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.