×
Общество
0

Жизнь как роман. Продолжение

Надым и Сургут, Северный полюс и Югославия, Конго, Сомали и Либерия – этапы большого пути человека, посвятившего себя небу


Мы продолжаем повествование о нашем герое – Франце Ивановиче Левицком. Говорят, каждая эпоха рождает своих героев. Советская эпоха, чтобы там о ней ни говорили нынешние «правофланговые», как никакая другая породила целую плеяду имен невероятного масштаба. Сложно сказать, кем бы стал Левицкий, не будь страны под звучной аббревиатурой СССР. Зато с большой уверенностью можно утверждать – он порождение именно советской эпохи. 

Рожденный в СССР
Родился Левицкий в Украине, в Житомирщине. В победном сорок пятом. Отрочество и юность пришлись на шестидесятые. Это было удивительное, сумасшедшее время – время романтиков, мечтателей и время великих строителей эпохи. Первый космический спутник на орбите Земли, первый полет человека в космос, первый выход человека в открытый космос... Конечно, заветной мечтой Франца, как и многих мальчишек, было подняться в небо. Он осуществил ее. Гигантское освоение недр Западной Сибири, участником которого стал пилот Левицкий, определило всю его судьбу. 
Сургут середины шестидесятых, несмотря на полученный статус города, был деревня деревней: одноэтажные бревенчатые дома, деревянные тротуары. В распутицу машины вязли по самую ось, летом - песок по колено, комарье и гнус поднимались тучей, сам городишко буквально утопал в болотах. Зимы суровые, морозы за сорок – норма. Таким и запомнился Левицкому Сургут образца 1965 года. Жили пилоты в Черном Мысу, в районе рыбзавода.
- Обстановка специфическая - кругом одни мужики, - вспоминает Франц Иванович. - Я был тогда вторым пилотом, мне командир экипажа не раз намекал – мол, хватит бегать, пора бы тебе парень жениться. Я отнекивался – где невесту искать, если девчат по пальцам пересчитать. А ты присмотрись, говорит, к дочке моего соседа Виктора Яковлевича, к Свете. Я присмотрелся - и вправду, ладненькая такая девчонка, красивая, все при ней. Долго не решался подойти, но однажды на танцах в заводском клубе отважился. Так и познакомились. 
 Избранница Левицкого была совсем юной, училась в школе. Пришлось парню два года ждать, пока она учебу закончит, тогда лишь отправился просить руки суженой. А будущему заслуженному пилоту России дали от ворот поворот: пусть дочь профессию получит, а там хоть за черта, хоть за пилота замуж выходит. Парень оказался упрямым и преданным: дождался-таки, когда его избранница закончит техникум и вернется в Сургут. Свадьбу сыграли широкую, комсомольскую. И зажили молодые, как и все тогда, просто и скромно. 

Вехи большого пути
Жизнь в те годы вообще была непритязательна. Сургутский аэропорт представлял собой грунтовую полосу с одной площадкой вертодрома, здание аэровокзала было деревянным, одноэтажным. Ми-4 в сравнении с современными винтокрылыми машинами был довольно примитивным: крошечная кабина пилота в пятидесятиградусные морозы промерзала насквозь и покрывалась куржаком, летчики вели машины в полном зимнем обмундировании: в теплых меховых куртках, унтах, в крагах по локоть. Окна промерзали, пилотам приходилось каждый раз оттирать стекла от инея, чтобы иметь хоть какой-то обзор. Струю теплого воздуха от единственного примитивного обогревателя направляли на лобовое стекло, чтобы не замерзало. 
Строительство первого нефтепровода Усть-Балык — Омск, месторождения Надыма, Нижневартовска, Мегиона, Сургута - это география работ летчика Левицкого, это его биография второй половины двадцатого века.
Так накапливался уникальный опыт работы в северных широтах, советские вертолетчики творили чудеса высшего пилотажа, выполняя поистине ювелирные работы. 
Уже в другой стране, в современной России, Левицкий работал на монтаже зданий. Экипаж под его управлением выполнял сложнейшие работы по установке купола на здание «Сургутгазпрома». Высший класс работ был выполнен на реконструкции ГРЭС-1: там вертолетчик с 260-метровой трубы снимал многотонное оборудование на Ми-8. Некоторые грузы были предельными для небольшой «восьмерки» — под три тонны каждый. Такое не каждому по плечу, но если говорить шаблонами, для его экипажа не было невыполнимых задач. 

От Сургута до Сьерра-Леоне
…А потом была воюющая Африка, пылающая Югославия. Там экипаж Левицкого работал в рамках миротворческих миссий ООН. В Югославию сургутские вертолетчики попали в самые трагичные для республики дни: страну раздирали распри на национальной и религиозной почве, войска НАТО вели бомбардировку с воздуха и с моря. 
Но более всего Левицкого поразила Африка: пестрая, многоязычная, нищая, крикливая, бурлящая, непостижимо странная и загадочная. Кстати, на континент и обратно сургутский экипаж летел своим ходом.
- Наш Ми-26 вылетел из Тюмени и далее через Казань взял курс на Домодедово (Москва). А дальше был такой маршрут: Вильнюс – Прага – Салоники – Родос – Луксор - Асмара – Джибути, приземлились в Сомали, - перечисляет Левицкий. 
Это была самая долгая и напряженная командировка. Более полугода проработал экипаж Левицкого в Африке, выполняя полеты на вертолетах Ми-26, Ми-8МТВ по центральным и восточным регионам континента: Сьерра-Леоне, Конго, Сомали, Либерия, Восточный Тимор, в экстремальных условиях 50-градусной жары и тропических ливней. Техника работала на пределе, впрочем, как и люди. Условия спартанские – летчики жили в металлических вагончиках, которые превращались в раскаленную жаровню. Вентилятор под потолком лишь гонял раскаленный воздух. От непривычной жары люди падали с ног, а тут еще нет-нет, да какая-нибудь инфекция привязывалась. Вот где сургутские пилоты не раз вспоминали добрым словом родную прохладную Сибирь.

Миссия выполнима
Не обошлось и без форс-мажора. Как-то к российским пилотам обратились украинские коллеги. Их самолет рухнул в болото, и своими силами они его вытащить не могли.
- Мы тогда стояли в Либерии, - вспоминает Франц Иванович. - Пилот чуть не со слезами просил нас - ребята, выручайте. Надо предъявить руководству хотя бы части техники, а то посадят, обвинят, что я его продал повстанцам. 
 Экипаж Левицкого показал высший пилотаж: вытащил украинский самолет Ан-24 и виртуозно перенес его на подвеске на расстояние почти в 300 км. 
 …Восточный Тимор запомнился необычными морскими пейзажами. Остров расположен посреди Индийского океана в юго-восточной Азии, климат там более мягкий, нежели африканский. Фрукты, овощи произрастают круглый год в диком виде, а посему аборигены не особо утруждаются, живут на всем готовом, как в раю. Там Левицкий впервые увидел китов. Курс пролегал над Индийским океаном, пилоты называли его «голубым маршрутом». Каждый раз перед ними раскрывалась потрясающая картина, а когда в поле зрения попадали гиганты океанов, они даже снижали машины, чтобы лучше разглядеть их. 
Обратный путь домой был непростым. В полете заболел один из пилотов – подхватил в Африке малярию. Экипаж совершил вынужденную посадку в Каире, больного госпитализировали. А сургутские вертолетчики, чтобы как-то убить время, совершали экскурсии по окрестностям, посетили египетские пирамиды. Через четыре дня экипаж в полном составе вылетел с аэродрома Каира и взял курс на Россию. Миссия завершилась. 

Фотографии сюжета / 5 фото
Комментарии (0)
Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии