×
Общество
0

А он по-прежнему моряк…

 

В  путешествии случается всякое

Сегодня мы с Павлом Семеновичем отправились в путешествие, самое что ни на есть для нашего героя приятное. Почему? Потому что адрес нашего «турне» - его молодость, а точнее - время армейской службы на Балтийском флоте. Таким образом мы решили поздравить нашего читателя с 23 февраля. 
- Призывался в тревожное время, - начал свой рассказ Павел Дюдин. - Это был 1962 год. Разгар Карибского кризиса. Нас, 100 активистов-комсомольцев, в спешном порядке призвали на срочную службу по распоряжению Саратовского обкома комсомола. В короткие сроки - всего за три месяца - обучили и отправили на крейсер «Жданов». Так я стал моряком. А через четыре месяца меня повысили в звании, и я стал сержантом. Мне доверили командовать отделением. В связи с известным конфликтом между США и нашей страной мы думали, что придется нам воевать. Тем более что муштровали нас как следует - день и ночь. На мое счастье, да и не только, а, пожалуй, и на счастье всего земного шара, Карибский кризис разрешился. И война не случилась. Мы несли, на первый взгляд, мирную службу. Бороздили  просторы Северного, Норвежского, Балтийского  морей. Бывали, например, в Дании. 
Дело было так. В Копенгаген с дружеским визитом должен был отправиться бывший руководитель нашей страны Никита Хрущев. Мы пришвартовались в порту. А там висят транспаранты: «Русские матросы - да! Хрущев - нет!». Мы, конечно, приуныли. Дескать, что за ситуация? Нас уважают, а нашу страну нет. И народ, чувствуем, с настороженностью на нас посматривает. Но так продолжалось недолго. Как-то само собой народ, не заметив за нами ничего плохого, потянулся на корабль. На нем проводились экскурсии, копенгагенцам было интересно буквально все. Как мы живем, что едим. Словом, интересовались моряцким бытом.  Позже мы узнали, оказывается, до нас у берега стоял американский корабль. С него моряки на суше что-то натворили. Вот почему и к нам сначала отнеслись недружелюбно. 
На 9 Мая, как полагается, на нашем «Жданове» подняли флаги. И вдруг на одном из соседних кораблей стал развиваться флаг с фашистской свастикой. Нам объяснили, что это диверсия. А что за корабль, кто это конкретно сделал, мы так и не узнали.   Было еще одно ЧП. Нас, нескольких матросов, вызвали и сказали, что, дескать, есть информация о минировании нашего боевого судна. Поэтому надо осмотреть его и, в случае обнаружения, обезвредить. Меня назначили в команду водолазов. Действительно, после рейда под воду была найдена нехорошая штуковина. Судно от вражеской мины мы обезвредили. 

А когда на море качка…

Но есть в море одна бедовая, кто по морю ходил - знает, вещь для моряков. Это качка. Большинство моряков очень тяжело переносило эту болезнь. В лежку лежали парни в каютах, замечает Павел Дюдин. На палубу выходить запрещено, мигом волной в море смоет. Спасались селедкой.  Ее было вдоволь на судне. 
- А меня,  как говорится, бог миловал, - замечает наш герой. - Я не страдал от качки. Сам не знаю почему.  Родился во время войны, в 1942 году. Мой отец о моем рождении  даже не узнал. Мать осталась одна. А нас - пятеро ребятишек. Жизнь голодная, холодная. Помнится, я совсем маленький, неокрепший дровяные чурки на печку складывал, чтобы просушивались. Их мои сестры сдавали государству. Позже узнал, что это были дрова для машин на генераторном топливе. Мама днем в колхозе трудилась, ночью сторожила магазин. А все равно едва концы с концами наша семья сводила. Не сытно в ту пору жило большинство людей. Я ведь, признаться, досыта кушать стал только в армии. Рацион у нас был отменный.  Таким образом компенсировали наши боевые походы в море. Случилось мне увидеть красоты Стамбула в Босфоре. В порт мы не зашли. Но мы шли по морю мимо часа четыре и могли видеть, как прекрасен этот город! Для нас, советских ребят из глубинки, он показался сказочным местом на земле.
-  В моей армейской службе был еще один незабываемый момент. Однажды стояли мы в Севастополе и вдруг объявляют: «Внимание экипажа! Сегодня на корабль прибывает Клавдия Шульженко!». Команда корабля, а это около тысячи человек, в назначенный час устроилась на палубе, и вдруг из-за орудийных башен выходит Клавдия Ивановна и поет свой знаменитый «Синенький  скромный платочек, падал с опущенных плеч…». Казалось, что корабль с якоря сорвется. Такие были аплодисменты. Такое не забывается, а живет с человеком всю жизнь.
Наш разговор с Павлом Семеновичем уже подходил к концу, когда он неожиданно признался, что в своей жизни принял одно неправильное решение. Дюдин сожалеет, что не остался служить на флоте.  Корабль в море можно развернуть на 360 градусов за минуты, а вот человеческую жизнь нет…
После четырех лет на корабле, именно столько тогда служили во флоте, уж очень ему хотелось в родные края. И он демобилизовался. Но с флотом он все равно не расставался. У себя на малой родине в Саратовской области работал электриком в речном флоте. По приезде в Нижневартовск тоже, разумеется, сразу же трудоустроился в речпорт. Работал на плавкране, электриком на судах. Последние годы просто сторожил объекты. А недавно попал под сокращение. И теперь наш герой полноправный пенсионер. 
- Оказывается, - замечает  Павел Семенович, - скучно без работы человеку. Надо придумать себе другое занятие. 
Есть такие люди, которые не могут сидеть без дела. Павел Дюдин из таких. Он активный общественник организации «Ветеран», состоит в общественной организации «Нижневартовский экипаж запаса», более того, он находит время и для творчества. Пишет стихи. Пожелаем ему творческого вдохновения!

 

 

Теги статьи: #День Защитника Отечества

Автор текста: Алина Ильина.

Комментарии (0)
Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии
Также читайте