Выбран регион
×
История
0

Вопрос увековечения памяти погибших лётчиков, похороненных в братской могиле в Ханты-Мансийске, заинтересовал общественность и ОНФ

Члены регионального отделения решили с помощью городских властей привести могилу в надлежащий вид и наконец-то разобраться: кто же действительно похоронен в бесхозной братской могиле на территории бывшего поселка Рыбный. 

Авиация севера: первые шаги
О том, что там покоятся именно жертвы авиакатастрофы, точных данных нет, это всего лишь версия, основанная на циркулирующих уже много лет слухах. Ни год, когда случилась трагедия, ни количество жертв до недавнего времени точно не были известны, только сам факт наличия братской могилы да смутные воспоминания некоторых жителей Ханты-Мансийска косвенно подтверждают, что авиакатастрофа могла быть. Отчет с заседания ОНФ окружная газета опубликовала 16 марта 2017 года.

К выяснению обстоятельств произошедшего ОНФ привлек Службу по делам архивов Югры, что и определило дальнейшее направление поиска. 

По словам консультанта службы Ольги Спиридоновой, документы Самаровского гидропорта в архивы автономного округа не поступали. Удалось выяснить, что в Российском государственном архиве экономики – РГАЭ (Москва) хранятся документы Обского отдельного отряда гражданского воздушного флота, самолеты которого обслуживали авиатрассу Тюмень – Тобольск – Самарово – Березово – Салехард в 1930–1940-е годы. Поиском документов об авиакатастрофах занимаются энтузиасты Дмитрий Ерцов и Александр Фетисов, десять лет назад они создали сайт, на котором размещают информацию об авиакатастрофах и происшествиях в СССР, по их словам, «восполняя информационный вакуум в этой области». Именно здесь Ольге Спиридоновой удалось обнаружить информацию об авиакатастрофе в районе села Самарово в 1941 году, которой она поделилась с редакцией окружной газеты. 
Так как публикация данных с сайта возможна только с письменного согласия его авторов – таково их условие, редакция связалась с ними и получила разрешение от Дмитрия Ерцова. Он сообщил, что в основном он использует архивные документы – работает в архиве, также сотрудничает с авиационными специалистами, в некоторых случаях пользуется воспоминаниями участников событий или их родственников. 
В свое время редакция окружной газеты, используя документы Государственного архива Югры, а также политических дел из архива Регионального управления ФСБ по Тюменской области, опубликовала ряд статей, в которых нашло отражение состояние авиации на Севере в тридцатые-сороковые годы. Все началось зимой 1931-го, когда на территорию только что образованных двух национальных округов – Остяко-Вогульского и Ямало-Ненецкого – выехала экспедиция Всесоюзного объединения гражданского воздушного флота. Она должна была составить предварительный проект воздушной линии Тобольск – Обдорск (Салехард). 
В 1931 году началось строительство аэропортов в Самарово и Березово. Регулярное движение самолетов стало возможным с созданием в Тюмени в 1934 году Обской авиагруппы в составе Главного управления Северного морского пути 
(Главсевморпуть). Управление полярной авиации слабо финансировало Обскую авиагруппу, не хватало самолетов, а те, что были, не отвечали требованиям к полетам в северных условиях. На линии не было ни ангаров для ремонта самолетов, ни мастерских, а синоптические бюро, не имея соответствующего оборудования, фиксировали только текущее состояние погоды. Все это отражалось на безопасности полетов. Так, только за зимний сезон 1936/1937 года зафиксировано 27 авиапроисшествий. 
В ту зиму из-за неисправностей самолеты приземлялись вблизи сел Тюли, Базьяны, Березово, на пути между Тобольском и Самарово. В 1937 году произошли две авиакатастрофы, которые унесли шесть человеческих жизней.

Пилот отклонился от курса
В 1938 году Обскую авиагруппу передали из Управления полярной авиации Главсевморпути в ведение Главного управления воздушного флота СССР. Изменилось и название, теперь это был Обской отдельный авиаотряд, самолет которого потерпел аварию в районе села Самарово 11 февраля 1941 года, и это точно установленный факт. Вот как это событие описано на сайте «Авиационные происшествия, инциденты и авиакатастрофы в СССР и России»: «Пилот Обского отдельного авиаотряда выполнял полет по маршруту Тюмень – Самарово. На борту находились четыре взрослых пассажира и два ребенка. В 7 часов 35 минут самолет появился над аэродромом Тобольск. Пилот получил разрешение на пролет и последовал далее на Самарово. Пролетев по трассе контрольные пункты Уват и Демьянское, пилот не пошел на следующие контрольные пункты Цингалы и Реполово, а полетел прямым курсом на Самарово. При приближении к Самарово, у реки Конда, пилот встретил резкое ухудшение погоды – сильный ветер, наземную метель и снегопад с сокращением видимости до 1–2 километров. Из-за ухудшения видимости пилот отклонился от курса следования и пролетел Самарово, не заметив его. Выйдя на более хорошую погоду в районе Елизарово, он увидел, что пролетел Самарово, и принял неправильное решение вернуться снова в сторону Самарово. Там он опять попал в плохую погоду, которая еще более ухудшилась усилившимся ветром, наземной метелью и снегопадом с видимостью до одного километра и менее. Попав в эти условия, пилот стал выбирать место для посадки на пойме реки Обь у юрт Тренькинских (15 километров севернее Ханты-Мансийска), где имел ровное снежное поле размером 3,5 на 4,5 километра, окруженное кустами. При развороте самолета с работающим мотором на большой скорости ударился о землю и разрушился. Пилот и пассажиры погибли. Катастрофа произошла в 11 часов 42 минуты. Всего погибших семь человек».
Выводы комиссии, которая проводила расследование, таковы: неправильные действия пилота, нечеткое обслуживание трассы метеостанциями, отсутствие контрольно-семафорного пункта на участке трассы Тобольск – Самарово, что не давало возможности предупреждать самолеты без радио-связи об ухудшении погоды впереди, малый налет пилота в облаках, отсутствие у него тренировки слепого полета. Пилота звали Петр Яковлевич Чуканов, разбору его трагического полета было посвящено закрытое партийное собрание Обского отдельного авиаотряда, которое состоялось 24 февраля 1941 года (протокол хранится в ГАСПИТО). 
На собрании также присутствовали инструкторы Омского обкома и Тюменского горкома партии (в те годы округ и Тюмень входили в состав Омской области). В докладе о пилоте Чуканове было сказано, что он «в первых числах февраля вернулся с курсов переподготовки из Новосибирска, которые закончил на отлично и был оттренирован на самолете ПР-5 на Тюменском аэропорту командиром отряда тов. Назаровым. 11 февраля 1941 года ему был разрешен рейс по маршруту Тюмень – Салехард». Коллега Чуканова Кошевой так отозвался о нем: «Чуканова знаю как энергичного, дисциплинированного, грамотного пилота, но у него имелись недостатки – все ему нипочем. Малый практический опыт полетов и недостаточные тренировки его и других пилотов по трассе, особенно слепых полетов, приводят к авиационным происшествиям». Говорили выступающие о плохом метео-обслуживании трассы, о том, что «приборное хозяйство на самолетах не обеспечивает полет пилоту, если его застигнут плохие метеоусловия – приборы работают не более получаса, кроме компаса». 
В списках не значились
На днях, как сообщила редакции консультант Архивной службы Югры Ольга Спиридонова, поступил ответ из ведомственного архива компании «ЮТэйр», где были обнаружены приказы и лицевой счет по начислению заработной платы Петру Чуканову, пилоту третьего класса. Сохранился приказ от 30 сентября 1940 года, в котором отражено его возвращение из служебной командировки в Севастополь, и приказ от 31 декабря о командировке в Новосибирск в УТО для тренировки на самолете П-5.

Кто, кроме пилота Чуканова, погиб в тот трагический день? Эти ли жертвы захоронены в братской могиле, или кто-то другой? 

Логика событий подсказала, что ответы необходимо искать в ЗАГСе, где фиксируются все смерти, тем более что погибших – семь человек, это сразу бросится в глаза. В ЗАГСе Ханты-Мансийска после изучения документов ответили, что факт массовой гибели людей не зарегистрирован, и посоветовали обратиться в районный ЗАГС. Действительно, местом падения самолета в документах комиссии по расследованию авиакатастрофы значатся юрты Тренькинские, а это территория Самаровского района. Но и здесь ничего не удалось найти. 
Так кто же похоронен в братской могиле? Как указано в справке, подготовленной руководителем Службы по делам архивов Югры Людмилой Сажаевой в адрес регионального отделения ОНФ, документы о расследовании авиакатастроф самолетов гражданской авиации хранятся в Российском государственном архиве экономики. На сайте РГАЭ в открытом доступе есть перечень авиакатастроф гражданских самолетов, произошедших в 1941 году на всей территории СССР, – всего их было 25. 
В этом списке есть упоминание еще об одной катастрофе в Обском отдельном авиаотряде, которая произошла 22 октября. Но где именно это случилось, данных нет, есть только фамилия пилота – В. В. Назаров, она упоминается в документах закрытого партийного собрания по факту авиакатастрофы 11 февраля 1941 года. В качестве командира Обского отряда Назаров тренировал Чуканова на самолете ПР-5 после его возвращения с учебы в Новосибирске. Кстати, именно этот самолет впоследствии потерпел аварию вблизи Самарово. 
Служба по делам архивов Югры сделала запрос в Российский государственный архив экономики. 
На днях поступил ответ из Москвы... 
Продолжение следует.

Теги статьи: #Авиакатастрофа #Рыбный

Автор текста: Валентина Патранова   

Комментарии (0)
Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии