×
Культура
0

Лето в Сибири, или Приключения флорентийца в России

Читать «Новости Югры» в

170 лет назад во Флоренции родился натуралист и антрополог Стефано Соммье, предпринявший в 1880 году путешествие в Югру и в Обдорск. Никто из итальянцев раньше не добирался до этих северных широт.

В поисках новых знаний о природе и человеке Стефано был готов поехать хоть на край света. Так это и случилось. Ботаник Соммье добрался до Обской губы.
Будущий исследователь Сибири появился на свет 20 мая 1848 года во Флоренции, во французской семье, но в 1869 году принял итальянское гражданство. С 1870 года занимался изучением флоры Италии, путешествовал по Тосканскому архипелагу, Сардинии, Сицилии. А затем решился на путешествие в северные широты: сначала в Лапландию, а потом в Западную Сибирь. Помимо флоры и фауны Обь-Иртышского бассейна, его интересовали люди, населяющие эту территорию. Но языка остяков и самоедов итальянец французского происхождения знать не знал, впрочем, не знал он и русского.
Москва, Волга, Кама, горы Урала, а потом Тюмень, Тобольск, Самарово, Березов, Обдорск… Конный экипаж, железная дорога, пароход… Исследователь-одиночка, кажется, не думал о расстояниях и препятствиях на пути. Только по территории Ханты-Мансийского округа он прошел 2750 километров.
Во время экспедиции Соммье впервые знакомится с народами, населяющими Сибирь. Он останавливался в домах русских, остяков, самоедов и башкир, чтобы иметь возможность лучше понять их традиции, культуру и образ жизни. Соммье много фотографировал, собирал и записывал сведения о туземцах. Он привезет в Италию около 150 предметов культуры остяков и самоедов. Образцы меховой одежды, украшения, орудия охоты и рыбной ловли, лыжи, инструменты для обработки шкур, домашнюю утварь, предметы культа. Через пять лет после экспедиции во Флоренции Стефано Соммье издаст книгу «Лето в Сибири среди остяков, самоедов, зырян, татар, киргизов и башкир». Надо сказать, впервые эта книга переведена на русский в 2012 году по инициативе историка из Югры Якова Яковлева – на грант правительства округа. Благодаря этому труду мы можем увидеть наш регион таким, каким он предстал перед европейцем в конце XIX века.

В гостях у Земцова
Итак, в середине лета 1880 года флорентиец оказался в селе Самарово, на слиянии Оби и Иртыша. Там он задержался на несколько дней. Вот что он напишет в своем дневнике:
«Вечером 17 июля мы достигли Самарово на слиянии Оби и Иртыша. Эта деревня, расположенная в низине, у подножия высокого правого берега Иртыша, была наполовину под водой, как почти все деревни на левобережье в это время. До некоторых домов можно было добраться только на лодке. Чтобы подойти к другим, приходилось двигаться по тротуарам, настеленным вдоль улиц из досок и бревен…»
Как отмечает Соммье в дневнике, он не нашел ничего, что хоть отдаленно напоминало бы гостиницу. Но он знал, что здесь проживает хороший человек Василий Земцов, который в 1876 году принял в своем доме немецкую экспедицию, отправленную в Западную Сибирь Обществом германской северно-полярной экспедиции. Соммье читал похвалы доктора Финша в адрес Земцова и знал, что тот, кроме приема членов экспедиции, снабдил немцев двумя лодками для поездки вниз по Оби.
Земцов, по словам Стефано Соммье, оказался человеком простым, даже грубым, но с золотым сердцем:
«Как он скромно представляется – простой крестьянин, выходец из Рязани, обогатившийся благодаря рыбе. Сейчас он владеет одним из самых красивых домов в Самарово. В его элегантной гостиной были горшки с цветами на окнах и разные шикарные вещи».
Особенно гордился Земцов дипломом почетного члена Географического общества Бремена, этой чести его удостоили за помощь экспедиции Финша. Он вставил диплом в рамку, которую повесил на стену напротив фотографий Полякова, Алквиста и членов бременской экспедиции.
Соммье делится своими соображениями по поводу ментальности, как бы сегодня сказали, «новых русских», каким Земцов был для того времени. Несмотря на имеющееся богатство, он продолжал жить просто, привычной для него жизнью, носил длинную крестьянскую рубаху.
«Это характерная черта для разбогатевших русских из низших классов. Они любят щеголять своим богатством (прежде всего, домами и шикарной мебелью), владеть очень дорогими вещами, давать пышные обеды, но не меняют свой стиль жизни… Когда Земцов предлагал нам вино и папиросы, сам он пил обычную водку и курил цигарку, он не пытался изменять ни в чем своим привычкам даже при желании составить нам компанию…» – подмечает флорентиец. Земцов предоставил Соммье лодку, чтобы спуститься вниз по Оби. Об оплате не захотел и слышать.

Пароход со ссыльными
Любопытными сведениями делится Стефано с будущими читателями своего дневника о ландшафте, климате, промыслах, положении ссыльных.
Итальянец удивлен: в Сибири не требуется разрешения на охоту и нет периодов запрета на нее. «Однако реальностью является запрет на ввоз оружия в Россию и продажа оружия только по специальному разрешению полиции. Чтобы получить такое разрешение в Петербурге, я потерял полдня, бегая из одного учреждения в другое», – констатирует Соммье.
По наблюдениям путешественника, у охотников особо ценится серая белка. В 1876 году только на Ирбитскую ярмарку было отправлено пять миллионов шкурок, а «в обменных операциях с местным населением долины низовьев Оби беличьи шкурки обычно используются в качестве денежной единицы».
В Сибири Стефано встречает ссыльные пароходы. Вместе с заключенными мужчинами ехали и женщины.
«…Мне подтвердили тот факт, что довольно часто женщины пользуются узаконенным правительством разрешением сопровождать в Сибирь осужденных мужей, хотя после осуждения брак аннулируется. Но никто не смог мне ответить на вопрос, много ли случаев такого же отношения со стороны мужчин в отношении своих осужденных жен. Я сильно сомневаюсь, что их много».
Российский закон, отмечает Соммье, позволяет семьям не только сопровождать осужденного в далекую ссылку, но и помогает бесплатно перевезти его семью («это очень по-человечески, хотя, возможно, это делается не из желания облегчить страдания несчастных, а с целью заселить Сибирь»).

«Почти похоже на город»
Добравшись до Березова, Соммье делится своими впечатлениями:
«Издалека это место почти похоже на город. Однако, когда поднимаешься на высокий берег и пересекаешь те немногие улицы, из которых состоит Березов, впечатление, созданное видом с реки, пропадает. Улицы здесь просто огромные, как принято по русским и особенно сибирским традициям», – читаем в его дневнике.
Путешественник соотносил участь заключенных XVIII века с политическими и уголовными ссыльными, которых он встретил в Березове. Как считал Соммье, они не имеют «насыщенной жизни» своих предшественников, но переносят ссылку не просто со смирением, а даже «с безразличием и весельем», что вызвано, по мнению флорентийца, легким характером русских.
Во время пребывания в Березове Соммье смог присутствовать на плясках остяков. Танцы не произвели на европейца никакого впечатления:
«Люди не пели и не говорили; их движения были беспорядочны и неуклюжи, напоминая движения деревянных кукол, которыми управляют с помощью нитей. Они шли друг за другом, пробегали скачками по комнате и замирали между прыжками в позах, самых странных и менее натуральных, чем можно придать деревянному складывающемуся манекену».
Путешествие Соммье в Сибирь, судя по всему, не стало сенсацией для научного сообщества. Обратившись в штаб-квартиру РГО за дополнительными сведениями об экспедиции, мы получили лишь ссылку на краткое сообщение, опубликованное в журнале «Известия Императорского Русского географического общества» в 1881 году под заголовком «Экспедиция г. Сомье на р. Обь» в разделе «Мелкие известия».
Тем не менее экспедиция Соммье позволила обогатить редкими экспонатами Национальный музей антропологии и этнологии Флоренции. Сибирские антропологические и этнографические коллекции Соммье легли в основу его собрания, а часть собранных материалов флорентийца еще ждет своих исследователей.


Мы знаем, как вам удобнее получать новости. Наши официальные аккаунты в социальных сетях: ВКонтакте, Facebook, Одноклассники, Twitter, Instagram, Яндекс.Дзен.
Комментарии (0)
Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии