×
История
0

Рейс в снегопад

Читать «Новости Югры» в

Общероссийский народный фронт, Служба по делам архивов Югры, редакция окружной газеты «Новости Югры» продолжают разгадывать тайну безымянной могилы в районе гидропорта Ханты-Мансийска. На эту тему в «Новостях Югры» опубликованы статьи «Слепой полет» (20 апреля, 11 мая и 1 июня 2017 года), «Самолет на песчаной косе» (15 июня 2017 года), «Красный пилот» (9 ноября 2017 года). С помощью неравнодушных людей открываются новые страницы истории северной авиации.

Продолжение. Начало в № 4

Дело из архива экономики
В предыдущей публикации рассказывалось о том, как в Российском государственном архиве экономики (РГАЭ) были найдены материалы расследования авиакатастрофы 1944 года в Микояновском, ныне Октябрьском, районе Ханты-Мансийского округа. Неизвестные страницы истории авиации Югры обнаружил наш добровольный помощник, редактор сайта airdisaster.ru (авиакатастрофы и происшествия) Дмитрий Ерцов (Москва). Но могли ли жертвы этой авиакатастрофы быть похоронены в безымянной могиле в районе гидропорта? 
Поиском имен погибших летчиков, которые якобы покоятся здесь, вот уже более полугода занимаются общественные активисты Ханты-Мансийска. Продолжился поиск в Москве, в архив экономики, куда отправился корреспондент окружной газеты «Новости Югры». Какую же тайну хранили на протяжении более семидесяти лет страницы архивного дела из фонда 9527?
…18 ноября 1944 года главный инженер Западно-Сибирского управления Гражданского воздушного флота (Новосибирск) Сивяков, назначенный ответственным за поиск пропавшего самолета, направил письмо на имя начальника управления майора Лантушко: «...В материалах катастрофы отсутствуют: а) акт судебно-медицинской экспертизы на погибших командира Обского отряда Дубенского и бортрадиста Егорова в связи с тем, что последние были временно оставлены на месте происшествия из-за невозможности их вывоза по специфичности местности…»

Принял командование на себя

dubenskiy_aleksandr_sergeevich.jpg
Что же случилось глубокой осенью 1944 года на северной авиатрассе? Где-то в Европе шла война, а здесь, в глубоком тылу, комиссия Обского авиаотряда собиралась в командировку в северные аэропорты, чтобы проверить их готовность к работе в зимних условиях. Вылет из Тюмени был назначен на 7 октября 1944 года. Комиссию возглавил сам начальник Обского авиаотряда Александр Дубенский. Предстояло проверить 
аэропорты в Самарово, Березово и Салехарде.
10 октября комиссия, завершив все дела в Салехарде, собралась в обратный путь. С утра была нелетная погода – туман, поэтому удалось вылететь только во второй половине дня. Всего на борту было девять человек: четыре члена экипажа – командир 
корабля Александр Тимлер, командир Обского авиаотряда Александр Дубенский, бортмеханик Михаил Евсеевский, бортрадист Михаил Егоров и пятеро пассажиров – Семен Лихошерстов, Николай Стоянов, Николай Майборода, Ольга Свидерская, Александрова (имя неизвестно).
Из-за нехватки светового времени пришлось заночевать в Березово. По показаниям свидетелей, все время полета – от Тюмени до Салехарда и от Салехарда до Березово – самолет вел командир отряда Дубенский, Тимлер был на месте второго пилота. Утром 11 октября в Березово была хорошая погода, планировали рано вылететь, но не получилось: из Самарово пришло сообщение о шторме. Время коротали в гостинице, через некоторое время им сообщили: погода улучшилась. Тимлер пошел оформлять документы, а когда вернулся к самолету, Дубенский уже сидел на месте командира воздушного судна. Пилот, зная капризы северной погоды, по его словам, предложил Дубенскому: «Не лучше ли мне сесть на левое сиденье?» Но тот только рукой махнул: ничего, справлюсь.
Из показаний старшего инженера Обского авиаотряда Семена Лихошерстова:
«Кто был фактически командиром самолета, я сказать не могу. Дубенский командиром быть не мог, так как выпущен на этом типе самолета не был, зачетов по материальной части не сдавал. Дубенский сел на место первого пилота с целью личной тренировки. Вылетели из Березово в 8 часов 30 минут. До Кондинска (ныне Октябрьское. – Авт.) погода была хорошая: высота облачности – 300 метров, видимость – 5 километров. Отлетев от Кондинска, попали в сплошную пелену снегопада, видимость резко упала до нуля. Самолет был вынужден снизиться до высоты 30–50 метров. Снегопад был сырой и очень густой. Дубенский вел самолет в снегопаде примерно минут пять, а затем передал пилоту Тимлеру. Я, наблюдая за приборами, заметил, что температура воды имела тенденцию к снижению. Находясь в отсеке, отделявшем кабину пилотов, я решил сообщить Дубенскому о необходимости закрыть жалюзи радиатора, чтобы поддержать температуру воды мотора».

Мотор застывает, авария неизбежна
Лихошерстов прорезал отверстие в иллюминаторе и передавал записку. Дубенский прикрыл жалюзи, но температура воды к этому времени уже снизилась до 40 градусов. Через несколько минут мотор стал плавно сбавлять обороты. По словам Лихошерстова, поняв, что мотор застывает и авария неизбежна, он решил перейти туда, где сидели пассажиры. Через две минуты самолет зацепился за верхушки деревьев и рухнул на землю.
О том, что происходило в эти минуты в кабине, дал показания выживший пилот Александр Тимлер. По его словам, из-за снегопада полет проходил фактически вслепую. Дубенский сильно отклонился от курса, и Тимлер указал ему на компас. Почувствовав, что не справляется, Дубенский передал управление командиру самолета. Перпендикулярно курсу была грива высокого леса, Тимлер понял, что самолет неминуемо рухнет, так как при слабо работающем моторе высота снижалась. Он стал разворачиваться, чтобы сесть на ровное болото, которое обнаружил сквозь пелену снега, но услышал твердый голос Дубенского: не надо садиться! Взяв управление на себя, он дублировал Тимлера до самого момента гибели самолета.
Причиной авиакатастрофы позже назовут отказ мотора из-за обледенения диффузора карбюратора вследствие плохих метеоусловий (густой снегопад, налипание снега, большая влажность воздуха), а также неправильного решения продолжить полет вместо того, чтобы посадить самолет. Через полтора месяца, 27 ноября 1944 года, было составлено секретное заключение о причинах авиакатастрофы. Винов-
ником назван командир Обского авиаотряда Дубенский, который, «не имея опыта в рейсовых полетах, не знающий эксплуатации мотора М-34, воспользовавшись правами командира отряда, занял место первого пилота и в сложных метеоусловиях проявил полную растерянность, грубо нарушив ряд пунктов наставления по летной службе…» Пилоту Тимлеру поставили в вину, что он «не проявил достаточной настойчивости, видя ряд нарушений со стороны Дубенского, не напомнил ему об этом».
Катастрофа произошла в 15 километрах от поселка лесозаготовителей Лорба и в 60 километрах от районного центра Кондинска.
Из показаний Ольги Свидерской:
«После того как выбрались из-под обломков, установили раненых: пилот Тимлер и Майборода имели сильные кровоточащие раны, сделали им перевязки. Бортмеханика Евсеевского положили около самолета, он не мог двигаться из-за сильной боли в районе таза. Начали поиски командира отряда Дубенского и радиста Егорова. Их обнаружили под обломками кабины без признаков жизни. Тела освободили и закрыли снегом, оставив у самолета. Остальные семь человек перебрались за 200 метров и грелись у костра всю ночь. 12 октября пускали ракеты, но ищущие нас самолеты не заметили. 13 октября на поиски какого-нибудь селения ушли Лихошерстов и Майборода. Прождав до 16 октября их возвращения, мы захватили теплые вещи и продукты, сколько было возможно, и отправились по их следу. Шли по болотам и лесу, имея направление к Оби. 19 октября вышли к озеру и все время жгли костры, чтобы обратить внимание летающих вдали самолетов…»
Почему так долго их искали, хотя поиски начались уже на следующий день после авиакатастрофы? Связь с радиостанцией Самаровского аэропорта была односторонней, радиооператор Александра П., приняв радиограмму, которую до своей гибели успел отправить бортрадист Егоров: «посадка… воды нет…», она не внесла ее в журнал, так как, по ее словам, не услышала позывной самолета. По правилам сигнал бедствия должен быть зафиксирован в журнале независимо от того, кому принадлежит самолет, также радист обязан немедленно сообщить об этом начальнику аэропорта, но этого не случилось. Поиск самолета шел фактически вслепую. Раненые члены экипажа и пассажиры, среди них две женщины, долго плутали по тайге в надежде 
выйти к людям…

za_2_mesyaca_do_voyny_timler_a.33a.jpg

Из показаний пилота Александра Тимлера:

«В наряд я был назначен 6 октября 1944 года, 7 октября прибыл в аэропорт. Оформил документы и пошел к самолету, осмотрел высотомер, рули управления, завел часы. В это время подошел командир отряда Дубенский и шутя спрашивает: «Куда прикажете садиться?» Я ответил: «Это ваше право». После этих слов он сел на левое сиденье, тем самым приняв командование на себя…»

Окончание следует


Мы знаем, как вам удобнее получать новости. Наши официальные аккаунты в социальных сетях: ВКонтакте, Facebook, Одноклассники, Twitter, Instagram, Яндекс.Дзен.
Комментарии (0)
Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии