Выбран регион
×
История
0

Как сложилась судьба первого депутата Верховного Совета СССР от народа ханты

Первым депутатом Верховного Совета СССР из народа ханты был Лука Федорович Ернов. 12 декабря 1937 года за него проголосовали избиратели Остяко-Вогульского национального округа. Как в дальнейшем сложилась его судьба? Ответ на этот вопрос редакция попыталась найти в архиве семьи Ерновых, который хранится в Музее Природы и Человека.

ПРИВЕТ ЛЮБИМЫМ ДЕТКАМ

«Здравствуй, мой милый друг, дорогая Валюся! Целую тысячи раз сердечно и желаю самого наилучшего! Привет нашим малышам, нашим любимым деткам, о которых одна моя забота – здоровы ли они? Храни их, милая, храни. Долгое время не писал, это объясняется тем, что меня не было в своей части. Получил письмо от малышей, где были вложены труды любимого сына, а здесь это письмо прозвали – письмо с чертежами. Говорят красноармейцы: видать, товарищ военком, ваш сын будет строителем. Я думаю, это правильное определение бойцов: он будет строителем социалистического общества... Здоровье? Скрипят еще шарниры. Иногда бурчу себе в бороду песенку: «Любимый город другу улыбнется, знакомый дом, зеленый сад и нежный взгляд…» Целую вас сердечно, сердечно, сердечно. Будьте здоровы! Ваш отец, твой муж Ернов Л. Ф. 25.09.1942». Внизу штамп «Просмотрено военной цензурой».

Через год, 26 декабря 1943 года, в окружной газете «Сталинская трибуна» появилась заметка под названием «На встрече с депутатом Верховного Совета СССР»: «24 декабря зрительный зал Самаровского клуба рыбников не вместил всех желающих. Звучным всплеском аплодисментов зал встретил появление в президиуме Луки Федоровича Ернова. Депутат Верховного Совета, офицер Красной Армии рассказал о героических делах Н-ской стрелковой дивизии Волховского фронта… Один за другим поднимаются на сцену стахановцы, инженеры, учителя, комсомольцы…»

В письме, которое в 1983 году направила из Армавира в окружной краеведческий музей Валентина Ивановна Ернова, она сообщила: «Прошло 56 лет после избрания Луки Федоровича в Верховный Совет, 42 года с момента его участия в Великой Отечественной войне. Думаю, для потомков будут полезны примеры правильной жизни представителя народности ханты, беспризорника с 4–5 лет, парнишки, спавшего зимой в хлеву с овечками. Старушка Пухленкина его подкармливала, а иногда он сам таскал у нее из кладовки шанежки. В 1939 году бабушка Пухленкина приезжала к нам в Остяко-Вогульск и говорила: «А помнишь ли ты, Лукашка, как у меня шанежки потаскивал из кладовки?» Как же из «Лукашки» вырос депутат высшего органа страны?

ТВОЁ РУЖЬЕ КРИВОЕ

Лука Ернов родился в 1896 году, в 18 лет покинул деревню Бала и подался в Тюмень, где поступил матросом на пароход. В короткие часы отдыха матросы помогали ему овладевать грамотой. Вернувшись на родину, попал под влияние вернувшегося с Первой мировой войны солдата Новопашина, с ним вел политические беседы. «Когда летом 1919 года колчаковская свора запрудила великую сибирскую реку Обь трупами своих врагов, я с открытыми глазами искал свое место в рядах красноармейцев», – вспоминал позже Лука Ернов.

Судьба свела его с командиром партизанского отряда Платоном Лопаревым. Вот как он описывал эту встречу: «Я явился в отряд Лопарева с длинным дробовым ружьищем-пистонкой. Он взял его в руки, посмотрел и сказал веселым тоном: «Солдат из тебя будет, коли с ружьем пришел. Только твое-то ружье, брат, кривое. Мы тебе дадим другое, хорошее». И тут же отдал распоряжение зачислить меня в отряд. В тот же день мне дали хорошую боевую винтовку». Воевал Ернов в Северном экспедиционном отряде и в 1920 году вместе с командиром Александром Лепехиным отправился на западный фронт бороться с белополяками.

Возвращаться домой пришлось ранней весной 1921 года, одет солдат был не по сезону, по его словам, в ветхую гимнастерку. Попав на пароход, он, чтобы согреться, забрался под нижнюю полку в матросской кухне, получая пинки и крепкие слова в свой адрес, но все это, по его признанию, казалось «мягче холода». На пристани в Самарово увидел Лопарева, встреча была теплой, но неожиданно Лопареву подали пакет, и он поспешил куда-то, а Лука Ернов последовал дальше в Сургутский район, в родную деревню Бала.

Здесь он прожил с 1921 по 1923 год, а уехал потому, что не смог за два года «сменить брюки, сшитые из домотканого холщового полотна», поэтому решил попытать счастья в другом месте. Работал матросом на пароходах, грузчиком на пристанях, дворником на постоялых дворах. В 1928 году Лука Ернов стал членом партии: Тобольский окружком делал ставку на выдвиженца из коренной национальности Севера.

БОРОЛСЯ С ШАМАНАМИ И КУЛАКАМИ

В 1930 году его направили на работу в Сургутский отдел ОГПУ (позже – НКВД). «Здесь со всей настойчивостью Л. Ф. Ернов повел борьбу с шаманами, кулаками и скоро завоевал большой авторитет среди актива округа», как сказано в одном из документов. В это же время в Сургут вместе с родителями приехала с Дальнего Востока 21-летняя Валентина и устроилась секретарем президиума исполкома райсовета. Чекист Лука Ернов сделал ей предложение, в 1931 году у них родился сын Эдуард, через четыре года дочь Татьяна.

Семья не собиралась покидать Сургут, но, выполняя решение партии о коренизации органов власти, то есть выдвижении на руководящие должности представителей коренных народностей Севера, Луку Ернова избрали в 1937 году вторым секретарем окружного комитета партии и фактически одновременно выдвинули кандидатом в депутаты Верховного Совета СССР. Валентина Ивановна Ернова тоже оказалась на ответственной работе в окрисполкоме. В годы войны она подписывала телеграммы в Ставку верховного главнокомандующего о том, сколько денег собрал округ в качестве госзайма. В 1940 году Луку Федоровича направили на учебу в Ленинград, в июне 1941 года по дороге на курорт жена решила навестить мужа. Он проводил ее в Кисловодск, оба тогда еще не представляли, что их ждет впереди.

ernov_001.jpg

КАК ПРИНИМАЛИ ЛЕНИНГРАДСКИХ ДЕТЕЙ

Объявление о начале войны застало Валентину Ивановну в санатории. Выехать с курорта гражданским лицам было невозможно, так как в первую очередь отправляли военных, которые находились на отдыхе. Все свои мытарства в первые дни войны, короткую встречу с мужем в Москве, который уже был мобилизован на фронт, обратную дорогу в Ханты-Мансийск Валентина Ивановна описала в своих воспоминаниях по просьбе сотрудника окружного музея Хионии Петровны Пухленкиной.

Также она оставила воспоминания о том, как округ в годы войны встречал эвакуированных детей из Ленинграда: «Осенью 41-го и весной 42-го года в северном направлении через пристань Самарово шли пароходы «В. И. Ленин», «Гусихин», «Жан Жорес», «Воровский» и другие с эвакуированными детьми из Ленинграда. Встречающих на берегу тьма-тьмущая. Все пришедшие хотят помочь, чем возможно. На трапах стоят люди, передают детей из рук в руки. Многих обессиленных выносят на руках на берег, это дети от трех лет и старше. Вид у многих был испуганный, плачут, зовут мам. Глядя на них, трудно было удержаться от слез. У большинства детей не было никаких документов, многие не знали адреса своих родителей. У маленьких детей была на шее цепочка или грязная ленточка с некоторыми данными: имя, фамилия или просто название города. При подходе парохода звучало по радио обращение к жителям о том, чтобы помогли в устройстве детей. Их размещали в школах, интернатах, разрешали брать, чтобы обмыть и обогреть, накормить и обласкать…»

Жене депутата Верховного Совета Валентине Ивановне Ерновой в годы войны не делали никаких поблажек. Она вспоминала, как в 1942 году председатель окрисполкома Комаров объявил сотрудникам, что всех мобилизуют на добычу рыбы. Валентина Ивановна попала в Зенково в бригаду, где был один старик, неопытные женщины и мальчишки, всего 18 человек. Все вместе тянули тонь, работали в три смены.

СУДЬБА ДЕПУТАТА

Лука Ернов был депутатом с 1937 по 1946 год. Потом недолго поработал директором строящегося стеклозавода в Березово, после чего вернулся в Ханты-Мансийск, где до выхода на пенсию работал заместителем директора леспромхоза. В начале 60-х годов из-за болезни Валентины Николаевны семья была вынуждена выехать на юг в город Армавир. Оторванность от округа повлияла на то, что о первом депутате Верховного Совета СССР из народа ханты, участнике партизанского движения и Отечественной войны, персональном пенсионере союзного значения вспоминали все реже. Документы о его жизни, общественной деятельности стали собирать в 80-е годы, когда музей вступил в переписку с Валентиной Ивановной. Луки Федоровича уже давно не было в живых – он ушел из жизни в 1966 году. Наряду с другими документами Валентина Ивановна передала на хранение уникальную реликвию – пропуск Луки Ернова «для входа на Красную площадь в день парада войск Красной Армии 24 июня 1945 года». Это был знаменитый парад победителей, у депутата Верховного Совета пропуск был под номером 10875.

Как сложилась судьба детей из семьи Ерновых? Эдуард после окончания школы в Ханты-Мансийске поступил в Уральский политехнический институт, работал инженером на заводе в Свердловске, защитил кандидатскую диссертацию, но внезапно умер в 1979 году. У него остались сын и дочь, вполне вероятно, что где-то в Екатеринбурге живут потомки первого депутата хантыйского народа. Дочь Татьяна работала директором школы в Карелии, была заслуженным учителем Карельской АССР.

Прикоснувшись к семейному архиву Ерновых, можно пожалеть об одном, что все это в единственном экземпляре. Издание подобных материалов – дело благородное и нужное. История округа через судьбу человека – это всегда интересно и поучительно.

Теги статьи: #Югра #История #Лука Ернов

Автор текста: Новости Югры   

Комментарии (0)
Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии