"Они ни в чём не виноваты". История семьи спецпереселенцев автономного округа

30.10.2015

В мае 1941 года по Западной Украине прошла волна репрессий. Не обошла она и моих родных со стороны мамы – Евгении Устиновны Сухановой.

Ее, 14­-летнюю девочку, с сестрой Верой, двумя братьями Ярославом и Володей, бабушкой Феклой и дедушкой Устином сослали в Микояновский (ныне Октябрьский) район. За 24 часа надо было собрать все необходимое – вещи, документы – и покинуть свои дома.

Сначала всех привезли в Омск, а оттуда на пароходе развозили по Иртышу и Оби. Сухановым выпала судьба поселиться в селе Шеркалы вместе с несколькими другими семьями. Люди рыли землянки и жили по несколько семей в одной. Спали на полатях, сколоченных из досок, отгораживались шторами. Нечего было есть, но местные жители были очень добры к сосланным, помогали чем могли.

Работать маме и ее родным пришлось сразу. Маме было пятнадцать лет, брату Володе и сестре Вере – по семнадцать, а Ярославу – двенадцать. Рыбачили, валили лес и заготовляли дрова. На всю работу была норма, не выполнишь – не получишь карточку на хлеб. Рыбу ловили, но себе брать – нельзя. Они умудрялись прятать немного рыбы, зарывая в песок, а ночью приходили и откапывали ее. Недоедали, недосыпали, нечего было надеть.

Мама рассказывала, что на рыбалке во время небольших перерывов очень хотелось спать. Мокрую одежду сушили здесь же, у костра. Но однажды осенью произошла трагедия. Бригада рыбаков из шести человек возвращалась с полным неводником рыбы. На реке уже несло шугу, стоял холод. Внезапно ветром неводник перевернуло, и все оказались в ледяной воде. Все утонули, а сестре Вере удалось выбраться на берег, но оказать ей помощь было некому. Ее нашли уже замерзшей возле куста, который она обнимала. Ей было восемнадцать лет.

В 1947 году умер дед Устин, бабушка Феня прожила до 1962 года. А вот старшего брата мамы Николая сожгли бандеровцы, это мы узнали позже.

Мой папа Андрей Андреевич Долингер – немец, был сослан из Поволжья. Его родителей, Андрея Адамовича и Екатерину Андреевну, вместе с пятью детьми посчитали врагами народа. В Шеркалы их привезли в сентябре 1942 года. Им тоже пришлось рыть землянки и жить с четырьмя семьями. Папа начал работать с пятнадцати лет, так как первый год ссылки он еще учился в сельской школе. Ему пришлось познать все тяготы сиротской жизни, когда арестовали его родителей, а младших забрали в детский дом в 1944 году. Деда Андрея посадили на девять лет, а бабушку Екатерину – на пять.

Произошла такая история. Дедушка был инвалид еще с Гражданской войны, хромал. Работал сапожником в конторе рыбартели, куда бабушка приносила ему обед. В тот день в контору привели босоногого мальчика лет тринадцати и посадили в курятник (это место наказания) за то, что он не мог поехать на рыбалку: не было сменной одежды и обуви. Дедушка возмутился – разве так можно издеваться над ребенком? Начальник спрашивает: тебе не нравится? Нет, ответил дед. Ровно через месяц пришли из комендатуры: деда арестовали, и бабушку тоже – за то, что была свидетелем при том разговоре. Зрение у бабушки было плохое, а после тюрьмы она почти ослепла. Много плакала по своим малолетним детям. Папа работал там, куда отправят, – рыбалка, лесозаготовки…

Когда умер Сталин, деда выпустили. В 1956 году, когда немцев реабилитировали, они все уехали в Алтайский край, потому что на родину им запретили ехать.

Папа остался в Шеркалах, так как у него уже была семья. Мои родители познакомились на рыбалке в 1947 году, а в 1948­м поженились. Жили у маминой мамы – бабушки Фени. В 1950 году родился первый сын Виктор, потом – Анатолий, третий – Василий, я – самая младшая. Родители построили свой дом, держали хозяйство, огород, выращивали овощи, собирали дикоросы. Жили в достатке. Родителей мы почти не видели, они все время были на работе. Папа рыбачил, а мама вязала сети. По выходным, а иногда и по ночам работали на погрузке рыбы. У нас, детей, были свои обязанности по дому: ухаживать за скотиной, колоть дрова, носить воду с реки на коромысле…

Хорошо помню, что все в селе жили дружно. Каких только национальностей не было – немцы, украинцы, молдаване, калмыки, румыны, финны…

В праздники гуляли по пятьдесят­-восемьдесят человек. Играли на гармони, пели песни, плясали. Дети дружили друг с другом, не было никакой национальной розни. Жили бедно, но дружно, весело.

Мама уже умерла, а папа сейчас живет в Ханты-­Мансийске, ему почти девяносто. Мои родители познали все тяготы суровой жизни в ссылке, но они были ни в чем не виноваты!

Если Вы нашли ошибку в тексте, выделите ее и нажмите комбинацию клавиш ctrl+enter
Сообщение об ошибке будет направлено редактору портала.


Также в рубрике

Добавить комментарий

CAPTCHA
Поставьте галочку
Тема дня
Интервью дня

Если Вы нашли ошибку в тексте, выделите ее и нажмите комбинацию клавиш ctrl+enter.

Сообщение об ошибке будет направлено редактору портала.

Авторизация
Подписка на газеты
Типографии ИДНЮ
Опрос

Поддерживаете ли Вы полный запрет на продажу алкоголя в населенных пунктах?

Поддерживаете ли Вы полный запрет на продажу алкоголя в населенных пунктах?
Нет
67% (121 голос)
Да
25% (45 голосов)
Мне все равно
8% (14 голосов)
Всего голосов: 180

Информационно-аналитический интернет портал "ugra-news.ru".

Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл № ФС77-62536 от 27 июля 2015 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).

Учредители:
Правительство Ханты-Мансийского автономного округа - Югры, Акционерное общество "Издательский дом "Новости Югры".

Любое использование материалов допускается только при наличии гиперссылки на ugra-news.ru

Редактор: Ипполитова Екатерина Евгеньевна
Контент-менеджер: Суетина Дарья Михайловна
Дизайн: Белошапка Максим Геннадьевич
Дизайн рекламы: Осадчева Татьяна Владимировна
Техническая поддержка сайта: Трунин Радмир Анатольевич

Яндекс.Метрика
Яндекс цитирования
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.