Живёт зима в избушке

Жительница Унъюгана Антонида Малева и её соседи мёрзнут в своих квартирах уже восемь лет
Автор текста: 
19.09.2014

Мне неоднократно доводилось беседовать с жителями блокадного Ленинграда. И все они чуть ли не слово в слово утверждали следующее: «Знаешь, что было хуже всего? Не обстрел города, не бомбы, сбрасываемые фашистами с самолетов, не голод и даже не каннибализм! А холод! Нет для человека злее врага!»

Антонида Малева из Унъюгана – по национальности манси – и ее соседи живут не в первой половине ХХ века, не в городе, взятом фашистами в кольцо, а в начале третьего тысячелетия, в мирное время, в регионе, считающемся в нашей стране одним из наиболее благополучных. Однако зимой они ходят по своей квартире в теплой одежде и спят под несколькими одеялами. 

Пол в туалете покрывается льдом – там впору на коньках кататься, и пользоваться санузлом в самое холодное время года люди не могут. Выходят на морозную улицу. 

Между тем Антонида Малева – онкологический больной. Совсем скоро она поедет в Тюмень на сложнейшую операцию, после которой нужны покой и комфорт. А Малевой сначала придется предстать перед административным судом за долги по «коммуналке», а затем вернуться в ледяную избушку, где температура воздуха зимой – пять градусов по Цельсию. Да и сейчас, в сентябре, ненамного выше. Мы беседовали с ней в ее квартире около часа, и мне, признаюсь, очень хотелось выйти поскорее на улицу, где было теплее.

Из Крыма – к разбитому корыту 
Эта история берет начало в уже далеком 1983 году, когда молодые супруги Николай и Антонида Малевы и их дети Евгений и Алена переехали из родного Кондинского района в Крым, где глава семьи нашел работу. Жизнь на полуострове наладилась не сразу. Особенно когда у Антониды родился младший сын Иван и Николаю одному пришлось содержать пятерых. 
– Но молоды мы были, вот и выдержали все невзгоды, – вспоминает Малева. – Возвели собственный дом, строили планы, думали о будущем детей, постепенно откладывали деньги на их учебу.
Однако с распадом СССР все надежды Малевых рухнули как карточный домик. Их накопления вмиг обесценились. Жили несчастные люди впроголодь. Обострились и межнациональные отношения. Что оставалось делать Малевым? Возвращаться в Югру, благо в Унъюгане жили близкие родственники.
Так и тянет написать: родина по-матерински приютила своих сыновей и дочерей, встретила их с распростертыми объятиями, дала кров и работу. И стали они после мытарств, которых и врагу не пожелаешь, жить-поживать и добра наживать. Да не тут-то было!
Приехали они, по словам Малевой, к разбитому корыту. Поначалу ютились впятером у сестры Антониды Николаевны в восьмиметровой комнатушке. При этом оба супруга долго не могли найти работу и постоянно занимали деньги у знакомых. Потом семье дали такую же по площади «телефонную будку» в мужском общежитии с одним туалетом на все здание. Лишь после письма бывшему губернатору Александру Филипенко у Малевой появилась возможность купить для детей не то что школьную форму – зимнюю одежду, в которой не было нужды в Крыму. О том, чтобы создать сыновьям и дочери условия для поступления в вузы, уже и речи не было. Старшим вскоре пришлось узнать, почем фунт лиха. Евгений оказался в местах лишения свободы. Алена стала матерью-одиночкой. А в 2002 году скончался Николай Малев. 

Ледяная квартира
После этого прошло еще несколько лет. И вот наконец сверкнул надежды луч! Во время предвыборной кампании в Унъюган приехал кандидат на должность главы Октябрьского района Андрей Киприянов. Посмотрел он, в каких условиях существуют Малевы, и ужаснулся. «Это что такое! – поднял брови возмущенный кандидат и сверкнул очами в сторону помощников. – Почему наши коренные жители живут в таких «хоромах»? Немедленно собирайте пакет документов для вселения их в просторную квартиру в одном из строящихся домов!»
Слово свое Андрей Киприянов сдержал. В 2006 году Малевых пригласили посмотреть квартиру № 3 в только что построенном доме № 6 на улице Школьной, хотя дети уже выросли и им нужно было свое жилье. Но все равно наша героиня не поверила свалившемуся на нее счастью. Три светлые удобные комнаты, туалет и ванная – о чем еще можно мечтать! 
– Конечно, я сразу согласилась въехать в эту квартиру, – рассказывает Антонида Николаевна. – Но уже в первую ночь продрогла до мозга костей. 

Узкие и тонкие электрические конвекторы оставались холодными, даже когда включила их на полную катушку. 
А наутро отпали все дверные ручки китайского производства и дали течь трубы в туалете и ванной. 
Я думала, что после новоселья нам установят электрический котел. Но, что скажешь, наивная была! Надо было еще перед переездом выяснить, тепло ли здесь. 
Ожидание установки котла, естественно, ни к чему не привело. Между тем за расход электроэнергии Малевой необходимо было платить по 10 тысяч рублей в месяц, тогда как ее пенсия – 7 300, а если б она тогда еще и не работала, была бы и вовсе в два раза меньше. Долги продолжали накапливаться. Еще через некоторое время депутат сельского поселения Унъюган Валентина Фанова обратилась к специалистам расформированного ныне отдела коренных народов крайнего Севера администрации Октябрьского района, которые признали дом Малевой годным для проживания, чтобы узнать, почему Антониду Николаевну вселили в ледяную избушку и имеет ли она право на компенсацию за моральный и материальный ущерб. 
– Мне ответили отрицательно, – рассказывает Фанова. – Мотивировали это тем, что Унъюган – не национальный поселок. В советские годы коренные народы Севера имели некоторые преференции. Теперь такое не практикуется. На мой взгляд, в районе уместно организовать филиал окружной Ассамблеи представителей коренных малочисленных народов Севера. Может быть, тогда дело сдвинется с мертвой точки. 

Замкнутый круг
Эти вопросы, естественно, не терпелось задать и мне как автору материала. Ведь получается, люди приняли негодный дом и не признают своей вины. Тем более, как сказали в Ассамблее представителей коренных малочисленных народов Севера, в Югре нет так называемых национальных поселков. 

Но, оказалось, спрашивать не с кого. Специалисты названного отдела все как один уволились и уехали из района. Архивы не сохранились. Нет даже акта о приемке дома № 6 на улице Школьной. 

– Концов пока не найти, – констатирует заместитель главы сельского поселения Унъюган Лариса Балабанова. – По этому дому сохранились только справки и копии паспортов людей. Неясно, кто его принимал и ставил подпись. Этих данных нет и в районном отделе регистрации имущества. 
Муниципальные власти собираются все же найти нужные документы. Только каким образом они это сделают, сказать сложно. Но главное даже не в этом. Как сказала Лариса Балабанова, на балансе администрации поселка дом № 6 не стоит. Соответственно, власти не могут выделить деньги на его газификацию. Антонида Малева и ее мерзнущие соседи необходимых на это 120 тысяч рублей не имеют. Но уже после возвращения из Унъюгана я созвонился с Ларисой Викторовной по телефону. И она уточнила, что из-за утери вышеупомянутых документов до сих пор непонятно, зарегистрирована ли квартира Антониды Николаевны в районном реестре муниципального имущества. Зато сама Малева так и не оформила свидетельство о праве собственности на квартиру. В таком случае теоретически ее жилье может быть признано бесхозяйным, а значит, переданным в муниципалитет, который при подобном раскладе должен выдать деньги на газификацию. Хорошо, конечно, если так оно и выйдет. Плохо только то, что выяснять это чиновники начали, узнав о намерении журналистов «Новостей Югры» написать материал о мытарствах Малевой.
– Ей надо было обратиться к нам письменно, – считает Лариса Балабанова. – И тогда мы бы обязательно пошли ей навстречу, и ее проблемы решились бы быстрее. Сами люди должны быть активнее. 
Нам удалось связаться и с застройщиком ледяной избушки Николаем Суховым. Вот что он сообщил:
– Я впервые слышу о претензиях к своей работе. Все сделано согласно проекту. Я настаивал на подключении этого дома к центральному отоплению, но заказчик не одобрил инициативу и настоял на электрических конвекторах. А какое от них может быть тепло, да еще в сорокаградусные морозы на улице?! Признаюсь, ни до, ни после не строил дом с электрическим отоплением, хотя занимаюсь этим не один десяток лет.
В окружном департаменте социального развития нам сообщили: коль скоро Антонида Николаевна не одинокая пенсионерка и с ней проживает сын, материальная помощь ей не положена. Со справкой об освобождении Евгений не может устроиться на постоянную работу. Иван живет и трудится в Нягани, но почти вся зарплата у него уходит на съемное жилье. Алена, одна воспитывающая 15-летнюю дочь Настю, сама нуждается в помощи. 

Продать эту квартиру и купить жилье поменьше, но с отоплением тоже не представляется возможным. Весь Унъюган прекрасно знает о ледяной избушке Малевой, и вряд ли у кого-либо появится желание мерзнуть в ней всю оставшуюся жизнь да еще и проводить газ за свои деньги. 

Правда, у Антониды Николаевны осталась недвижимость в Крыму. Но, во-первых, дом там давно заброшен и почти разрушен, а во-вторых, на полуострове пока нельзя реализовывать недвижимость. 
Никто и ничем не может помочь нашей героине. Богатых родственников она не имеет. Женщина оказалась в замкнутом круге. Вроде должны быть в законах какие-то исключения. Вроде бы есть в бюджетах различных уровней средства на помощь обездоленным людям. Только вот заполучить эти деньги не так-то просто. Бюрократических проволочек масса. 
Но только ли они всему виной? Может быть, следует признать, что по Антониде Малевой, дошедшей до отчаяния, со всех сторон наносились удары равнодушием, которые и здоровый человек не сможет выдержать?

Если Вы нашли ошибку в тексте, выделите ее и нажмите комбинацию клавиш ctrl+enter
Сообщение об ошибке будет направлено редактору портала.


Также в рубрике

Комментарии

Комментарий: 
А почему Алена работать не пойдет на нормальную работу? Подтирание соплей 15-летней дочери не является уважительной причиной чтобы не работать.

Добавить комментарий

CAPTCHA
Поставьте галочку
Архив издания

Новости Югры

пн вт ср чт пт сб вс
27
28
29
30
1
2
3
 
 
 
 
 
 
 
4
5
6
7
8
9
10
 
 
 
 
 
 
 
11
12
13
14
15
16
17
 
 
 
 
 
 
 
18
19
20
21
22
23
24
 
 
 
 
 
 
 
25
26
27
28
29
30
31
 
 
 
 
 
 
 
Тема дня
Интервью дня
Нефть мира
Город:
Ханты-Мансийск

Если Вы нашли ошибку в тексте, выделите ее и нажмите комбинацию клавиш ctrl+enter.

Сообщение об ошибке будет направлено редактору портала.

Авторизация
Подписка на газеты
Типографии ИДНЮ
Опрос

Поддерживаете ли Вы полный запрет на продажу алкоголя в населенных пунктах?

Поддерживаете ли Вы полный запрет на продажу алкоголя в населенных пунктах?
Нет
67% (121 голос)
Да
25% (45 голосов)
Мне все равно
8% (14 голосов)
Всего голосов: 180

Информационно-аналитический интернет портал "ugra-news.ru".

Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл № ФС77-62536 от 27 июля 2015 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).

Учредители:
Правительство Ханты-Мансийского автономного округа - Югры, Акционерное общество "Издательский дом "Новости Югры".

Любое использование материалов допускается только при наличии гиперссылки на ugra-news.ru

Редактор: Ипполитова Екатерина Евгеньевна
Контент-менеджер: Суетина Дарья Михайловна
Дизайн: Белошапка Максим Геннадьевич
Дизайн рекламы: Осадчева Татьяна Владимировна
Техническая поддержка сайта: Трунин Радмир Анатольевич

Яндекс.Метрика
Яндекс цитирования
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.