На священном Тромагане

Надо договариваться с черноногим
Автор текста: 
Автор фото: 
23.10.2014

Раньше аборигенное население Тром­Агана (Юбилейный) представляли хантыйские роды Сопочиных, Епаркиных, Кечемовых. Мултановы оказались здесь после подавления Казымского восстания аборигенов против советской власти. По сути, они были Молдановыми. Но как активисты смуты, побоявшись репрессий, несколько изменили свою фамилию и откаслали подальше от Приказымья – на северо­восток округа и дальше – на Тромаган.

Я успела познакомиться с последним свидетелем восстания Афанасием Мултановым, узнала от него некоторые подробности тех событий. Рассчитывала, что дополнит его рассказ жительница Тром­Агана Фекла Мултанова (Суровцева), но она знала не так уж много. Ее дед Дмитрий Молданов, как большинство мятежников, был арестован, и больше никаких известий о нем родственники не получали.

Стенографисты были не нужны

На свет Фекла появилась в лесной избушке, в свидетельстве о рождении написали: Ермаково, куда были приписаны родители. Окончив школу в Тром­Агане, девушка решила получить современную профессию и выучилась на стенографистку. На поверку оказалось, что такие специалисты не то что в поселке – во всем Сургутском районе не нужны. И все же без дела Фекла не осталась. Как все сверстницы, она знала хантыйские обычаи и ремесла, отец научил охотиться. Вышла замуж за Суровцева – русского, но старожила, родила двух сыновей Михаила и Валерия, уже и внук появился. По молодости она предпочитала жить в поселке, купила автомобиль, одной из первых среди хантыйских женщин получила водительские права. Подрастали мальчики. Феклу Николаевну все больше тянуло на родовое угодье, доставшееся от родителей. Сыновья помогли привести его в порядок, вместо традиционной избушки возвели дом, хозяйственные постройки. С чувством душевного покоя Фекла Николаевна переехала на стойбище: она была дома!

О том, что я приеду к Суровцевой на стойбище, договоренность была. Привез меня Виктор Добрынин.

– Раньше Тромаган был судоходным, теперь грузы предпочитают перевозить по дорогам. На реке только шлюпки бегают, да еще какой­то богач баню на понтонах возит, вон она – причалена к берегу, – показывает мне Добрынин.

Фекла Николаевна встретила меня с букетом лесных цветов. Я приехала, а ее гости из Русскинской – сестра Прасковья и племянница Ирина – уезжали той же шлюпкой. Виктор Иванович загрузил мешки с речным хвощом для оленей. Лодка отошла от берега, и мы остались вдвоем. Фекла занялась домашними делами, предоставив мне возможность познакомиться со стойбищем, родовым угодьем и его обитателями.

Тропы через ягельники

Территория большая, богатая ягельниками, ягодниками, грибными местами, есть даже свое озеро. Меня поразили не столько природные богатства, сколько рациональное размещение хозяйственных построек, причем каждой придан национальный колорит. Само собой, поставлен чум, где в летнюю жару отдыхают, спят. Сейчас его облюбовал щенок Лапочки – верного сторожа стойбища. В виде чума оформлены хлебная печь, колодец…

Лапочка не захотела со мной знакомиться, даже зубы показала. Олени – те смиренные, позволили себя гладить, за хозяйкой бегают, как собачонки. Все они – «авки», то есть ручные, с рук берут грибы, хлеб. Я отправилась к озерку, где олени только что пили воду. Художественный вкус хозяйки проявился и здесь: с берега тянется изящный мосток, с которого она берет воду, полощет белье. Меня поразили тропинки через ягель – первостатейный лесной корм оленей. Такой мох очень хрупок, восстанавливается медленно, поэтому таежники­оленеводы по пастбищам стараются ходить тропками.

Зелёный рай природы

Гусиный гогот вернул меня к действительности. Дикие гуси улетают на зимовку? Взглянула на небо – там только облака, а надо было перед собой посмотреть. Белоснежные птицы вышли из своего укрытия в огороженный дворик и теперь требуют еды. Такой подарок сделали маме Фекле сыновья.

Я бродила по песчаному бору, любовалась сквозь зеленые кроны голубизной бездонного неба и наслаждалась лесной тишиной. Наверное, в такую безмятежную погоду божественный творец создал озеро, могучий бор с его обитателями, среди них и медведь, которого местные почтительно именуют старшим братом, «пупи», хозяином, черноногим.

– Феша, медведь близко к стойбищу не подходит? – спросила хозяйку, зная, что его тропы в лесу замечены.

– А что ему здесь делать? У меня с ним договор. В крайнем случае стрелять буду, ружье у меня хорошее, – ответила Фекла.

Не сразу решилась задать ей вопрос, касающийся языческой веры: «У тебя есть заверованное дерево, святое место?»

Суровцева ушла от ответа, но разрешила бросить за домом монеты с молитвой Богу, он ведь един для всех.

Десять лет с «тром­аганскими ребятами»

К вечеру приготовили роскошный ужин из тушеных и маринованных белых грибов, свежей черники. Хлеба Фекла Николаевна напечь не успела, зато сделала пышные лепешки. За чаем шел неспешный разговор о детях, истории рода Мултановых, национальных ремеслах, концертной деятельности тром­аганского фольклорного ансамбля «Торум­еван мокут» («Тром­аганские ребята»), которым много лет руководит Майя Швейд.

Я видела концертный номер ансамбля на международном фестивале ремесел. Это был какой­то немыслимый, на мой взгляд, симбиоз фольклорных направлений – танца, песни в исполнении Феклы Николаевны, пляшущих марионеток, но какой был успех!

– Десять лет я выступаю в ансамбле, мне это нравится. К сожалению, сама не сочиняю песен, как бабушка Настенька Нецветаева, но пою. Сейчас для наших артистов вяжу национальные шерстяные чулки, – рассказала Фекла.

Зазвонил мобильник. Хозяйка поставила табуретку и с нее повела с кем­то разговор. «Сигнал только так можно уловить, поневоле спортсменкой становишься», – пошутила она.

Фекла Николаевна показала мне хантыйские платья и мужские рубашки, сшитые ею вручную: одно изделие лучше другого. А я вспомнила ее сумку на одной из выставок – из оленьих лбов, украшенную «висюльками», – шедевр хантыйского творчества. Многие засматривались на нее, приценивались, но Суровцева не продавала.

В доме тепло, и разговор был предсонный. «У нас женская компания, – смеялась Фекла Николаевна, – оленушки, Лапочка, кошка Дыма, да мы с вами». Незаметно пришел сон, а на мягкой «постели» – оленьей шкуре – он такой сладкий!

Утром я отправилась в обратный путь с полным ощущением, что побывала в лесном раю.

Если Вы нашли ошибку в тексте, выделите ее и нажмите комбинацию клавиш ctrl+enter
Сообщение об ошибке будет направлено редактору портала.


Также в рубрике

Добавить комментарий

CAPTCHA
Поставьте галочку
Архив издания

Новости Югры

пн вт ср чт пт сб вс
27
28
29
30
1
2
3
 
 
 
 
 
 
 
4
5
6
7
8
9
10
 
 
 
 
 
 
 
11
12
13
14
15
16
17
 
 
 
 
 
 
 
18
19
20
21
22
23
24
 
 
 
 
 
 
 
25
26
27
28
29
30
31
 
 
 
 
 
 
 
Тема дня
Интервью дня

Если Вы нашли ошибку в тексте, выделите ее и нажмите комбинацию клавиш ctrl+enter.

Сообщение об ошибке будет направлено редактору портала.

Авторизация
Подписка на газеты
Типографии ИДНЮ
Опрос

Поддерживаете ли Вы полный запрет на продажу алкоголя в населенных пунктах?

Поддерживаете ли Вы полный запрет на продажу алкоголя в населенных пунктах?
Нет
67% (121 голос)
Да
25% (45 голосов)
Мне все равно
8% (14 голосов)
Всего голосов: 180

Информационно-аналитический интернет портал "ugra-news.ru".

Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл № ФС77-62536 от 27 июля 2015 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).

Учредители:
Правительство Ханты-Мансийского автономного округа - Югры, Акционерное общество "Издательский дом "Новости Югры".

Любое использование материалов допускается только при наличии гиперссылки на ugra-news.ru

Редактор: Ипполитова Екатерина Евгеньевна
Контент-менеджер: Суетина Дарья Михайловна
Дизайн: Белошапка Максим Геннадьевич
Дизайн рекламы: Осадчева Татьяна Владимировна
Техническая поддержка сайта: Трунин Радмир Анатольевич

Яндекс.Метрика
Яндекс цитирования
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.