«Мы - мужики крестьянские»

Автор текста: 
05.12.2014

В прошлом номере нашего журнала мы печатали фрагменты будущей книги журналиста Галины Захаровой о ветеране Великой Отечественной войны, легенде югорского спорта Викторе Яковлевиче Башмакове. 17 октября нашему прославленному земляку исполнилось 90 лет.Предлагаем вашему вниманию еще несколько глав из этой книги.

Про «шиш да маленько» и смехоту с хохотой

Слушать Виктора Яковлевича - одно наслаждение. И не только потому, что он - источник мудрости и богатейшего житейского опыта. У него превосходный русский язык. Превосходный! Не тот, который называют литературным, а разговорный. Пересыпанный разными звучными местными словечками наподобие «шиш да маленько», пословицами и поговорками. Причем всё к месту, всё там, где надо. А сколько стихов, песен, анекдотов знает - не перечесть.

Вот приходит он, и не знаешь, в какой момент это его башмаковское хитрое словечко выпрыгнет! И ждешь, и сладко томишься в ожидании. Но оно всегда внезапно.
«Виктор Яковлевич, а сколько народу-то на соревнованиях было?» - «Да стрихолерища!» Понятно. Много.
Зная, что я обожаю старосибирские диалектные слова, типа «пимы», «лывы» и «вЁдро», он как-то позвонил и бодрым голосом сообщил:
- А вот знаешь, Галя, что значит «придавить клопушку»?
Пожимаю плечами.
- Это значит прилечь немножко, некрепко уснуть. А «задать храповицкого»?
- Наверное, крепко уснуть? - радостно догадываюсь я.

В другой раз снова звонок:
- Вот еще вспомнил! Разговаривают двое о том, какие люди были: «Да-а, народ-то был шишИ да ошАра, да Колупай с братом».
- ???
- Это пренебрежительная характеристика. То есть так себе людишки были, разные... А еще у нас в Реполово почему-то спички серянками звали. Например, говорили: «Сходи в магазин, серянок купи». Или: «Серянки есть?»
...А при прощании уже не по телефону:
- ЛандО, девы дорогие! Всего добренького!»

После контузии Виктор Яковлевич стал плохо слышать, пользуется слуховым аппаратом. Но нисколько по этому поводу не комплексует. При случае может и анекдот рассказать:
- Встречается пациент с врачом-офтальмологом. Врач у него спрашивает: «Ну, как слышите?» - «Слышу-то хорошо, - отвечает пациент. - Но родственникам об этом не говорю, поэтому и завещание переписывал пять раз».
Или вот еще, из его же «арсенала»:
- Спрашивает тесть будущего зятя: «Пьешь?» - «Нет». - «Куришь?» - «Нет». - «Ругаешься, наверно?» - «Нет». - «Так что, у тебя совсем никаких недостатков нет?» - «Есть, конечно. Вру много».

На вопрос: «Как жизнь?» Виктор Яковлевич может ответить: «Все по-среднесдельному считают. Один - пять, другой - пятьдесят тысяч получает. А в среднем живут все хорошо!»
А как интересно рассказывает он о такой особенности сельчан, как наделять всех прозвищами:
- Был у одного нашего мужика в Реполово - Сургутскова - хороший новый дом. Оба сына окончили Омское речное училище, плавали капитанами. Так вот у этого мужика было прозвище Домнич. Почему? Может, потому что дом хороший был? Не знаю. У другого было прозвище Кунич. Почему? Тоже непонятно. Было прозвище и у меня. На колхозной кобыле верхом я ездил хорошо. А на домашней - мы же долго лошадь держали - не мог. Она не любила, когда на ней сидят, и сбрасывала меня.

Как-то ребятишки у меня спрашивают: «Че ты верхом не едешь?» Отвечаю: «Потому что она взлягивает...» И всё! Это прозвище - Взлягивает - так ко мне и прилепилось. «А-а-а, вон Взлягивает идет!»
...Недалеко от школы жили Воронцовы, фамилия русская, не украинская, но их почему-то звали хохлами. Еще в Реполово жил немец. Как он туда попал, не знаю, но он имел порядочное хозяйство, занимался извозом, возил рыбу в Тобольск. У этого немца было два сына - Виктор и Генка. Мы учились в одном классе. И на них у нас, глупых пацанят, была дразнилка: «Немец-перец, колбаса, жарена капуста. Съел мышонка без хвоста и сказал, что вкусно!»

Вспоминаю кличку реполовского деда: Тиса. Он хорошо делал дуги и полозья для саней. Всю семью его называли тисинские. Например, называли имя Мария, а для уточнения - тисинских. Дед Тиса даже умер во время работы, с топором в руках.
Жила еще в Реполово семья Хорьковых. Оригинальность этой семьи заключалась в том, что, говоря о них, главу семьи называли Бондарь, а ребятишек - бондарятами. А дразнили их так: «Бондарь, бондарь, дай огня! Бондариха мне родня». Занимался ли бондарным делом сам отец, не знаю. Помню лишь рассказы о том, что он был охотником и его помял медведь. Поэтому он ходил несколько скособочившись.

А имена у его детей были: Маргарита, Маина, Октябрина... У сына было исконно русское имя - Иван. Они все казались мне тогда более закаленными: первыми начинали бегать босиком.
Иван был на фронте, и мы встречались с ним после в Реполово. А с Маиной - и в Реполово, и в Ханты-Мансийске (она работала на ОМК).
Еще были клички: Иван Мокрый, Курощуп. Женских вспомнилось только две - Салотопка и Басалаиха.

Друзья. «Лыжня славы»

В.Я. Башмаков:
- Из всех моих знакомых я особо хочу рассказать о москвиче (ныне покойном) Владимире Николаевиче Арсеньеве. Почему? Потому что именно благодаря ему я вышел по лыжному спорту на все российские и международные соревнования (не инвалидные).
Но небольшое предисловие.
В свое время в Москве по инициативе Николая Прохоровича Кузина были организованы Всесоюзные лыжные соревнования «Лыжня славы», которые проходили по линии боев под Москвой, от одного населенного пункта до другого. Первоначально в этих соревнованиях участвовали только фронтовики.
Начинались соревнования так. В месте старта было построение участников, небольшой митинг с участием представителей советской власти, возложение венков и цветов к памятникам или обелискам павшим в боях за Родину. Затем участники соревнований переодевались в спортивную форму (их вещи вез к месту финиша в другой населенный пункт специальный автобус) и начинали борьбу за звание лучших.

Позднее, именуясь «Лыжней славы», гонка стала проводиться как обычные лыжные соревнования в день Красной армии и Военно-морского флота. Я несколько раз ездил на эти соревнования, был в призерах в своей возрастной группе.
Раньше, когда ездил на «Лыжню славы», останавливался в гостинице «Москва». Меня там хорошо знали. Даже редко когда ко мне в двухместный номер кого-то подселяли.
Потом стали ездить с Сергеевной. Раз пять ездили. Тогда, конечно, мы занимали двухместный номер. Как правило, шесть дней в Москве жили. Два дня соревнования идут, потом по музеям ходим. Спасибо окрспорткомитету за помощь в организации и оплате этих поездок.

Во время этих соревнований я и познакомился с Владимиром Николаевичем и его супругой Зинаидой Сергеевной, и мы стали друзьями. Оба - фронтовики, коммунисты, с похожими взглядами на жизнь. (Хотя он и был старше меня на семь лет.) Владимир Николаевич к тому времени не раз завоевывал первые места в возрастной категории «80 лет» на международных соревнованиях, побывал в Финляндии, Италии, Соединенных Штатах (Лейк-Плэсиде).

Позже, приезжая на соревнования в Москву, я стал у них останавливаться. В один из приездов, после окончания соревнований «Лыжня славы», Владимир Николаевич предложил мне поехать с командой Москвы в Воронеж на первенство России. Подумав, я согласился. Созвонился предварительно со своим окрспорткомитетом (тогда руководителем его был Владимир Васильевич Малышкин. С ним у нас хорошие отношения до сих пор). Они говорят: «Поезжай, проверь свои силы!» Я и поехал. Съездил с удовольствием.
Призером не стал, так как был на выходе из своей возрастной группы, но понял, что смогу соревноваться и на таких соревнованиях. А впоследствии, переходя в свою возрастную группу, всегда был в призерах, завоевывая по 2-3 медали. В составе сборной России трижды участвовал в международных соревнованиях. В Новоуральске Свердловской области в 2001 году занял 1-е и 2-е места коньковым ходом и 3- е - «классикой».

Коньковый ход мне очень помог. Потому что раньше я бегал классикой, мне нужна была подколодочка (больше наложить мази на лыжи, чтобы они не проскальзывали). Проверил себя на соревнованиях. Даже когда в Австрию ездил...
Когда у нас проходят российские соревнования, то одни проходят «классикой», другие -«коньком». Таким образом, при «классике» результаты бывают хуже, чем «коньком». А за рубежом, когда делаешь заявку на участие в соревнованиях (за месяц), указываешь, каким ходом бежишь. И изменить это уже нельзя.
В 2003 году в Австрии в г. Зеефельд призером не был, опять бы уже на выходе из своей возрастной группы. Зато в Красногорске под Москвой, перейдя в группу «80 и старше», в 2005 году занял 3-е место на 20 километров, 4- е - на 15 километров и 6-е - на 10 километров (упал на повороте).

Во Владимире Николаевиче прежде всего меня удивляла память. Например, я прочитаю стихотворения в газетах «Правда» или «Советская Россия» и, запомнив из них кое-что, в Москве уже слушаю в исполнении Владимира Николаевича эти вещи полностью! Он знал кучу анекдотов и прибауток! Характер у него был веселый, компанейский. Об этом вспоминали все, кто с ним общался.
В составе сборной команды России, состоящей в основном из москвичей, он объездил все лыжные страны мира, привозя оттуда медали и призы. Особенно интересны были привезенные им из Италии или Швейцарии, сейчас уже не помню, три колокольца-награды. Оригинальность их заключалась в том, что они отличались один от другого в зависимости от занятого места: за первое - побольше; за второе - поменьше, а за третье - еще поменьше. К ним были прикреплены небольшие кожаные ленточки, на которых указывались занятое место и год проведения соревнований - теснением соответствующего цвета: золотистого, серебряного и бронзового.
А какие они мелодичные, эти колокольцы, просто заслушаешься!

Еще один товарищ - спортсмен Широков из Свердловска - тоже с Владимиром Николаевичем Арсеньевым объездил всё и вся. Но он «классик». (Когда мы на России выступали, одну из дистанций он у меня обязательно выигрывал.)
...Последний раз вместе с Владимиром Николаевичем мы участвовали в лыжных соревнованиях в Зеефельде и жили в одной комнате в гостинице. В Красногорске он уже не участвовал, приболел.
До сих пор вспоминаю этих светлых людей: лучшего друга Владимира Николаевича Арсеньева и его супругу Зинаиду Сергеевну.

О вредных привычках, которые не стали привычкой

Иногда, проходя по Ханты-Мансийску, Виктор Яковлевич с горечью замечает курящую молодежь. Причем публично. Бывает, останавливается, чтобы поговорить с ней о вреде табака. Не навязчиво, но чтобы ребята и девчонки увидели и почувствовали, что ветерану не безразлично их здоровье.

В.Я. Башмаков:
- Беспокоит знаете что? Я на тренировки хожу мимо университета. Стоит молодежь (девушки в том числе), курят. Остановлюсь иногда, скажу. Они лишь улыбнутся. И продолжают. Какое же потомство у них будет? Вот ведь самый главный вопрос. Обидно еще почему? Эти ребята сами себя обкрадывают. В городе столько спортивных объектов - только выбирай!

Вспоминается собственная молодость. После окончания первого курса Тобольской ФАШ я стал изредка покуривать и перед отъездом на второй курс прихватил с собой из Реполова дешевеньких папирос и табаку. Таким образом, перебои с курением меня не коснулись. Тем более что курил я редко. Но побывав в «анатомичке» и увидев практически «обугленные» легкие курильщиков, наблюдая, как одногруппники потрошат найденные на улице «бычки» (их могли ведь бросить и туберкулезники, и пр.) и потом курят их, у меня появилась реакция - обильное слюноотделение. И я не мог курить табачные завертушки. Папиросы уже кончились, и остатки табака я отдал друзьям.

Начал снова покуривать, когда был уже в самоходном полку. Видимо, чтобы не отличаться от других. Офицерам выдавали папиросы, а нам - табачок (по крепости он был такой же, как в папиросах) и тонкую папиросную бумагу для завертки - наподобие сигареты. Первоначально все курили папиросы, а потом табак. А я как только вспоминал тобольские окурки и анатомичку, так рот сам собой наполнялся слюной, цигарка смокала и затухала.

Потом мне стали выделять побольше папирос. Экипаж курит табак, а я - папиросы. Нашим офицерам стали говорить: «Он у вас на особом, привилегированном положении что ли?» Наши офицеры отвечали, что я не могу курить табак. «Ну и что, - отвечали им. - Вам больше достанется!» И они решили провести эксперимент. Отделили часть папирос и спрятали. Папиросы кончились. Надо переходить на табак. А я с поблажки вовсе отвык от него и не стал курить табак. Один день промучился, а на следующий даже есть не захотел. Заметив это, командир спрашивает: «В чем дело?» Говорю, что хочется покурить, но табак курить не могу... Тогда он достал из заначки папиросы и отдал мне.

Самое интересное, что после ранения, когда нас везли в эшелоне, был выбор: папиросы (для одноруких), табак или сахар. И я выбирал сахар. Бывало, очень хотелось покурить, и я у кого-нибудь просил папиросу.
В госпитале в Ульяновске я совсем не курил. А приехав домой, изредка покуривал. Когда же активно стал заниматься спортом, бросил эту вредную привычку насовсем. Спорт и курение - не совместимы.

...Часто на встречах с людьми читаю стихотворение «Фронтовая посылка», в котором есть рецепт физического и духовного долголетия:

Я жив, здоров пока
Потому, наверное,
Что не знаю табака,
Этой злостной скверны.

А я еще в концовке добавляю такие слова:

Потому что со спортом знаком,
И не знаю табака,
Этой злостной скверны.

...Что касается спиртного. Не скажу, что я абсолютный трезвенник, по праздникам позволяю себе выпить рюмочку.
Недавно прочитал в «Ветеране» (№21 за 2014 год) стихотворение Ф. Нефтина «Не позволяй душе». Оно, конечно, с юмором. Но вывод из него, уверен, каждый для себя сделает правильный:

Душа просила фруктов и шампанского,
Хорошего вина, в конце концов.
А организм - тот требовал напористо:
«Мне б водочки с соленым огурцом!»
Увы, недолго длились эти споры.
В них, к сожаленью, твердый глас не победил.
Оделось и обулось тело скоро,
И человек за водочкой сходил.
И вот уже бутылка опустела,
Обмякло тело, мысли улеглись.
Забыла и душа, чего хотела:
А водка с огурцом по нраву ей пришлись.
Чтобы вот так банально не напиться,
Не позволяй душе лениться!

...Иногда встречаю знакомых, и они говорят, что им хочется жить, когда они видят меня на лыжне или когда занимаюсь кроссом. Это, конечно, приятно. Поэтому всем пожелание одно: занимайтесь спортом! Это друг, который никогда не подведет!

Если Вы нашли ошибку в тексте, выделите ее и нажмите комбинацию клавиш ctrl+enter
Сообщение об ошибке будет направлено редактору портала.


Также в рубрике

Добавить комментарий

CAPTCHA
Поставьте галочку
Архив издания

Старт

пн вт ср чт пт сб вс
27
28
29
30
1
2
3
 
 
 
 
 
 
 
4
5
6
7
8
9
10
 
 
 
 
 
 
 
11
12
13
14
15
16
17
 
 
 
 
 
 
 
18
19
20
21
22
23
24
 
 
 
 
 
 
 
25
26
27
28
29
30
31
 
 
 
 
 
 
 
Тема дня
Интервью дня

Если Вы нашли ошибку в тексте, выделите ее и нажмите комбинацию клавиш ctrl+enter.

Сообщение об ошибке будет направлено редактору портала.

Авторизация
Подписка на газеты
Типографии ИДНЮ
Опрос

Поддерживаете ли Вы полный запрет на продажу алкоголя в населенных пунктах?

Поддерживаете ли Вы полный запрет на продажу алкоголя в населенных пунктах?
Нет
67% (121 голос)
Да
25% (45 голосов)
Мне все равно
8% (14 голосов)
Всего голосов: 180

Информационно-аналитический интернет портал "ugra-news.ru".

Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл № ФС77-62536 от 27 июля 2015 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).

Учредители:
Правительство Ханты-Мансийского автономного округа - Югры, Акционерное общество "Издательский дом "Новости Югры".

Любое использование материалов допускается только при наличии гиперссылки на ugra-news.ru

Редактор: Ипполитова Екатерина Евгеньевна
Контент-менеджер: Суетина Дарья Михайловна
Дизайн: Белошапка Максим Геннадьевич
Дизайн рекламы: Осадчева Татьяна Владимировна
Техническая поддержка сайта: Трунин Радмир Анатольевич

Яндекс.Метрика
Яндекс цитирования
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.