Вторая жизнь амбара

История постройки из деревни Сухорукова продолжается
Автор текста: 
22.01.2015

«Быть амбару иль не быть?» – так называется статья, опубликованная в «Новостях Югры» 2 октября 2014 года.

В ней мы писали о том, что в соответствии с постановлением правительства округа, касающегося «переселения граждан с территорий с низкой численностью населения», в Ханты-Мансийском районе была ликвидирована деревня Сухорукова, в прошлом старинное сибирское село, упоминание о котором есть в трудах историка Герарда Миллера (1740 год). Но одна из построек этой деревни сохранилась и скоро обоснуется в музее под открытым небом.

Когда брёвна звенят

Немногочисленные жители деревни переселились в другие места, старые постройки снесли, остался только амбар – добротное здание, построенное, как предполагается, на рубеже XIX – начала ХХ века. Глава администрации Красноленинского поселения Светлана Кожевникова привлекла к амбару внимание специалистов Службы государственной охраны объектов культурного наследия автономного округа. Побывав на месте, старший инспектор госохраны Яков Яковлев был удивлен и восхищен отличной сохранностью здания: бревна, по его словам, звенят от крепости.

Оставлять амбар бесхозным в ликвидированной деревне – значит обречь его на уничтожение, а ведь это самый настоящий объект культурного наследия, только без статуса. Нет статуса – нет финансирования на перенос здания в другое, более подходящее место. А такое место нашлось: музей под открытым небом «Торум Маа» в Ханты-Мансийске
собирается разместить на территории комплекса «Югорская долина» новую ландшафтную экспозицию, где уместно было бы появление сухоруковского амбара. В свое время амбар активно участвовал в экономической жизни обских угров и старожильческого населения – здесь хранились меха, различные товары.

За средствами на перевозку амбара в Ханты-Мансийск специалисты службы обратились в администрацию Ханты-Мансийского района, которая занималась переселением деревни. В адрес главы района Владислава Усманова также направило письмо городское общество краеведов с просьбой помочь в решении неожиданно возникшей проблемы. Как только амбар появится в музее под открытым небом, начнется работа по приданию ему статуса «объект культурного наследия».

Администрация готова к конкурсу

Через некоторое время после публикации статьи «Быть амбару иль не быть?» в городское общество краеведов поступило письмо от исполняющей обязанности главы администрации Ханты-Мансийского района Татьяны Замятиной. «Администрацией Ханты-Мансийского района реализуется муниципальная программа «Развитие гражданского общества Ханты-Мансийского района на 2014–2016 годы», предусматривающая в том числе мероприятие по проведению конкурса среди негосударственных некоммерческих общественных организаций района на реализацию проектов по содержанию объектов, имеющих историческое, культовое или природоохранное значение, – сообщила Замятина. – Субсидия на реализацию проекта определена. В процессе исполнения бюджета 2015 года данный конкурс будет объявлен, по решению конкурсной комиссии определен проект, на реализацию которого направят денежные средства».

Как следует из письма, администрация района готова, объявив конкурс, профинансировать работу по сохранению культурно-исторического наследия, и это не может не вызвать чувства благодарности у тех людей, кого взволновала судьба сухоруковского амбара. К сожалению, не так много подобных объектов старины осталось на территории округа: время, человеческое равнодушие делают свое дело.

Жертва революции

Пока в служебных кабинетах решалась судьба бесхозного амбара, редакции окружной газеты удалось установить, кому именно он принадлежал, и даже год его постройки. Недавно в редакцию обратилась жительница Ханты-Мансийска пенсионерка Галина Сорокина. Вот что она рассказала:

– Когда я получила газету и увидела фото, меня будто током ударило: это же наш амбар, который построил мой дед Венедикт Протопопов, для этой работы он нанимал тобольских мастеров. Сам он погиб в годы Гражданской войны. В детстве мы с мамой, дочерью Венедикта Васильевича, приезжали в Сухорукову, я хорошо помню дом деда с большими окнами и этот амбар. В тот день, забравшись на второй этаж, я скатилась по лестнице и сильно ушиблась, до сих пор есть отметина на лице. Приезжала сюда с отцом, когда мне было лет девятнадцать, потом еще пару раз, когда ездила в командировку в Урманное. Однажды попросила шофера остановиться. Вышла, постояла рядом с домом, поклонилась. Уезжала с чувством щемящей боли в сердце, зная, как трагически сложилась судьба обитателей
этого дома.

Как утверждает Галина Кузьмовна, со слов матери, Ираиды Венедиктовны, она знает, что дом и амбар дед построил перед революцией, сто лет назад, в 1915 году.

В годы перестройки, когда приоткрылись архивы КГБ – ФСБ, мне удалось ознакомиться с делом дочери Венедикта Протопопова – Марфы. Кроме нее, в семье было двое сыновей – Аверкий и Назар – и еще одна дочь Ираида, мать Галины Сорокиной.

В селе Сухорукова Протопоповы слыли одной из самых зажиточных семей. Венедикт Васильевич обозами возил рыбу в Тобольск в Ирбит на ярмарку, на вырученные деньги закупал товары и торговал в собственной лавке. Судя по амбару, товаров у зажиточного крестьянина было немало. Но грянула революция, Гражданская война, крестьянское восстание 1921 года… Для его подавления на Север на пароходе отправилась секретная экспедиция красных. Одной из многочисленных жертв стал 56-летний Венедикт Протопопов.

Письмо из прошлого

Его дочь – Марфу Венедиктовну, окончившую гимназию, – до прихода красных повстанцы мобилизовали в штаб отряда, расквартированного в Елизарово. Три недели она исполняла обязанности секретаря и едва не поплатилась за это жизнью. Когда на Север прибыл карательный отряд, Марфу арестовали, но ее спас один из красных командиров, комендант Елизаровской волости – некто Цизыневский. Он помог избежать смерти и старшему брату Марфы Аверкию.

Дочь Венедикта Протопопова оказалась вместе с Цизыневским в 26-й Златоустовской дивизии, где служила учительницей.

Образованная, интеллигентная девушка влюбилась в красного командира, но в конце 20-х годов пути их разошлись, и она вернулась в родные места вместе с сыном Анатолием.

В Сухорукове делать было нечего: умерла жена Венедикта Протопопова. Двух ее сыновей, Аверкия и Назара, отправили в Тобольск в ссылку. Так Марфа оказалась в Самарово, стала работать учительницей. Вышла замуж за ответственного работника райисполкома Котова. Но новая фамилия не спасла молодую женщину от преследований. Недавно сотрудник Государственного архива Югры Лидия Завьялова по запросу семьи Сорокиных обнаружила письмо учительницы Марфы Котовой, адресованное в Самаровский районный отдел образования, в котором она пишет о политическом преследовании ее председателем сельсовета.

Она была вынуждена сообщить руководству районного отдела образования, что председатель сельсовета абсолютно не помогает школе: дров нет, парты не сделаны, ремонт не произведен. Письмо датировано 14 октября 1931 года. Через шесть лет Марфу Котову (Протопопову) расстреляют.

Письма из ссылки

Трагически сложилась судьба и ее братьев – Аверкия и Назара.
В период коллективизации большую крестьянскую семью выселили из дома, сыновей Венедикта Васильевича власть отправила в Тобольск на принудительные работы. В семье Галины Сорокиной сохранились письма ее дяди Аверкия Протопопова. Вот как он описывает жене свою жизнь в ссылке:

«Здравствуй, Дуня!

Наша жизнь все в прежнем положении, работаем на ферме: я, так же как и раньше, – табельщиком, а Назар на полевых работах. В скором времени должно проходить заседание Наблюдательной комиссии, мы подали заявление, хлопочем о зачете рабочего времени и о досрочном освобождении. Срок отбывания принудительных работ, наверное, снизят, а может быть, и совсем освободят. В Тобольске открылась вольная продажа хлеба, продают в лавках по 2 рубля килограмм, пшеничный – 2 руб. 50 коп. Проходит в городе паспортизация, без паспортов отправляют по месту жительства. Не знаю, как мы будем устраиваться, если освободимся зимой. 11 октября 1933 года».

* * *

«Судьба наша несчастная, должно быть, такая, ведет нас всех к гибели. Жаль и вас всех, Дуня, что так вам приходится мотаться, голодать и мерзнуть, но что уж делать? На нас вам надеяться еще долго, наверное, не придется, долго еще не удастся выйти на волю, да если и освободимся, то когда еще и куда придется устроиться? Всему причиной наше кулацкое положение, если бы не оно, то, наверное, давно были бы на воле. …Деньги, какие были из дома, израсходовали, а заработать ничего не приходится, платы нам никакой не полагается. Надеялись на Наблюдательную комиссию, что досрочно освободит, но отказали нам как кулакам, наверное, весь год придется работать здесь.

Да, Дуня, тяжелый этот год для всех нас, особенно зимнее время! Как-то вы проведете эту зиму без хлеба, без поддержки, без помощи? Из вещей, что можно продать, – продавай, только оставь пока плавную сеть. В первую очередь продай ковер, если он еще не продан, Не жалей вещи, а как-нибудь поддерживай питанием себя и дочь. Ведь если свалишься, то никаких вещей не нужно будет – все останется. Как-нибудь, Дуня, доставай на себя документы на выезд в Тобольск и весной первыми пароходами выезжай из Сухорукова. Мне приехать за тобой невозможно. 19 декабря 1933 года».

Надежды на возвращение не оправдались: братьев отправили дальше, они оказались в Барабинских степях и оба заболели тифом. Полуживого Аверкия сбросили в ров, но закопать не успели. Стоны услышала проходившая мимо женщина, она и выходила его. В 1937 году, оборванный и голодный, Аверкий сумел добраться до Тобольска, где соединился с семьей, но долго не прожил: умер в 1940 году. Судьба Назара неизвестна.

Спас любимую

Больше всех из семьи Протопоповых повезло Ираиде. Она вышла замуж за бедняка Кузьму Корепанова, что оградило ее от преследований. Муж категорически запретил ей работать где-либо, чтобы бдительные кадровики не копались в прошлом любимой жены.

Ираида Венедиктовна, по воспоминаниям дочери Галины Кузьмовны, одно время воспитывала племянников, детей отправленных в ссылку братьев. Как могла, помогала их женам, благо семья жила в относительном достатке – Кузьма Корепанов возглавлял кооперативные организации в селах и деревнях. Все четверо племянниц стали учителями, как и их тетя Марфа Венедиктовна. Неизвестна судьба сына Марфы – Анатолия. По семейному преданию, предчувствуя арест, Марфа попросила одну из своих знакомых приютить 16-летнего подростка. Рядом в этот момент никого из родных не было. Говорят, перед войной кто-то из сухоруковских жителей видел его в Тюмени, он сообщил, что хочет поехать в Ленинград, разыскать отца. Удалось ли ему это – неизвестно.

P. S. Потомки Венедикта Протопопова живут сегодня в Нижневартовске, Ханты-Мансийске, Тюмени, а хранительницей семейной памяти является его внучка Галина Сорокина. Материальную память в виде столетнего амбара, она надеется, сохранят неравнодушные люди. Галина Кузьмовна мечтает о том, как на новой площадке музея под открытым небом «Торум Маа» прикоснется к реальному прошлому своей семьи, а посетители музея – к истории, которую можно учить не только по учебникам.

 

Яков Яковлев, старший инспектор Службы госохраны объектов культурного наследия Югры:

– В очередной раз убедился, как начало ниточки вытягивает целый клубок. В этом азарт местной истории, ее живые судьбы, а не мертвые схемы, как во всеобщей истории.
Как прекрасно разворачивается судьба сухоруковского амбара! Я все ждал: когда же за бревнами амбара возникнут лица и голоса людей, когда заговорит история? И вот – пожалуйста! Устами Галины Кузьмовны Сорокиной, документами, которые она предоставила, история заговорила и взволновала. Все больше убеждаюсь: только сотрудничество и активность разных по специальностям, но близких по духу людей приводит к таким результатам.
Как названа программа, благодаря которой будут получены средства на перенос амбара? «Развитие гражданского общества...». Может быть, пора завершить историю нашей внутренней разобщенности и превратить возрожденный и обновленный амбар в символ формирования подлинного
гражданского общества?

Если Вы нашли ошибку в тексте, выделите ее и нажмите комбинацию клавиш ctrl+enter
Сообщение об ошибке будет направлено редактору портала.


Также в рубрике

Добавить комментарий

CAPTCHA
Поставьте галочку
Архив издания

Новости Югры

пн вт ср чт пт сб вс
27
28
29
30
1
2
3
 
 
 
 
 
 
 
4
5
6
7
8
9
10
 
 
 
 
 
 
 
11
12
13
14
15
16
17
 
 
 
 
 
 
 
18
19
20
21
22
23
24
 
 
 
 
 
 
 
25
26
27
28
29
30
31
 
 
 
 
 
 
 
Тема дня
Интервью дня

Если Вы нашли ошибку в тексте, выделите ее и нажмите комбинацию клавиш ctrl+enter.

Сообщение об ошибке будет направлено редактору портала.

Авторизация
Подписка на газеты
Типографии ИДНЮ
Опрос

Поддерживаете ли Вы полный запрет на продажу алкоголя в населенных пунктах?

Поддерживаете ли Вы полный запрет на продажу алкоголя в населенных пунктах?
Нет
67% (121 голос)
Да
25% (45 голосов)
Мне все равно
8% (14 голосов)
Всего голосов: 180

Информационно-аналитический интернет портал "ugra-news.ru".

Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл № ФС77-62536 от 27 июля 2015 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).

Учредители:
Правительство Ханты-Мансийского автономного округа - Югры, Акционерное общество "Издательский дом "Новости Югры".

Любое использование материалов допускается только при наличии гиперссылки на ugra-news.ru

Редактор: Ипполитова Екатерина Евгеньевна
Контент-менеджер: Суетина Дарья Михайловна
Дизайн: Белошапка Максим Геннадьевич
Дизайн рекламы: Осадчева Татьяна Владимировна
Техническая поддержка сайта: Трунин Радмир Анатольевич

Яндекс.Метрика
Яндекс цитирования
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.