Из рода Шейминых

Автор текста: 
10.02.2015

Шеймины - одни из состоятельных жителей села Самарова, известные не только в Сибири, но и за ее пределами рыбопромышленники и меценаты, жалованные милостью Его Императорского Высочества великого князя Алексея Александровича и цесаревича Николая Александровича, не раз получавшие публичные благодарности от генерал-губернатора Тобольской губернии.

От отчего порога

Подробно рассказал о Шейминых Валерий Белобородов в краеведческом альманахе «Подорожник», начиная от самаровского ямщика Петра Шеймина до его потомков, живших в начале 20-х годов прошлого столетия. А как сложились судьбы представителей рода Шейминых в дальнейшем?
В период становления советской власти и репрессий 30-х годов семьи Шейминых вынужденно покидают родные места, разъезжаясь в разные края. В Асбесте, Тюмени, Омске в настоящее время живут потомки Николая Николаевича (старшего) Шеймина и его жены Марии Федоровны, в девичестве Соскиной. Как сложилась их судьба, мы можем узнать из воспоминаний старшего поколения Шейминых, записанных и сохраненных дочерью Николая Шеймина (младшего) Галиной Николаевной Сбитяковой.

Из воспоминаний Агнии Николаевны Шейминой, 1916 года рождения:
«Отец мой, Шеймин Николай Николаевич (1874-1933), уроженец с. Самарово, в царское время занимался «спекуляцией» (до революции спекулянтами называли людей, которые не тянули на звание купцов), возил туземцам товары, скупал рыбу и пушнину, зимой возил рыбу в Тобольск на продажу, владел туземным языком. Папа имел много коров и лошадей, большой дом на 54 окна. Строили дом вместе с братом Александром. В период строительства дома брат заболел и умер, отец стал единственным владельцем дома. У папиных родителей было 12 сыновей и четыре дочери.

Когда родители отца умерли, дети залезли в долги. Имущество описали и продали. Отцу в наследство достался один деревянный стул. В новом доме обстановки не было, дом был совершенно пуст. Николай Николаевич имел сильные чувства к Марии, дочери купца 2-й гильдии Федора Константиновича Соскина. Стал свататься к ней, но отец Марии не дал согласия. Николай Николаевич женился на другой женщине, имени ее никто не помнит. Прожили они один год, жена заболела и на следующий год умерла. Детей у них не было. Николай Николаевич вновь стал сватать Марию Соскину, и вновь получил отказ. Когда отец Марии в очередной раз уехал в Тобольск, она тайком сбежала к Николаю. Ночью тайно обвенчались. Помогла ей в этом сноха, она же собрала для Марии приданое. Узнав о случившемся, Федор Константинович срочно вернулся домой. Позвал сноху и говорит ей: «Любимая сноха, помогла дочери сбежать - иди и всё забери у нее».

Священник благословил, отец простил

Дом Соскиных стоял напротив дома Шейминых. Сильно сердился отец на свою дочь, запрещал родным ходить к Марии. Ссора продолжалась больше года, лишь случай помог разрядить обстановку. Дело было зимой. Мария была в положении, привезли бочку с водой. Мария носила воду и простудилась. В это же время начались роды, и она не могла родить. Отец не выдержал и пошел к дочери. Он велел привезти священника и фельдшера. Священник благословил. Отец простил. Родился сын Иван 14 сентября 1903 года.

Николай Николаевич и Мария Федоровна венчались в 1902 году в Самаровской Покровской церкви. Мария родила девять детей, продолжили род только трое: Николай, Каллисфения и Агния.
Старший Иван, 1903 года рождения, был женат на Антонине Почгановой. В январе 21-го венчались в Зенковской церкви. Иван до бунта 1921 года возглавлял Самаровскую комсомольскую ячейку. В период восстания перешел на сторону взбунтовавшихся крестьян, за что и был убит красными. Ему было всего 18 лет.
Второй сын - Петр, 1905 года рождения, был тоже убит в период становления советской власти. Убили Петю совсем юным, во дворе их дома, на глазах у Марии Федоровны. Похоронила его мать в ограде около своего дома. Остальные дети умерли в младенчестве от кишечных болезней.

Раскулачивать на месте

Из воспоминаний Агнии: «В семье все трудились, летом отец с братом - на рыбных промыслах, сестра Каля - на покосе, мама - по дому. Сама я с 12 лет на покосах, каждую субботу скребла и мыла тротуары. Осенью - сбор грибов, ягод, орехов. Времени на детские игры не оставалось. Зимой училась в школе. Семью Шейминых готовили к выселению из Самарова. Но вскоре пришел указ из Москвы, что кулаков Севера не выселять, а раскулачивать на месте. Местные власти отобрали дом, требовали сдать скотину, обстановку. Забрали всё».

Из рассказов Марии Федоровны внукам: «Мы с мужем, Николаем Николаевичем, спрятали золотые украшения и ценные вещи в яму, которую вырыли рядом с домом в палисаднике».
Добивались признания различными методами, затем посадили Марию Федоровну в холодную яму и держали несколько суток босой. В одну из ночей выпал снег, и она обморозила ноги. «Я помню, - вспоминает дочь Агния, - как у нее постоянно мерзли ноги». Однако где спрятаны ювелирные изделия и золото, она не сказала.
Боясь расправы, Николай Николаевич (младший) ночью тайно уезжает в Свердловск. В Самарово остается его жена с дочкой. Шеймина-старшего арестовывают и везут в Тобольскую тюрьму, затем переводят в Тюмень, а после - в Свердловск. В свердловской тюрьме от потрясения и переживаний у старшего Шеймина начались припадки, и его отправляют в ссылку.

Агния Николаевна вспоминает: «В 1930 году маму и меня выгнали из дома, мне было тогда 15 лет. Никто не сдавал нам жилье. Потом пустила нас к себе Саша Домнина. Жили в бане. Дочь брата Николая, Рая, жила с нами. Сноха с братом развелись, чтобы снять с нее клеймо «жена кулака». Жила она на квартире, но нам помогала. У нее были корова и лошадь. Сноха работала на консервной фабрике, ей давали паек. Этим пайком кормила свою дочь Раю и свекровь, Марию Федоровну. Вскоре мама купила избушку за сто рублей. Избушка от старости покосилась и наполовину ушла в землю».

В 1932 году Агнию исключают из школы как дочь кулака. Подружки отвернулись от нее. Хлеб на нее перестали давать, так как несовершеннолетним паек был не положен. В 16 лет устроилась прислугой к местной учительнице. Когда хозяева съехали, устроилась на консервную фабрику, но начались сокращения, и Агния опять осталась без работы.
Брат Николай работал в то время в городе Асбесте, звал к себе, и в августе 1934 года она поехала к нему. Николай устроил сестру кладовщиком на фабрику.

Выйти замуж - не напасть...

Из воспоминаний Агнии: «На фабрике познакомилась с будущим мужем Иваном Бабенковым. В 1935 году в Асбест приехали мать, сноха с дочерью. Все жили у брата Николая. В этом же году умерла сноха.
В 1936 году Бабенкова забрали в армию. Служил Иван в Кутаиси, поехала к нему. В октябре 1937-го, после службы, вернулись в Асбест. По приезде родила дочь. Муж устроился на фабрику, получили две комнаты в трехкомнатной квартире. Комнаты были холодные, дочь заболела, и в январе 1939 года ее похоронили. В дальнейшем с мужем отношения не сложились: то уходил, то возвращался. В августе 1939 года родила дочь Лиду. Иван ушел к другой женщине.

В 1941 году объявили войну, на второй день Иван вернулся в семью. Через несколько дней его забрали в армию. Иван пришел с фронта в 1942- м по ранению и вскоре ушел из семьи. Тяжело было в войну, жили втроем, с мамой и дочкой. Работала на хлебокомбинате охранником, затем на фабрике на упаковке. Получала паек на себя, 1 кг хлеба, по 300 граммов на дочь и маму. Они пока ждут меня, весь хлеб съедят. Заболела дистрофией, вся опухла. Спасибо подружке, Марусе Ереминой, подкармливала. Однажды было очень тяжело, холодно, голодно, еды никакой. Мама пошла в деревню вещи на хлеб обменять. Никто не меняет, пришлось по деревне милостыню просить. В феврале 1943 года брат вернулся с фронта, и все перешли жить к нему».

И люди яко волки

Шел 1943 год, жить было тяжело и не на что. Николай с семьей, Агния и их мать завербовались на Север, в Ямало-Ненецкий округ. Ехали на пароходе месяц, все вещи сменяли на хлеб. Брат с матушкой и своей семьей высадились в Аксарке, Агнию с дочкой направили в Ямбург.
Из воспоминаний Агнии: «По приезде дали продуктов, выдали спецодежду: фуфайку, стеганые брюки. Приняли грузчиком. День и ночь грузили лед на плашкоуты. Жили в бараке, дочь Лида была предоставлена сама себе, почти беспризорная. Отдавала ей свою порцию супа, сама ела мерзлую рыбу. Идем с работы, украдем рыбы и жарим ее в бараке. Всё лето проспала на голых нарах, дочь спала на моем жакете. Зимой много волков, они иногда подходили к баракам и заглядывали в окна. Вербовка заканчивалась, а домой всё не отпускали. Вербованные грозились угнать лодки. По окончании заготовки рыбы всех отпустили, сказав: «Как хотите и чем хотите, добирайтесь сами».

Приехала в Ханты-Мансийск, остановились у сестры Каллисфе-нии. Устроилась истопником в райком партии и комсомола, топила 16 печей. Днем колола дрова, с четырех утра топила печи. В свободное время ходила по дворам - колола дрова, стирала белье. За усердие дали комнату, стали давать товарные бирки. Денег не было, чтобы выкупить, сестра Каля отоваривала - половину мне, половину себе. Сама питалась в основном там, где подрабатывала. Дочь устроила в детский сад, кормили там плохо.
В Асбесте осталась вся одежда, взяла пропуск и поехали с Лидой в Асбест. Вещи украли. Оставляла муку и картошку у свекрови, муж ничего не дал и выгнал. Пустила на квартиру знакомая. Старые знакомые позвали работать в карьер. Устроилась, дали комнату.

В 1948 году стала плохо слышать. Поехала лечиться в санаторий «Ява», где познакомилась с Алексеем Ивановичем Осколковым. Осколков был женат, разница в возрасте была 13 лет. Долго ухаживал, развелся, и в 1968-м мы зарегистрировались, прожили 28 лет.
С возрастом одной стало трудно жить. Летом 1990 года перешла жить к Лиде. Дочь имела семью: муж - Михаил Анатольевич Титовец, и двое детей - Ольга и Вадим».
Агния прожила у дочери семь лет. Лида умерла в 2004 году. Дочь Лидии Ольга вышла замуж, имеет сына и дочь, есть внуки, живет в Белоруссии, в Могилеве. Сын Вадим женат, имеет сына, проживает в Асбесте.

Долгая жизнь Каллисфении

Старшая сестра Агнии Николаевны Каллисфения родилась 17 октября 1909 года. Перед накалом «красного террора» Каля, как называли ее близкие, вышла замуж за Василия Степановича Сумкина. Опасаясь преследования новой власти в родном Самарово, имея на руках маленького сына Ивана (1926 г.р.), они с мужем уезжают в Ирбит. Когда всё утихло, они возвращаются в Самарово. Жили Сумкины в доме деда Василия Степановича на улице Свободы, 19 (позднее 21). Василий Степанович Сумкин (1904-1987 гг.) был грамотным, занимал хорошие должности, последнее время работал директором ресторана «Иртыш». Каллисфения не работала, занималась домашним хозяйством. В 1941 году родилась дочь Лидия, а в 1947-м - сын Валерий. Во время войны Василий Степанович и его сын Иван служили при штабе призывного пункта. После войны дети выросли и разъехались. Каллисфения навещала их, чаще ездила к дочери в Тюмень, помогала с детьми. Последнее время, после смерти мужа, жила у дочери. В 1999 году ее сбила машина.

Все их дети получили высшее образование. Дочь Лидия окончила медицинский институт в Тюмени. У нее двое сыновей: Андрей и Евгений. Старший сын Каллисфении Иван преподавал в школе географию, был директором школы, умер в 2008 году. В Омске живут его жена Галина с дочерью. Младший сын Валерий работал в должности гендиректора Омского леспромхоза. У него два сына. Валерий Васильевич трагически погиб в 2000 году.

Николай, сын Николая

Николай Николаевич (младший) с детских лет был правой рукой отца. Первой его женой была Татьяна Васильевна Скосырева. В 1930 году у них родилась дочь Ираида. На тот момент Николай уже имел внебрачного сына Михаила, 1926 г.р., от Капиталины Федоровны Шатохиной. В 1930 году Николай уезжает из Самарова в Свердловск. В Свердловске ему помогает Петр Николаевич Андреев, из дворян, устраивая Шеймина-младшего в свердловский госпиталь истопником.
В мае 1931 года Самаровский райисполком направляет просьбу в Свердловский городской Совет под грифом «Секретно»: принять меры к увольнению Шеймина со службы. Но сообщение пришло поздно: 8 мая 1931 года, как сына кулака, Николая Николаевича отправили в трудармию на Дальний Восток. Он состоял на службе тылового ополчения Народного комиссариата путей сообщения на станции Шимановская Амурской области. Служил Николай в спецчастях тылового ополчения до августа 1933 года. Срок службы был сокращен на один год за счет уплаты военного налога за два года.

После окончания службы Николай приезжает в пос. Лёвиха Омской области, где находится его отец. В ноябре 1931 года Николай Николаевич (старший) был раскулачен, работал на лесозаготовках конноперевозчиком. Вскоре, 26 декабря 1933 года, Николай Николаевич Шеймин (старший) умер от воспаления легких и порока сердца. Похоронив отца, через полгода Николай (младший) уезжает в Асбест. Устроиться на работу ему помогает всё тот же Петр Николаевич Андреев, который работал в то время на асбофабрике начальником планового отдела. Шеймин работает в подразделениях треста «Союзасбест» плотником-забойщиком.

Николай Николаевич обращается с жалобами на неправильное лишение его избирательных прав. Асбестовский горсовет отказывает в восстановлении прав, но вскоре Свердловский облисполком восстанавливает Николая Николаевича в правах.
В 1935 году к Николаю приезжают его жена с дочерью Ираидой и его мамой. Но счастье длилось не долго, в тот же год умирает жена.
В 1938 году Николай вступает в брак с Александрой Ивановной Черноскутовой, с которой он познакомился ещё в 1934-м в местном Совете, где Александра работала управделами.
В 1939 году у Николая и Александры родился первенец, Николай, но умер в том же году. В 1940 году у них рождается сын, и они снова дают ему имя Николай.

Когда началась война, как вспоминает его дочь Галя, отец имел «бронь», работая забойщиком на руднике треста «Союзасбест». Шел 1942 год, положение на фронте было тяжелым, и в марте 1942 года его призвали в армию. Служил в 634-й стрелковой роте в звании сержанта.
Из рассказа Н.Н. Шеймина детям: «Участвовал в боях на Дону, станция Калач. Принимал участие в Сталинградской битве. 18 ноября 1942 года полк должен был взять высоту. Не обеспечив оружием и боеприпасами, полк двинули на штурм. Меня ранило в самом начале боя в правый коленный сустав, я упал на землю, на меня градом посыпались мертвые бойцы, это спасло меня от смертельной пули. Высоту удалось взять, но какой ценой: вся земля была усеяна трупами, воздух пах гарью и дымом, казалось, что горят земля и небо. От боли я сильно стонал, звал на помощь. В это время на поле боя работали медсестры, одна из них услышала крики. Перевязав, на шинели дотащила до самой роты».

До конца декабря Николай Николаевич лечился в медсанчасти полка, потом в госпитале в Уфе. Был признан инвалидом Отечественной войны.
За участие в Великой Отечественной войне Николай Николаевич удостоен медалей «За победу над Германией в Великой Отечественной войне», «За доблестный труд в Великой Отечественной войне», «За боевые заслуги», ордена Отечественной войны первой степени.

После демобилизации Николай возвращается в Асбест. Дома голод, чтобы выжить, Николай, сестра Агния и их мать вербуются на Север. После окончания вербовки возвращаются обратно в Асбест. В 1945 году в семье Николая родилась дочка Люся, в 1946-м - Галя. В эти годы семья жила в двух комнатах трехкомнатной квартиры.
Вспоминает Галина Николаевна: «В пятидесятые годы папа работал забойщиком ручной добычи асбеста. Рабочее место - в яме глубиной 150 метров, называемой карьером. Попасть в карьер можно было по лестнице. Бегал по карьеру на одной ноге, правая нога не сгибалась в колене после ранения. Кайлой разбивал взорванные камни, добывая самые длинные волокна асбеста, работал по 16 часов в сутки. Норму выполнял на 200%, часто зарплата у папы была больше, чем у директора. Я и Люся бегали к карьеру встречать папу. Когда папа получал зарплату, шли с ним в магазин и покупали всяких сладостей».

В 1948 году родилась Зинаида, в 1951-м появилась на свет Тоня, в 1952-м родилась дочь Оля, в 1955-м - Петр.
Вспоминает Галина Николаевна: «Папа был очень заботливым отцом. С каждым ребенком учил таблицу умножения и алфавит. Не курил. Выпивал только три раза в год: в день ангела, день рождения и Рождество. На папин день рождения бабушка Маня готовила курицу, фаршированную рисом, пекла вафли в форме. Мы, дети, показывали концерт. Мама часто болела, уезжала на курорт на лечение. Папа готовил обеды, пришивал воротнички к школьной форме, подшивал валенки. Успевал управляться со скотиной.

Чтобы нас всех одеть и обуть, перед началом учебного года папа брал компенсацию за отпуск, и все деньги уходили на нас. С 1961 года начали давать вещевые кредиты, и наши родители могли купить нам одежду в кредит. Без домашнего хозяйства такой большой семье жить было тяжело. Держать скотину в то время было тоже не просто - при Сталине домашние животные облагались большими налогами. Папа говорил: «Или вас молоком и яйцами кормить, или сдавать продукцию в заготконтору?» В магазине покупал масло, а затем относил его в заготконтору».

При Хрущеве горожанам было запрещено иметь скот. В 1962 году отменили сельскохозяйственный налог, снизили нормы обязательных поставок с личного подсобного хозяйства, повысили закупочные цены на мясо.
Глава семьи завел две коровы, теленка, лошадь, овец и кур. В этот период он был уже на пенсии и по два месяца пропадал на покосе. Покос был в 15 километрах от города, и добирались туда на велосипедах, а Николай Николаевич ходил пешком. Причем за хозяином никто не мог угнаться в косьбе, хотя ему было уже за семьдесят.
Он купил «Жигули». Как ветерану Великой Отечественной войны ему выделили двухкомнатную квартиру в Асбесте. Но хозяин ни дня не жил в ней, сказав, что умирать будет в своем доме.
Второго февраля 1986 года Николая Николаевича Шеймина (среднего) не стало. Жена пережила его на 19 лет.

Внебрачный сын Николая Николаевича Михаил (1926-2006) был женат на Анфизе Степановне Чукоминой, у них две дочери - Валентина и Наталья, живут в Ханты-Мансийске. Дочь Ираида от первого брака (1930-2004) родила троих детей - Сергея, Ирину, Евгения. У старшего сына от второго брака - Николая(1940-2004) родились близнецы Олег и Ольга. Дочь Людмила имеет двоих детей - Сергея и Надежду. Дочь Галина имеет дочь Ольгу. У Зинаиды две дочки - Татьяна и Евгения. У Антонины два сына - Владимир, Михаил. У Ольги дочь Ольга. Сын Петр живет в гражданском браке, у него сын Николай и приемная дочь Ксения.
В 2013 году, через 82 года, дочь Николая Николаевича (среднего) Галина добилась реабилитации дедушки и отца, которые подверглись политическим репрессиям.

 

Если Вы нашли ошибку в тексте, выделите ее и нажмите комбинацию клавиш ctrl+enter
Сообщение об ошибке будет направлено редактору портала.


Также в рубрике

Добавить комментарий

CAPTCHA
Поставьте галочку
Архив издания

Югра

пн вт ср чт пт сб вс
27
28
29
30
1
2
3
 
 
 
 
 
 
 
4
5
6
7
8
9
10
 
 
 
 
 
 
 
11
12
13
14
15
16
17
 
 
 
 
 
 
 
18
19
20
21
22
23
24
 
 
 
 
 
 
 
25
26
27
28
29
30
31
 
 
 
 
 
 
 
Тема дня
Интервью дня

Если Вы нашли ошибку в тексте, выделите ее и нажмите комбинацию клавиш ctrl+enter.

Сообщение об ошибке будет направлено редактору портала.

Авторизация
Подписка на газеты
Типографии ИДНЮ
Опрос

Поддерживаете ли Вы полный запрет на продажу алкоголя в населенных пунктах?

Поддерживаете ли Вы полный запрет на продажу алкоголя в населенных пунктах?
Нет
67% (121 голос)
Да
25% (45 голосов)
Мне все равно
8% (14 голосов)
Всего голосов: 180

Информационно-аналитический интернет портал "ugra-news.ru".

Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл № ФС77-62536 от 27 июля 2015 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).

Учредители:
Правительство Ханты-Мансийского автономного округа - Югры, Акционерное общество "Издательский дом "Новости Югры".

Любое использование материалов допускается только при наличии гиперссылки на ugra-news.ru

Редактор: Ипполитова Екатерина Евгеньевна
Контент-менеджер: Суетина Дарья Михайловна
Дизайн: Белошапка Максим Геннадьевич
Дизайн рекламы: Осадчева Татьяна Владимировна
Техническая поддержка сайта: Трунин Радмир Анатольевич

Яндекс.Метрика
Яндекс цитирования
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.