Гвозди бы делать из этих людей

Он действительно жил для народа
Автор текста: 
16.02.2015

В 2015 году нашей Югре исполнится 85 лет. История Ханты-Мансийского округа преимущественно ассоциируется с нефтегазовым освоением региона. Хотя в ней есть более ранние, не менее важные и интересные страницы. Их изучением и популяризацией давно и успешно занимается сургутская журналистка Галина КОНДРЯКОВА.

Отец Иаков: Убеждений не меняю
Попала эта фотография ко мне уже в зрелом возрасте, когда  появилась возможность  узнать долго скрываемую правду о размахе репрессий и в нашем тогда Богом забытом уголке - теперь звездной Югре. На фотографии мои дед с бабушкой. Он - священник Покурской церкви  во имя Введения во храм Пресвятой Богородицы  Грязнов  Иаков Федорович, она - матушка, Агния Георгиевна. 
В двадцатых годах прошлого столетия  до Среднего Приобья докатился мятеж, разделивший людей на два лагеря - белых и красных. Каждый, естественно, считал противостоящих  бандой. В жернова этого мятежа в первую очередь попали все неблагонадежные, в том числе и священнослужители, среди них оказался и мой дед -  Иаков Федорович Грязнов .
Примерно года за два до трагических событий он ушел в «заштат» - это случалось по болезни или старости, когда  клирик, или священник и диакон, не могли больше служить и уходили «на покой». У моего деда была другая причина: умерла матушка Агния, и на его руках осталось шестеро детей от двух до двенадцати лет. Вот и устроился священник работать счетоводом Покурского общества потребителей.
Мятежники, устанавливавшие в крае советскую власть, пытались  привлечь батюшку на свою сторону, но он держал нейтралитет. Его схватили, когда он сослуживал панихиду по убиенным, как сказано в деле, «бандитам». 
А для острастки деду поставили в вину, что он «добровольно поступил в банду рядовым воином, принимал активное участие в белогвардейщине, призывал крестьян к  добровольному  поступлению в банды по его примеру».
О батюшке Иакове Грязнове, иерее, священнике Покурской церкви во имя Введения во храм Пресвятой Богородицы с 1916 года, утопленном в 1922 году, сведений относительно немного. Но  документы есть, и не только в городском архиве, и в материалах дела ФСБ, но и в литературно-исследовательских источниках. Последние - времен СССР, конечно, лишены объективности, ведь историческая правда намеренно искажалась в пользу советской власти. В книге «Мятеж» писателя Николая Смирнова образ попа Грязнова прописан с точностью до «наоборот», впрочем, вполне в духе времени.
12 января 1922 года Тюменская ГубЧК постановила: «Грязнова Я.Ф. расстрелять. 22 февраля 1922 года». Президиум ВЧК постановление Тюменской ГубЧК это решение утвердил.
Батюшку утопили в проруби - так говорили в нашей семье. Отец Иаков остался на стороне законной (белой) власти. По скупым рассказам моей бабушки, усыновившей сына священника, я знаю, что он и перед смертью не изменил своих убеждений. Когда красные командиры его спросили, за царя он или за советскую власть, то услышали: «За царя!». И этим мой дед, священник Покурской церкви, подписал себе смертный приговор.
Не впервые рассказываю эту историю, подчеркивая твердую убежденность в своих взглядах наших предков. И всегда слышу почти одно и то же в ответ: мог бы и покривить душой - ради будущего своих детей. Ведь, как утверждала новая власть, дети за родителей не отвечают. Думаю, что моему деду это и в голову не приходило. 
Прикасаясь к строкам этих документов, я испытала странное чувство обретения чего-то потерянного и чувство отчаянного сожаления  о том, что несправедливо пришлось пережить моему деду. 
Сведения из казенного дома
В 2013 году исполнилось ровно двадцать лет со дня  реабилитации  Иакова Федоровича Грязнова, священника Покурской церкви во имя Введения во храм Пресвятой Богородицы. По санкции прокурора регионального управления ФСБ РФ выслали уголовное дело священника Грязнова, с которым  и познакомилась. Правда, часть листов в нем все еще закрыта для чтения.  Не буду говорить о подоплеке этой расправы. К делу приложено множество протоколов допросов якобы свидетелей по делу деда. Мнения разнятся в чем-то, но в итоге гласят одно. Оно и понятно, люди оговаривали не кого-нибудь, а все же земляка, односельчанина, да еще к тому же священнослужителя - в те времена уважаемого и почитаемого. И все же допрашиваемые, под давлением и страхом, признавали Грязнова виновным.       
Ко всему прочему, к полученному «уголовному» делу по обвинению священника Грязнова, естественно, с купюрами и вымаранными фамилиями, был приложен протокол о признании его невиновным. Невиновным его в январе 1922 года приговорили к  «разстрелу», согласие на который дала Тюменская ГубЧека, по показаниям свидетелей, изготовленным наспех для проформы. Вот некоторые извлечения из сфабрикованного дела, что хранится в анналах ФСБ за семью печатями.
Итак. Уполномоченный Сургутского Бюро Анжан И. произвел допрос  гр-на Грязнова Я.Ф. в качестве обвиняемого.
Прописка: г. Тобольск.
От роду 33 г. Сословие: сын чиновника, национальность: русский, образование двухклассное, сельское. Семейное положение: жена, шестеро человек детей от 2 до 12 лет. (Явная ошибка, старшей дочери исполнилось уже 16 лет). Профессия: канцелярский труд. Партийность: беспартийный.  Служба в царской армии: не служил. Чем занимался в период 1917 и 18 года: священником в селе Покур и счетоводом общества потребителей. Чем занимался при Колчаке: тем же. Чем занимался при советской власти: тем же. Имущественное положение: корова. Занимался ли торговлей: не занимался. Занимал ли выборные должности: член правления общества потребителей.
По существу дела показал:
«В последнее время я служил в Покурском обществе  потребителей счетоводом.
Во время эвакуации красных частей и проезде через Покур я не эвакуировался, а остался в селе. После занятия белой бандой села Покур я нигде не участвовал  в белобандитских организациях. Проживши так около двух недель, к нам в село приехал из Сургута Силин  Андрей Васильевич, каковой  производил вербовку в ряды белой банды. С предупреждением  в случае отказа  угрожал мобилизацией  до 35 лет.
Так как я вышедший из духовной  службы, то меня все равно могли мобилизовать, я изъявил добровольно  поступить в ряды белобанды. Спустя два дня я был с другими добровольцами отправлен в село Александрово, то есть на фронт. Приехавши в Александровское, я был вооружен берданкой охотничьей, застал белобанду, отступающую с фронта, и, проживши в Александрове ночь, я был приглашен Земцовым, начальником отряда, отслужить панихиду по убитым бандитам. На что мне пришлось согласиться – отслужив панихиду, я сразу сдал берданку, потому что не мог идти с винтовкой  в то же время исполнять обязанности священника, предложенные мне.
После службы я сразу уехал с беженцами и, приехав в с. Покур,  забрал с собой семью и выехал в Сургут. Сначала жил на частной квартире. Но спустя недели полторы меня пригласили в штаб на должность делопроизводителя коменданта, проживши две недели, я был переведен помощником делопроизводителя в отдел снабжения, где и служил до отступления из Сургута.
Когда подходил бронепароход к Сургуту, я ушел на Белый Яр, оттуда с  Кушниковскими бандитами уехал на Лямин, где и скрывался  с верховскими бандитами  из Локосовской волости, Александрово и Криволуцкой. Нас было 38 человек. Прожив семь недель, решил поехать к своим местам жительства. Нас собралось 22 человека и по пути около своих селений все оставались. Приехавши к Покуру, я остался с Захаровым и добровольно сдались и явились к знакомому к Вахлову, у него переночевали, он заявил председателю сельсовета, и мы были арестованы и препровождены  в волревком. По сему делу показать больше ничего не могу».   
Показание зачитано: подпись Грязнов.
Читаю документы, протоколы, признания, написанные собственноручно моим дедом, поражаюсь его грамотности, ведь образование он имел всего два класса церковно-приходской школы при Кодском монастыре. Но в отличие от следователей не делал грубых и вопиющих ошибок.    
Интересны все показания допрашиваемых граждан села Покурского, фамилии которых тщательно вымараны. Приведу лишь несколько из них, в относительно измененном виде, адаптированном для чтения.
Когда эвакуировались из Сургута красные части, в качестве возчика выезжал с ними и Грязнов тоже, возвращаясь, встретил бандитов на Вате, они не разрешили  выехать домой, а взяли его вместе с лошадьми с собой для преследования коммунистов. 
Свидетель, оставив попа Грязнова на Покуре, совершенно  не знает, призывал ли он добровольцев в ряды банд и изъявлял ли желание лично поступить в ряды банд. Попа Грязнова, при отступлении банд, встретил в селе  Александровском, где он, по приказанию одного человека из бандитских властей, служил панихиду. Был ли Грязнов  вооружен и принимал ли участие в боях против коммунистов, не знает. До восстания Грязнов неоднократно  отказывался от священнодействия, но исполнял иногда  требы лишь по убедительной просьбе прихожан, ввиду неимения заместителя. Ни во время бандитизма, ни до него свидетель не слышал со стороны Грязнова агитации и враждебного настроения против советской власти граждан  Покурского.
И вот еще один протокол, из которого следует, что свидетель, хоть и находился под давлением и страхом, сочувствовал попу Грязнову и пытался в своих показаниях его оправдать или хотя бы не обвинять. Его свидетельства говорят о том, что нормальный батюшка был человек – мужик, пытавшийся выжить хотя бы для сохранения своих детей в смутное, непонятное время. Бандитом никогда не был, а, наоборот, старался не проявлять своих воззрений и уж тем более не навязывать их другим. Но при прямом допросе, как человек бесхитростный, порядочный и честный, не сумел, даже не подумал отречься от своих убеждений.
Выдержки из пятистраничной исповеди моего деда:
«В 1919 году, после ухода Варнавы (правящий архиерей Тобольской епархии), я имел со стороны епархиального начальства несколько блестящих предложений, но я предпочел  целиком отдаться кооперативной работе. Со спокойной совестью могу сказать, что я действительно жил для народа. Работал ему, ради него отказался от духовной карьеры и связанного с нею материального благосостояния, ради него работал по 12-15 часов в сутки, ради него лишился жены и разбил семейную жизнь и ради него одинаково с ним заблуждался, пойдя с ним по ложному пути, лишился семьи и последнего блага - свободы».
Решая вопросы продовольственного снабжения края, Иаков Федорович поехал в Томск.
«...Здесь я выменял на  дрова 500 пудов сеянки. Возвращаясь назад, за неимением билетов во 2 классе, ехал на палубе, приехал из Томска в тифу, болезнь лотом перешла на жену, я ее похоронил. Но тем не менее продовольственный вопрос был улажен.
Я хочу быть искренним до конца. Обыкновенно священники, выйдя из духовного звания,  свою преданность советской власти доказывают тем, что из смиренных служителей христианской религии обращаются в ея  ярых гонителей. По моему мнению, у человека в один момент не перевертывается сразу все мировоззрение - для  этого требуется более или менее  продолжительный процесс, а потому священнику,  вчера  бывшему служителем религии и питавшемся из ее благ, вдруг произведшему переоценку ценностей – я ему не доверяю.
Думаю, что и раньше он не был убежденным христианином и из корыстных соображений обманывал народ, не обманывает ли и сейчас, примыкая к новому течению,  глумясь над тем, во что  вчера веровал. Для меня религия не была источником существования, но я перестал бы себя уважать, если бы пошел по обманному пути. Я плохой христианин, мне не следует разъяснять истины, изложенные в Филаретовском Катехизисе. Защищать  и проповедовать христианскую религию я не буду, но так же  не буду и бороться против ея. Этим путем я не куплю себе ни жизни, ни свободы».

 

Если Вы нашли ошибку в тексте, выделите ее и нажмите комбинацию клавиш ctrl+enter
Сообщение об ошибке будет направлено редактору портала.


Также в рубрике

Добавить комментарий

CAPTCHA
Поставьте галочку
Архив издания

Местное время

пн вт ср чт пт сб вс
27
28
29
30
1
2
3
 
 
 
 
 
 
 
4
5
6
7
8
9
10
 
 
 
 
 
 
 
11
12
13
14
15
16
17
 
 
 
 
 
 
 
18
19
20
21
22
23
24
 
 
 
 
 
 
 
25
26
27
28
29
30
31
 
 
 
 
 
 
 
Тема дня
Интервью дня

Если Вы нашли ошибку в тексте, выделите ее и нажмите комбинацию клавиш ctrl+enter.

Сообщение об ошибке будет направлено редактору портала.

Авторизация
Подписка на газеты
Типографии ИДНЮ
Опрос

Поддерживаете ли Вы полный запрет на продажу алкоголя в населенных пунктах?

Поддерживаете ли Вы полный запрет на продажу алкоголя в населенных пунктах?
Нет
67% (121 голос)
Да
25% (45 голосов)
Мне все равно
8% (14 голосов)
Всего голосов: 180

Информационно-аналитический интернет портал "ugra-news.ru".

Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл № ФС77-62536 от 27 июля 2015 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).

Учредители:
Правительство Ханты-Мансийского автономного округа - Югры, Акционерное общество "Издательский дом "Новости Югры".

Любое использование материалов допускается только при наличии гиперссылки на ugra-news.ru

Редактор: Ипполитова Екатерина Евгеньевна
Контент-менеджер: Суетина Дарья Михайловна
Дизайн: Белошапка Максим Геннадьевич
Дизайн рекламы: Осадчева Татьяна Владимировна
Техническая поддержка сайта: Трунин Радмир Анатольевич

Яндекс.Метрика
Яндекс цитирования
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.