×
Аналитика
0

8 минут: как трагедия в Казани может сказаться на каждом из нас

Спустя сутки после нападения, которое устроил в гимназии Казани 19-летний Ильназ Галявиев, в столице Татарстана хоронили троих погибших детей и учительницу английского, заслонившую собой ребят, а по всей России люди, объединенные скорбью, задавались вопросом: как не допустить такие трагедии впредь?

Вопрос первый – о здоровье
В феврале Галявиев получил охотничий билет. Спустя два месяца прошел психиатра, ряд других медицинских специалистов и получил меддопуск на разрешение для оружия.

Как Галявиев мог его получить? Психиатр Елизавета Жесткова говорит:
– Даже врачи высокой категории могли не увидеть у Ильназа никаких отклонений. В мировой практике пока нет такого механизма диагностики психических расстройств, который бы в 100 процентах случаев защищал от выдачи разрешения на ношение оружия людям с неустойчивой психикой. Всегда есть риск выдать соответствующую справку, а чуть позже у человека проявятся отклонения в психике.
Но есть нюанс: по последней информации следственных органов, Галявиев имел заболевание головного мозга, диагноз был поставлен в 2020 году в связи с частыми мигренями, вспыльчивостью и агрессивностью. И вот этот момент кто-то из врачей просмотрел.
Как рассказал «АиФ-Уфа» председатель общественной организации «Содружество многодетных семей Башкортостана» Рустем Шайахметов, зачастую трудно понять, где начинается подростковый протест, который всегда сопутствует развитию человека, а где – психическое расстройство:
– Администрация школы совместно с психологами должна проводить работу по недопущению буллинга. А самое главное – выявлять детей с психическими расстройствами и совместно с родителями осуществлять работу по их социальной адаптации. Этот парень перестал учиться еще в конце прошлого года, психическое расстройство длится не менее четырех месяцев. Но кто-то же из психиатров подписал справку, позволяющую получить разрешение на покупку оружия. Я считаю, необходимо усилить наказание врачей за их халатность, а также изменить методику обследования людей, желающих приобрести оружие.
Вопрос второй – об оружии
За две недели до бойни Галявиев купил и свой законный «гладкоствол» – турецкий дробовик – и несколько сотен патронов. Ружье, по мнению экспертов, может применяться как штурмовое: оно быстрозарядное. Именно с таким приходил убивать товарищей керченский стрелок Росляков.

В связи с этим президент России поручил срочно проработать ужесточение правил оборота гражданского оружия, в том числе главе Росгвардии необходимо создать новое положение о видах оружия, которое могут использовать граждане.
Отметим, в России на руках у граждан сегодня семь миллионов единиц оружия, и не факт, что все его владельцы здоровы, в том числе психически.

Как сообщила «Российская газета», уже прозвучало предложение выдавать оружие только с 21 года, а не с 18, как сейчас. Его высказала уполномоченный по правам человека в РФ Татьяна Москалькова. Исключение, по ее словам, следует сделать только для отслуживших в армии.

Вопрос третий – о безопасности школ
В день нападения казанскую школу №175 охранял вахтер. Об этом, как сообщает «Коммерсант», на пресс-конференции заявил министр образования Татарстана Ильсур Хадиуллин.

Последняя проверка Росгвардии – в 2019 году – признала гимназию полностью соответствующей закону. Тогда у администрации школы был заключен контракт с одним из казанских ЧОП. Позже здание охранялось сторожем, а в самом учебном учреждении была установлена тревожная кнопка: договор с ЧОП был расторгнут по желанию учебного заведения.

В России необходимо усилить систему охраны школ, заявил после трагедии депутат Госдумы Александр Шерин. Отметим, губернатор Югры Наталья Комарова акцентировала внимание руководителей образовательных организаций и иных учреждений, оказывающих услуги населению, на необходимости мобилизации решений, направленных на обеспечение безопасности.

Татьяна Москалькова, в свою очередь, считает необходимым возложить охрану школ на сотрудников вневедомственной охраны Росгвардии.

Вопрос четвертый – о причинах
Нападение 19-летнего студента Ильназа Галявиева на школу в Казани стало результатом «абсолютного отсутствия государственной идеологии». Об этом заявила уполномоченный по правам ребенка в Татарстане Ирина Волынец.
– Пока не будет государственной идеологии, пока дети не будут заняты внеурочно так, как это было в СССР, если мы сейчас кардинально не изменим нашу систему, ситуация будет повторяться, – считает омбудсмен.
Добавим, необходим строжайший контроль интернет-контента, который потребляют наши дети. А это значит, надо усиливать подразделения кибербезопасности в правоохранительных органах. И, конечно, ужесточать ответственность за призывы к экстремизму и терроризму.

Причина публичной жестокости почти всегда – проблема в человеческих отношениях. Предсказать трагедии подобного рода невозможно, но возможно предотвратить.
Комментарии (0)
Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии