89.5060   $ 74.1373





×
Общество
0

«Человеку дается шанс исправиться в обществе»

Как осужденные отбывают наказания без отрыва от социума и какую роль в этом играет Уголовно-исполнительная инспекция?


Исправление трудотерапией и не только. В этом материале мы расскажем о мерах наказания, которые не связаны с изоляцией осужденных от общества. Такие обвиняемые трудятся на благо всех жителей и государства как раз на тех самых низкоквалифицированных работах, где мы привыкли чаще наблюдать мигрантов. Причем в обычной жизни днем это могут быть топ-менеджеры крупных предприятий, а вечером — они уже в робе на уборке собственного двора от мусора. В Сургуте за 2019 год такое наказание «отработали» почти три тысячи человек. За тем, как проходит трудотерапия и не только, в городе следит Уголовно-исполнительная инспекция. В Сургуте сегодня функционирует два филиала — по центральному и восточному районам.  Какие задачи сегодня выполняет УИИ и почему желает своим коллегам оптимизма, рассказала начальник отдела исполнения наказаний и применения иных мер уголовно-правового характера ФКУ УИИ УФСИН России по Югре Надежда Александровна Онуфриева.

 Надежда Александровна, какие существуют виды наказаний, не связанные с лишением свободы?
— Их достаточно. Обязательные работы, исправительные работы, ограничение свободы, запрет заниматься определенной деятельностью или занимать определенные должности. Еще условное наказание и отсрочка исполнения наказания.  

 Это в каких случаях даются такие «поблажки»?
— Наказания, не связанные с лишением свободы, дают, в основном, за преступления небольшой и средней тяжести. Например, на исправительных работах в 80 процентах — осужденные за неуплату алиментов. Суд назначает человеку исправительные работы, мы его трудоустраиваем, и он работает, а в доход государства у него отчисляются проценты. Размер этих процентов устанавливается судом.

  А исправительные работы — это...
— Это работы, от которых в доход государства удерживается от 5 до 20 процентов, как устанавливает суд. Они отбываются как по основному месту работы, так и в организациях, перечень которых утвержден главой города Сургута. Например, у нас исправительные работы отбываются в ЖЭУ, во всех коммунальных структурах, в управлении лесопаркового хозяйства… Одним словом, это низкоквалифицированный труд: дворники, уборщики, грузчики, ремонтники дорог. В Комбинате школьного питания — разнорабочие… Но суд может вынести и такой приговор, при котором человек продолжает заниматься своей трудовой деятельностью и получать зарплату. Тогда в бухгалтерию направляются документы об удержании части заработка в пользу государства, а уголовно-исполнительные органы это контролируют. Инспекция контролирует не только бухгалтерию этого учреждения, но и выход этого сотрудника на работу. Нам сразу сообщают о его прогулах. Это тоже чревато последствиями. Суд даже может вынести, например, несколько дней лишения свободы за нарушение порядка.

 Еще же есть обязательные работы. В чем отличие?
— Обязательные работы — это бесплатный безвозмездный общественно-полезный труд. Он отбывается в свободное от учебы или работы время. Суд назначает количество часов. Обязательные работы отбывают у нас те, кто убирает город весной, то есть тоже в управлении лесопаркового хозяйства, на городском рынке, на подведомственных РЖД предприятиях, ГТС. Список учреждений также утвержден главой города. Он периодически меняется, так как какие-то организации добавляются. Обязательные работы отбываются вблизи места проживания.

 Кроме трудотерапии, как-то еще работают с осужденными?
— У нас есть штатный психолог. Он занимается с каждым осужденным. Она проводит психологическую диагностику каждого еще при постановке на учет и выявляет какие-то моменты, на которые инспекторам стоит обратить внимание. Вообще, трудотерапия тоже оказывает влияние на человека. Особенно если он работает на хорошей должности, а тут ему приходится на виду у всех выполнять низкоквалифицированный труд. Для некоторых это неприятно. Кто-то пытается отлынивать. Прогульщиков много. У нас вообще разный контингент. Некоторым достаточно оступиться один раз и больше никогда к этому не возвращаться, осознав свою ошибку. А некоторые попадают к нам по нескольку раз.  

 Некоторым вот назначают ограничение свободы…
— Это ряд ограничений и мер, например, не покидать определенное место жительства, не выезжать за пределы муниципального образования Сургут, являться на регистрацию с определенной периодичностью. Такое наказание суд выносит за нетяжкие и наименее тяжкие преступления. Это, например, кражи, нарушения правил дорожного движения… Условное наказание суд назначает, когда человек имеет постоянное место работы и положительные связи с семьей. Потому что ему дается шанс исправиться в обществе, а не сразу направляться в места лишения свободы. Своим поведением ему нужно доказать свое исправление. На условно осужденного тоже возлагается ряд обязанностей. Не менять постоянного места жительства, постоянного места работы или, в принципе, трудоустроиться. Несовершеннолетним — не покидать места жительства после определенного времени, являться на регистрацию по установленным правилам. Зачастую люди не знают, что рядом с ними проживают условно осужденные. Не каждый это афиширует. Это обычные граждане, которые частично ограничены в своих правах. Они все равно чувствуют за это ответственность и лишний раз подумают, выпить ли бутылку пива на улице, потому что за это последуют более строгие санкции. Условный срок могут заменить реальным. Еще бывает, что применяют такое наказание, как домашний арест и залог или запрет определенных действий. Но это редко. У нас за первый квартал на домашнем аресте находился всего 21 человек.

— Это, как в кино, когда надевается электронный браслет?
— Да, устанавливается круглосуточное наблюдение. Человек находится дома, но у него есть несколько часов в день для прогулки.

 С какими трудностями в работе сталкиваются сотрудники УИИ? Вы, вообще, афишируете свой род деятельности?
— Конечно, мы никогда не скрываемся. У нас есть спецтранспорт, и видно, что это едут сотрудники Уголовно-исполнительной инспекции. На нас большая нагрузка. И с каждым годом количество осужденных к наказанию, не связанному с лишением свободы, растет. А вот количество наших сотрудников не меняется. Контингент подотчетных — сложный. Стало много ранее судимых, много неработающих, условно осужденных. Их нужно трудоустроить. Насильно же это не сделаешь. Нужно работать с каждым индивидуально. Дело в том, что работа — это один из факторов исправления. Когда человек не работает, то у него много свободного времени. Кто-то использует его, в том числе, и для занятия незаконными делами. Так что начинаем с трудоустройства. Это дисциплинирует человека.

 К подросткам-то «на хромой кобыле» так просто не подъедешь, приходится изучать и сленг?
— В силу своего возраста они не понимают всей серьезности совершенных преступлений. К ним приходится искать свой подход. Еще есть алкоголики и наркоманы — тоже особая группа, за которой необходим усиленный контроль. Вообще, наша работа — такой тяжелый и каждодневный труд, который связан с большой физической и психологической нагрузкой и большой ответственностью. Я всем своим коллегам желаю оптимизма! Мы — люди закона и нарушать закон не должны. У нас все связано со сроками. Нужно все делать день в день и час в час, чтобы ничего не нарушить. Это развивает пунктуальность и самодисциплину. Я вот уже 26 лет ношу погоны, а когда-то начинала с лейтенанта. Сейчас у меня коллектив помолодел. И первое, что мы новичкам прививаем, — это дисциплина и пунктуальность.

 Вот бы количество осужденных уменьшилось, да?
— Знаете, главное, чтобы в головах у людей, которые ни разу не совершали преступление, такой идеи и не возникало. Чтобы люди осознавали всю степень ответственности своих неправомерных поступков: за то, что они могут сейчас сделать, им нужно будет впоследствии отвечать. 
Фотографии сюжета / 1 фото

Автор текста: Анастасия Аладинская

Комментарии (0)
Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии