86.2195   $ 73.4721





История
0

Читайте историю самаровского храма в Ханты-Мансийске, крышу которого строит кровельщик без пальцев

Читать «Новости Югры» в

Спустя двадцать лет крыша храма Покрова Пресвятой Богородицы в Ханты-Мансийске из зеленой превратилась в синюю. Кровельщики заменили тысячу квадратных метров листового железа. И это далеко не первое преображение этой церкви.

Немного истории

Напомним, что Покровский храм в том виде, который мы наблюдаем сейчас, был построен в 2000 году на намоленном месте. Здесь в 1640 году в Самаровском яме была возведена первая православная церковь в деревянном исполнении – во имя Николая Чудотворца. Не позднее 1676 года она стала приделом нового храма. Несколько раз церковь сгорала дотла, и в 1816 году в Самарово была заложена каменная церковь на три престола: во имя Покрова Пресвятой Богородицы, Знамения Божией Матери и Николая Чудотворца. В научных статьях попадаются сведения о том, что купол церкви в 1876 году был выкрашен в зеленый цвет, а в 1881-м – в белый. Покровская церковь была разрушена в 1930 году и восстановлена спустя семьдесят лет на своем историческом фундаменте.

– По найденным в Тобольске чертежам храма мы видим, что церковь делилась на зимнюю и летнюю. По описаниям очевидцев, огромная икона «Знамение Богородицы» – два на три метра – отделяла эти части. В зимней было четыре печи. При восстановлении мы оставили дымоходы, они сейчас служат вентиляционными шахтами, – проводит экскурсию по зданию почетный житель Ханты-Мансийска, который принимал непосредственное участие в восстановлении храма, Владимир Семенов. – За 20 лет мы штукатурили фасады, меняли пол, расписывали внутреннее пространство, вот добрались и до крыши.

По словам «главного прораба» Покровской церкви, крыши храмов – сложный строительный объект с большим количеством фасонных элементов и нестандартных деталей. В этой многоуровневой структуре каждый узел несет определенную функцию, и малейшее нарушение может привести к непредсказуемым последствиям.

– Синий цвет кровли согласован с епархией, – рассказывает Владимир Семенов. – Он символизирует непорочность и чистоту Девы Марии. Это цвет неба, он соответствует учению о Божией Матери.

Самые лучшие кровельщики

Для ремонта крыши храма в Ханты-Мансийск пригласили лучших кровельщиков. Это не первый религиозный объект в Югре, доверенный бригаде Ивана Егорова из Чувашии. Они хорошо себя зарекомендовали на строительстве церквей в Суздале, Ярославской области и Мордовии. Это верующие люди, к работе приступают с молитвой и благодарят Бога за помощь.


– Мне скоро будет шестьдесят лет, двадцать из них строю, – говорит Иван Егоров. – В 1984 году впервые приехал на Север, работал в Нижневартовске помощником бурильщика и токарем по металлу. Но на буровой мне отрубило пальцы, уехал домой. Был у меня на Украине духовник – архимандрит Тихон, он поддерживал меня молитвами. А в 1994 году благословил меня: «Ваня, беру тебя в духовное чадо, благословляю всю жизнь, пока ноги ходят, строить храмы, кровлей заниматься».

Может, поэтому у Ивана все получается. По проекту в Покровском храме была заложена просто крыша, а Егоров спланировал и выкроил из остатков железа отводки для дождевой воды, сделал дополнительные карнизы, подвел стеки к водосточным трубам.

– Теперь пятьдесят лет точно ни одной капли дождя не попадет в храм. А то ведь прямо в алтарь вода затекала по стене, мы даже доски там поменяли, – рассказывает мастер. – Железо приобрели хорошее – полимерное, толстое, а мы строим на совесть, для людей, для Бога.

Иван Егоров родился в советское время в старинном русском городе Ядрин, когда религия отрицалась. Но семья была православная, его крестили и с раннего детства приучали держаться храма.

– Очень тяжело было в детстве, в школе с нас кресты снимали, мы их прятали. Когда в армию уходил, мама благословила и надела на меня крест, сказала: «Ваня приедешь, покажешь». Так и сделал, она очень обрадовалась, – вспоминает строитель. – Я служил на флоте, нас же проверяли, я крестик сначала прятал за щекой, чтобы не отобрали. А потом форму получил и подшил его под тельняшку. Вот сюда, – прикладывает руку к сердцу Иван.

Несмотря на то, что у крыши самаровского храма категория сложности «два» – средняя по пятибалльной системе, – люди с непривычки начинают здесь болеть. Работа тяжелая, один работник надорвался, пришлось его снимать с объекта. На замену недавно приехал новый. Объект должны сдать к 22 сентября.

– Но я думаю, закончим до 15 сентября, потому что у меня день рождения 15-го. Будет мне подарок, домой хочу вернуться, – планирует сроки окончания ремонта бригадир.

Пока, по словам Ивана, «крыша молчит» – нет протечек и вся вода аккуратно собирается к водостокам. Все равно в течение пяти лет строители будут сопровождать объект. Если потребуется их срочное вмешательство, то приедут и все сделают бесплатно.

На колокольне

Владимир Семенов может рассказывать об истории, строительстве, росписи и жизни храма бесконечно. Он ведет нас в прихрамовый сквер, украшенный высеченной на камне картой старого Самарово и плитой, рассказывающей об истории Ханты-Мансийска. При восстановлении церкви добровольцы откопали надгробье купца Кузнецова, которое подвигло краеведов изучить историю его рода. Теперь часть сквера посвящена этой семье меценатов. В эту часть прихрамовой территории Владимир Семенович перевез поклонный крест репрессированным, который был демонтирован при строительстве КТЦ «Югра-Классик» и, казалось, был утрачен.


Прихожане усердно ухаживают за великолепными цветами на территории исторического мини-парка.

– А вы бывали на колокольне? – спрашивает Владимир Семенович и, получив отрицательный ответ, ведет нас по узкой лестнице наверх.

По пути наш проводник рассказывает, как устанавливали на церковь купола. Высота до подкрестного шара – 28 метров. В то время самый высокий кран, который был в распоряжении городской администрации, мог поднять груз на 24 метра. Наш герой, будучи в должности заместителя мэра по строительству, стал искать выход из сложившейся ситуации. И нашел серба Джона Джулича с краном «на 28», он работал на канадскую фирму, которая строила несколько объектов в столице Югры, но кран был его личный.

– В крещении Джон – Иоан, нашей веры, он согласился помочь. Мы на земле сварили конструкцию купола, а он поднял его и установил. Затем наверху обшили купол досками по форме и покрыли нитридом титана. Он не темнеет, не ржавеет, срок службы – 50 лет. Отдельная чудесная история с установкой креста. У него высота – три метра, да еще стержень, на котором он крепится, плюс два метра. Вот мы тогда поискусничали с Иоаном. А наверху работали наши героические пожарные, все скрепили и смонтировали с Божьей помощью, – вспоминает Владимир Семенов.

Проходим этаж, где размещены хоры – специальный балкон внутри церкви, где во время богослужения находятся певчие и чтецы. Нам еще выше. Семидесятидевятилетний «экскурсовод» легко преодолевает три железных крутых и узких пролета, мы идем, опасаясь, след в след. Упираемся головой в чердачный люк, с трудом открываем его и оказываемся на высоте 30 метров.

Здесь все опутано канатами и веревками, идущими к языкам десяти колоколов, место для звонаря оборудовано двумя педалями. Владимир Семенович продемонстрировал, как надо звонить в кампаны – так правильно надо называть церковные колокола.

– Колокола отлиты в Каменске-Уральском, у нас они именные, в честь людей, которые стали благотворителями при строительстве храма. Наши кампаны благозвучны. Голос и громкость колокола зависят от материала, толщины стенок и способа литья, – поясняет Владимир Семенович. – У нас есть и большие колокола – благовестники, и средние – подзвонные, остальные малые – зазвонные.

Напоследок Владимир Семенов сообщил, что в Покровской церкви звонарь – живой человек, а в храме Воскресения Господня колоколами управляет машина. В следующих номерах обязательно расскажем о звонницах, звонарях и механизмах на колокольнях Югры.


Мы знаем, как вам удобнее получать новости. Наши официальные аккаунты в социальных сетях: ВКонтакте, Facebook, Одноклассники, Twitter, Instagram, Яндекс.Дзен.
Комментарии (0)
Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии