Выбран регион
×
История
0

Читайте, как народный мастер из Ханты-Мансийска украла для музея печную трубу

Читать «Новости Югры» в

Музею под открытым небом «Торум Маа» исполняется 35 лет. Проводником в историю «Земли Торума» для нас стала народный мастер России Зоя Лозямова, которая стояла у истоков создания этнографического музея и проработала здесь 22 года.

Народная стройка
– В конце восьмидесятых годов в Югре произошел всплеск национального самосознания. Стали появляться разные проекты. Стало ясно: нужен музей и в Ханты-Мансийске, ведь сюда, в столицу округа, стекаются люди с разных территорий, поэтому необходимо место, где можно познакомиться с культурой коренных народов, с обычаями, бытом, – говорит директор музея «Торум Маа», президент организации «Спасение Югры» Людмила Алферова. – Было решено пойти по необычному тогда пути – создать музей под открытым небом, ведь мы – люди природы.
Создание музея началось с идеи известного мансийского писателя Ювана Шесталова, который в те годы возглавлял Окружной дом народного творчества. Там же руководителем фольклорного отдела работал хантыйский прозаик и депутат окружной думы, председатель Ассамблеи коренных малочисленных народов Севера Еремей Айпин. Их соратницами стали сотрудницы учреждения: молодая девушка с горящими глазами, с огромным количеством наработок и инициатив Татьяна Молданова (теперь известный ученый) и умудренная жизненным опытом Зоя Лозямова.

Шесталов и Айпин обошли все семь холмов, на которых стоит Ханты-Мансийск, и выбрали холм в восточной части города, смотрящий на слияние Оби и Иртыша.
Первые экспонаты – летнюю избу и лабазы – доставили на холм со стойбища дяди Еремея Айпина.
– Разрешение на строительство было, а денег и строителей не было. И мы все делали сами, было много добровольцев, – вспоминает Еремей Айпин. – Среди них хочу отметить Александра Михайловича Константинова, который в то время возглавлял окружной отдел культуры окрисполкома, а в свободное от работы время ходил к нам и помогал строить. Вообще, стройку можно назвать народной. Весь город принимал посильное участие в создании «Торум Маа». Теперь это очаг, который согревает культурное пространство Ханты-Мансийска, Югры, России и притягивает своей энергией людей, проживающих на разных континентах.
Председатель ассамблеи рассказал, что изба на импровизированном стойбище была благоустроена Зоей Никифоровной. Она превратила ее в настоящий жилой дом, наполнила утварью, обустроила по хантыйским традициям, создала уют.

Юван Шесталов и сотрудники окружного дома творчества Татьяна Молданова и Николай Волдин. 1987 год.jpg

Юван Шесталов (справа) и сотрудники окружного дома народного творчества Татьяна Молданова и Николай Волдин. 1987 год


Украла трубу у мужа
Кстати сказать, при строительстве «Торум Маа» в лесу было спилено одно-единственное дерево – как раз на том месте, где находится летний дом.
– Я была завхозом-экспедитором стройки, то бегу в ДОСААФ, машину прошу, то на пилораму – дайте досок. Принесла два тюка пакли, чтобы законопатить щели в летней избе. Притащили откуда-то печку буржуйку, а трубы нет, – вспоминает Зоя Лозямова. – У моего мужа на берегу стоял балок для лодочного мотора. В балке была буржуйка, чтобы обогреться после рыбалки. Но мы ее не топили, зимой мотор «жил» дома, а летом и так тепло. Взяла я двух парней и привезла к балку, скомандовала залезть на крышу и снять трубу. Они ее выворотили и установили в музее на летнюю избу.
Когда муж сообщил Зое, что кто-то с балка украл трубу, она только плечами пожала – бывает. Нарты, хорей, бочки, берестяные короба, посуду, постели и одежду в несколько рейсов отправили нашей героине на барже, перевозившей из Луговского в Казым деревянные заготовки для многоквартирных домов. Все эти вещи были с родового стойбища Ай Хар Сангаул. Среди вещей был и топор ее отца Никифора Петровича Волдина.
– Этим топором мой дед срубил дом на стойбище, который до сих пор стоит. Это был строительный топор из особой стали. Вообще, у нас несколько видов топоров. Одним мы рубим дрова, он всегда возле поленницы, другой строительный, он очень острый, третий, как посох с длинной ручкой, с ним мы ходим в лес, есть и топоры – обереги, – рассказывает наша героиня. – Отцовским топором мы строили музей, сторожей не было, складывали инструмент в избу, когда могли – караулили по очереди. И вот однажды кто-то украл топор. Ничего не взяли, только топор.
Лестница
Как же было трудно каждый день взбираться на гору к импровизированному стойбищу сотрудникам дома творчества! А надо было еще на себе переносить бревна, доски, печки и много еще чего. Все понимали, что нужно строить лестницу.
– Планировали открыть музей к 70-й годовщине Великой Октябрьской социалистической революции – 7 ноября 1987 года. И вот ночь 6 ноября. Остаются недоделанными несколько пролетов лестницы. Я с переноской (электролампа на удлинителе) подсвечиваю, а Геннадий Семенович Корепанов (заведующий отделом Ханты-Мансийского окружкома КПСС) и Александр Михайлович Константинов укладывают последние ступени, забивают гвозди и прилаживают перила. Вот так работали со всеми наравне, и даже больше, наши партийные лидеры. Действительно, в едином порыве с народом, – говорит завхоз стройки.
руководитель фольклорного отдела окружного дома народного творчества Еремей Айпин с разобранным лабазом.jpg

Руководитель фольклорного отдела окружного дома народного творчества Еремей Айпин с разобранным лабазом. 1987 год

Людям и духам
На холме не только импровизированное стойбище, но и святое место для коренных народов Севера. Идолов на святилище вырубил известный художник Геннадий Райшев. По словам Зои Никифоровны, раз в семь лет ханты и манси приносят общую жертву на святилище «Торум Маа».
– Чтобы место было обжитое и духи были довольны, мы, когда едим, немного их угощаем. Первое, что я сварила на холме, – саламат. Но он был из курицы. Настоящий мы варим из уток. В огромный казан закладываем потрошеные тушки уток и варим, снимаем жир в отдельное блюдо. Готовых уток вынимаем, а в бульон, быстро перемешивая, всыпаем муку, получается, как манная каша. Разливаем ее по тарелкам, сверху добавляем утиный жир, и каждому едоку по утке. Сварила его, как сейчас помню, 9 сентября. Девятый день девятого месяца. А вот когда первый хлеб испекла – не скажу, но помню, как это было.
Сначала Зоя Лозямова сделала глиняную печь по технологии своих предков. Внутри печи деревянный каркас из толстых неошкуренных прутьев, их плотно облепляют глиной, а затем вымазывают всю печь глино-травяной смесью.
– Первый испеченный мной хлеб был черный, он сгорел. Я несколько дней подбирала: сколько надо дров, сколько времени держать булки в печи, чтобы они были не сырые и не горелые. Теперь уже все кажется просто, я молодых сотрудниц обучила печь топить, тесто месить и хлеб выпекать. Теперь в музее не одна печь, на горе, а есть еще две – под горой. Большие рассчитаны на восемь килограммов муки, а маленькая на четыре, – говорит мастерица.
Все таланты Зои Лозямовой не перечесть, она проводила экскурсии по этнографическому музею, шила и расшивала национальными орнаментами костюмы для творческих коллективов, плела бисерные украшения. Она создала ансамбль «Аранг мошнэ» («Поющая сказочница»), проделала огромную работу по сбору фольклора и выпустила сборник собственных песен. Сейчас Зоя Никифоровна на заслуженном отдыхе, но активно участвует во всех конференциях и культурных мероприятиях музея и Ассамблеи представителей коренных малочисленных народов Севера.

Самые важные новости вы можете найти в нашем Telegram - канале.

Мы знаем, как вам удобнее получать новости. Наши официальные аккаунты в социальных сетях: ВКонтакте, Одноклассники, Яндекс.Дзен, Viber.
Комментарии (0)

Авторизуйтесь, или оставьте



Не пропустите важное - в телеграм!

Подписаться