91.7507   $ 76.0155





×
Общество
0

Дан приказ – на Кавказ…

Сейчас в Северо-­Кавказском регионе несут службу наши с вами земляки – полицейские Ханты­-Мансийского округа. Наш рассказ – о буднях сотрудников оперативной группы, дислоцированной в солнечном Дагестане.

Впрочем, на момент нашего приезда Дагестан сложно было назвать «солнечным»: дул порывистый колючий ветер, лил холодный дождь. О том, что мы находимся на юге, напоминали лишь цветущие абрикосы и белые барашки на гребнях морских валов.

Каспийск – практически пригород Махачкалы. С виду это обычный, ничем не примечательный провинциальный российский город: щербатые дороги, обилие рекламных вывесок исключительно на русском языке, ни одного хиджаба на женщинах. О том, что мы находимся в регионе с преимущественным распространением ислама, напоминало лишь наличие «Молитвенных комнат» на АЗС. Ну, и еще певучий крик муэдзина, с минарета призывающего правоверных к молитве.

Восток – дело тонкое

Прежде чем посетить место дислокации своих подчиненных, начальник окружного управления МВД Василий Романица должен был в целом понять обстановку в СКР, а потому направился к руководству местных правоохранительных органов. Все­-таки Восток – дело тонкое…

Глядя на министра внутренних дел Республики Дагестан Абдурашида Магомедова, сразу чувствуешь, что генерал-­лейтенант – интеллигентный, тонкий и очень уставший человек. Своего сибирского коллегу встречает искренней улыбкой и добрыми словами: «Нам сейчас приходится несладко, мы очень рады вашим ребятам и готовы оказать им любую помощь». Он поблагодарил югорчан за службу и заверил, что у него нет к ним ни одного нарекания.

Встреча Василия Романицы с руководством Временной оперативной группировки органов и подразделений (ВОГОиП) МВД России в Республике Дагестан оказалась столь же теплой и деловой. Первые слова начальника ВОГОиП Александра Александрова при виде Романицы прозвучали так: «Ну наконец-­то!»

Здесь, на Кавказе, давным­-давно оценили профессиональные качества югорчан.

Простой пример: наши – единственный отряд, который сразу стали привлекать к серьезным спец­операциям. Другим подразделениям, не в обиду им будь сказано, требуется куда больше времени для адаптации.

Наши в городе

Наконец все официальные визиты завершены, мы подъезжаем к воротам, по своей фортификационной мощи сделавшим бы честь любому средневековому замку, и после тщательной проверки заезжаем внутрь. На двух высоких мачтах развеваются российский триколор и флаг Ханты­-Мансийского автономного округа. Именно здесь располагаются несколько сводных отрядов полиции из разных регионов России, в том числе и оперативная группа нашего региона…

Первое, что бросается в глаза, – это чистота и аккуратно подстриженные газоны. Василий Иванович Романица, как всегда, дотошен и придирчив, бдительно осматривает на базе каждую мелочь. На все самые каверзные вопросы подчиненные отвечают толково и уверенно, лишь пару раз прибегнув к универсальной армейской «выручалочке»:

– Виноваты, исправим!

Генерал украдкой усмехается в усы: ну-­ну, хитрецы… К концу вторых суток ознакомления с несением службы Василий Иванович дал понять: в нашем отряде дела обстоят неплохо. Даже со стороны заметно, что в расположении царят порядок и дисциплина, на бойцах – новенькая теплая форма, на лицах – улыбки (когда поблизости нет начальства). Поневоле вспоминаю 2007 год, обстановку в сводном отряде милиции в Гудермесе – почти фронтовые условия жизни, постоянное ощущение опасности, потухшие, настороженные глаза… Сейчас ничего этого нет в помине.

Наши ребята (среди которых, впрочем, есть и женщины) живут в светлых чистых комнатах, с добротной мебелью и вайфаем. По коридорам гуляют аппетитнейшие запахи – сегодня на обед наваристый борщ, макароны по­флотски и сладкий компот, которые готовят двое поваров. Это дома, в Белом Яру, Светлана несет службу в штабе, а здесь, на Кавказе, ей выпала судьба кормить коллег. В родном Лангепасе Нурали – бравый боец ППС, а в Каспийске ему приходится просыпаться раньше всех, варить кашу и печь булочки. Приказ есть приказ.

Впрочем, это отнюдь не означает, что Нурали и Светлана всю шестимесячную командировку проведут за толстыми стенами казармы. Если бы… У каждого – повара, кадровика, завхоза – где­-то под рукой всегда стоит автомат и висит «броник».

Рэперы в погонах

Сегодня у наших земляков особый день – приезд гостей, а потому привычный распорядок на базе несколько изменен. На торжественном построении генерал-­майор вручил заслуженные награды отличившимся, после чего возложил цветы к памятнику сотрудникам, погибшим при исполнении служебного долга.

А потом сам Василий Иванович принимал подарки от подчиненных, организовавших для нас самодеятельный концерт. В столовой, превращенной в импровизированный «Карнеги­холл», таланты в необмятом камуфляже исполняли бардовские песни, стихи и даже «армейский рэп». Выступления артистов были столь искренними, что на глазах многих зрителей выступали слезы, а от аплодисментов вздрагивали даже часовые на вышках…

Но вот закончился концерт, и ребята деловито разошлись готовиться к выполнению привычных обязанностей. Опера сноровисто переодевались в «гражданку», проверяли пистолеты и прятали их под одежду. Им сейчас вместе с местными коллегами выезжать в город – собирать информацию, вести расследования, ловить жуликов и бандитов. Бойцы специальной огневой группы брали снаряжение потяжелее – им заступать на КПП, проверять подозрительные машины и быть готовыми первыми прикрыть город от любых неожиданностей.

«Баня у нас замечательная...»

Как это порой случается, не понаслышке знает один из них – старшина Сергей. Он проходил срочную службу здесь, неподалеку, – в Буйнакске. Изучал себе потихоньку матчасть 82­миллиметрового миномета, когда разразилась Вторая чеченская. В августе 1999 года их колонна попала под обстрел боевиков в Ботлихском районе. Сергей сначала вытащил из­-под огня раненного товарища, потом принялся помогать спецназовцам выкуривать боевиков из близлежащей деревни. И помогал очень неплохо – судя по тому, что за проявленный героизм был награжден орденом Мужества…

После демобилизации вернулся в родной поселок Октябрьский, пошел служить в милицию, женился. По его собственному признанию, соскучился по Кавказу, поэтому попросился в командировку сюда. Дома Сергея ждут сыновья – тринадцати, семи и пяти лет. Больше всех ждет младший, с которым отец после возвращения обещал пойти в бассейн. По словам старшины, в Каспийске служится нормально. Смеется:

– Уж больно хорошо кормят, хочу похудеть, да пока не получается. Баня у нас замечательная, одно плохо – веники закончились…

Еще один «кавказский старожил» – врач Татьяна, для нее это уже пятая командировка в СКР. Руководство отмечает, что «капитан внутренней службы зарекомендовала себя грамотным специалистом в оказании медицинской помощи в особых условиях несения службы». В Дагестане ей нравится:

– По сравнению с Чечней здесь гораздо проще, местные жители всегда готовы оказать любую помощь. В местном ОМВД коллеги принимают приветливо, нам интересно общаться.

По специальности у Татьяны работы – тьфу­тьфу! – немного, в основном обращаются сотрудники с простудой, мелкими бытовыми травмами. Часто приходят ребята после дежурств на КПП – попробуй постой­ка четыре часа кряду в 16­килограммовом бронежилете! В результате нередко образуется мышечный зажим.

За моральным здоровьем бойцов бдительно следит психолог Елена. Как и все остальные югорчане, в командировку поехала добровольно – «хотелось посмотреть Дагестан и себя испытать». Дома ее ждут муж и младший 13­летний сын, старший служит в армии, в спецназе ГРУ. В том, что психолог в отряде – специалист чрезвычайно востребованный, я убедился сам: за время нашего недолгого разговора к Елене косяком шли свободные от дежурств сотрудники. Всему «виной» аппарат аудио­ визуальной стимуляции, помогающий снять психологическое напряжение.

Елена рассказывает:

– Поначалу любому сотруднику здесь сложно: в расположении нет места для уединения, в кубрике у каждого свои привычки. Поначалу, конечно, было волнение, как­никак основная масса сотрудников впервые в командировке. С выездов ребята часто возвращаются другими. Однажды приехали и рассказали о том, что в горах попали в густой туман – страху натерпелись! Помочь им справиться с любыми возможными стрессами – это и есть моя задача.

«Главная задача – сберечь людей»

Конечно, служба в Дагестане – это, к сожалению, не приятное времяпровождение на бальнеологическом курорте, а тяжелый труд и каждодневный риск. В день нашего приезда в Махачкале произошел подрыв колонны, погиб полицейский. Но это трагическое известие никого здесь не ввергло в панику, а лишь заставило мобилизоваться, утроить бдительность и осторожность.

Об этом же говорит Василий Романица:

– Конечно, сердце болит за каждого сотрудника, мы ведь несем моральную ответственность перед их близкими. И делаем все, чтобы создать здесь максимально комфортные и безопасные условия несения службы. В этом вопросе неоценимой оказывается поддержка губернатора округа Натальи Комаровой и правительства Югры. Перед всеми нами стоит одна главная задача – сберечь людей.

…Когда колонна двигалась к аэропорту, один из сопровождавших нас бойцов задумчиво произнес, глядя в окно на темнеющий вдали горный хребет:

– Говорят, здесь еще и море есть… Может быть, летом нас к нему хоть разок свозят…

И привычно поддернул на плече ремень автомата…

 

За 2016 год личным составом оперативной группы ВОГОиП по городу Каспийску в ходе выполнения оперативно-служебных и служебно-боевых задач:

– принято участие в раскрытии 93 преступлений, в том числе 34 тяжких и особо тяжких;

– установлено 8 членов НВФ, один задержан, задержан один пособник НВФ, 17 лиц, находящихся в розыске;

– изъяты автоматы АК-74 и АКМ, пистолеты, гранаты Ф-1 и РГД-5, патроны, взрывчатые и наркотические вещества.

Теги статьи: #Военная служба

Автор текста: Андрей Рябов   Автор фото: Андрей Рябов

Комментарии (0)
Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии