×
103776123434
Общество
0

Ирина Браун: «Я всех солдат, которым помогла, зову «мои сыночки»

Окружной общественной организации солдатских матерей и семей погибших защитников Отечества – 20 лет. Чтобы сосчитать, сколько поездок, в какие части и по каким вопросам совершили активистки движения, нужно поднять записи в нескольких десятках общих тетрадей, которые вела председатель организации Ирина Браун.

– В 1994 году ушел в армию мой старший сын Егор, через два года попал в Чечню второй – Павел, а Костю призвали в 1998 году, он служил в Елани. Когда Павлика ранили, я впервые задумалась о создании «Солдатских матерей». Мы жили тогда в Нягани. При поддержке заместителя главы города Николая Мотко я зарегистрировала организацию, и на общегородском собрании матерей срочников меня выбрали председателем.
Это было в октябре, а уже в январе Ирина Браун поехала в Чечню вытаскивать Женю Тетерятникова.

«Мои сыночки»

– Я хорошо запомнила ту поездку. Моего первого «сыночка» зовут Женя Тетерятников. Я всех солдат, которым помогла, зову «мои сыночки». Я – солдатская мать, а солдаты – сыновья. У Евгения было серьезное ранение в руку, но его не комиссовали, хотя и должны были это сделать. Маме вывезти сына не удалось. Она пришла ко мне, уже через два дня мы были в Нальчике. Спустя сутки мы забрали парня, поместили в госпиталь, где ему была оказана надлежащая медицинская помощь. Впоследствии таким образом я помогла вывезти с Кавказа около 20 раненых.
С Евгением Ирина Филипповна дружит до сих пор. Это не исключение из правил. Многие ребята, отслужив, вновь и вновь обращаются к своей «второй маме» с просьбой о трудоустройстве или за житейским советом. Она помогает всем.



Иду напролом
В месяц бывает по три обращения, которые председатель отрабатывает по телефону. Остальные требуют личного присутствия. В решении многих ситуаций Ирине Филипповне помогает характер.
Многие генералы и полковники знают нашу солдатскую мать лично, уважают и прислушиваются к ее мнению. В годы локальных конфликтов «полевые командиры» ее откровенно боялись и даже пытались ликвидировать.
– В 2008 году взорвали «уазик», на котором я должна была ехать к генералу. Я не пострадала, так как поехала на другой машине. Это меня не остановило. Боятся – значит, я чего-то да стою! Где-то угрозами, а где-то мирными переговорами, через авторитетных людей или комитеты солдатских матерей, но я всегда договаривалась. У меня не было ни одной незавершенной операции.
Служить должен
Насмотревшись на многое в горячих точках, пережив гибель собственного сына в Чечне, она никогда и никому не помогала «откосить» от армии. По ее твердому убеждению, если молодой человек годен по здоровью, он должен служить в армии.
– Если парень не держал в руках оружия, не имеет ни малейшего понятия, как с ним обращаться, то как он сможет защищать Родину, да даже себя самого и свою семью как он сможет защитить? Только армия дает возможность овладеть этими навыками. Если мальчишки не будут служить, то у нас не будет боеспособной армии, не будет надежного щита, а страна не может существовать без обороны.
Многие дела организации касались здоровья ребят. Кто-то хотел служить и скрыл свое заболевание от призывной комиссии, а оно обострилось. Кто-то получил увечье из-за несчастного случая, а кто-то ранен в бою.
– Был случай: парень выпал из кузова грузовика и повредил позвоночник. Вроде бы и не ранение. Его поместили в санчасть, а ему требовалось оперативное вмешательство. Если бы продержали в санчасти – остался бы калекой, а так поставили парня на ноги.


Армия начинается с призывника
Почти каждый год всю призывную кампанию солдатские матери проводили на окружном призывном сборном пункте в Пыть-Яхе.
– Работали психологами, вели разъяснительную работу с ребятами и представителями воинских частей. Ведь мы объехали всю Россию, знаем, как обстоят дела в армейских частях. Показывали фото, рассказывали, с чем ребятам придется столкнуться, учили правильно вести себя по прибытии на место несения службы.
В последние годы, когда срок службы в российской армии сократился до года, у организации стало меньше проблемных случаев и появилось время для полезных встреч с земляками в воинских частях.
– Приезжаем всегда с посылками, которые собирают пенсионеры, матери солдат, школьники, детсадовцы и все, кто пожелает передать солдату чего-нибудь вкусненького. Еще у нас есть традиция: на 23 февраля обязательно готовим посылки нашим мальчишкам, накануне праздника «Почта России» рассылает их бесплатно. В прошлом году собрали 860 килограммов гостинцев.
Защитник счастья
Ирина Браун создала сплоченный коллектив окружной общественной организации солдатских матерей и семей погибших защитников Отечества.
– У меня замечательные «девочки». В Нижневартовске – Людмила Иванова, Сургуте – Наталья Мирошникова, Пойковском – Нина Тальберг, Советском – Галина Черепанова, Нягани – Женечка Николаева, Талинке – Людмила Гайдук. Хорошо работают отделения в Югорске и поселке Малиновском.
Теперь Ирина Браун обрела новый статус. Она стала представителем благотворительного фонда «Защитник счастья» по Ямалу, Югре и Тюменской области. Главная задача фонда – поддержка детей сотрудников МВД, погибших при исполнении служебного долга.
– Таких детей в «матрешке» 26. Мы считаем только малышей и школьников. Конечно, никто не сможет заменить им отца. Но мы приложим все усилия, чтобы подарить осиротевшему ребенку радость и счастье, – рассказывает наша героиня. – Из-за коронавируса школьники обучаются на удаленке. Для этого нужен ноутбук с хорошим интернетом. Но не у всех вдов есть деньги на приобретение гаджета. Вот мы и решили сделать такие подарки нашим деткам, чтобы они не чувствовали себя обделенными.
Теперь к «сыночкам» Ирины Филипповны добавились «внучки».


Комментарии (0)
Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии

Возврат к списку