86.2195   $ 73.4721





История
0

Читайте историю самого известного в прошлом ансамбля Югры

Читать «Новости Югры» в

В редакцию пришли две энергичные и громкоголосые женщины, выложили на стол несколько черно-белых фотографий и вырезку из «Ленинской правды» (ныне «Новости Югры») за 1982 год. Это оказались бывшие солистки национального хореографического ансамбля «Хорам» Людмила Падерина (Ржанова) и Галина Чиркова (Власова).

Пляски забытых игрищ
– «Хорам» был очень известным ансамблем, мы объездили с концертами весь округ, несколько раз выступали в Москве и бывали за границей, – рассказывает Людмила Падерина. – Когда вся культура в стране и в округе пошла на спад, а наш родной ДК «Октябрь» закрыли на ремонт, нам негде стало заниматься, и как-то все распалось.
– Теперь нет подобного «Хораму» национального хореографического коллектива. Вот посмотрите статью, тут вся правда о нас написана, – говорит Галина Чиркова, раскрывая пожелтевшую газетную вырезку.
Статья Игоря Пронькина «Пляски забытых игрищ» была публикована в рубрике «К 60-летию СССР». Журналист подробно рассказывал об истории создания национального хореографического ансамбля «Хорам», его становлении, репертуаре и успехах.
«В сентябре 1973 года в Ханты-Мансийске появился хореографический коллектив, в задачу которого входило возрождение старинных танцев древней Югры. Создал коллектив выпускник Челябинского института культуры Владимир Кобрик», – пишет автор.
На вопрос: «А какой Кобрик руководитель?» – Людмила и Галина отвечают хором: «Самый лучший! Настоящий профессионал».
– Он никогда не повышал голос, несмотря на то что в ансамбле профессиональных танцовщиков почти не было. Только мы да Анатолий Семенов. Остальные ребята и девушки – студенты местных училищ. Конечно, у них не все получалось, но Владимир Васильевич очень тактично и интеллигентно делал замечания, мягко поправлял им руки и ноги. Репетиции всегда проходили интересно. Бывало, до ночи дотанцуемся, с ног падаем, но никто не хочет уходить. Дружный был коллектив – как семья, – вспоминает Людмила Падерина.
Ямальские снежинки
Обе солистки окончили Салехардское культпросветучилище по классу хореографии. Людмила Ржанова после девятого класса приехала в Салехард из исчезнувшей сейчас деревни Сотник Ханты-Мансийского района. Она с подружками решила поступать на библиотекаря, но туда брали только со средним образованием.
– Как раз в актовом зале шел отчетный концерт известного на Ямале танцевального коллектива «Сыра-Сэв» («Снежинка»), завуч предложила нам посмотреть выступление. Вышли после концерта и все втроем подали документы на хореографию. Проучились на подготовке две недели и были зачислены в число студентов, – рассказывает солистка «Хорама».
Галина Власова же с детства, которое прошло в Коми, мечтала блистать на сцене. В родной школе выступала с танцами на каждый праздник.
– Комиссия проверила физические данные, гибкость и музыкальный слух. Оставалось сдать экзамен – написать диктант, но его я пропустила. Ведь я одна поехала поступать: из Коми республики в Салехард, да еще и после восьмого класса. Дитя дитем. Испугалась одна жить с незнакомыми девочками и собралась уезжать домой, – делится своей историей Галина Чиркова. – Мудрые были у нас наставники в то время. Спасибо им! Пришла ко мне в общежитие в комнату преподаватель, поговорила со мной, все поняла и сказала: «Ты сейчас езжай домой к маме. Скажи ей, что поступила. Найди подружек и привози их с собой к нам поступать». Я привезла трех подруг, их зачислили на библиотекарей, а меня на режиссерское. Но спустя два месяца все-таки перевели на хореографию.


Неслучайные случайности
Обе девушки во время учебы мечтали войти в состав «Сыра-Сэв». Но Людмила, которая окончила училище раньше Галины, уехала по распределению в Мужи, где занималась с детским коллективом. Только после случайного знакомства с руководителем «Хорама» на семинаре перешла к нему в коллектив. А Галину Власову Владимир Кобрик забрал к себе в ансамбль прямо с выпускных экзаменов.
– Он приехал набирать танцоров в «Хорам», я ему приглянулась. Конечно, было рискованно устраиваться на работу в никому тогда не известный югорский коллектив, когда «Сыра-Сэв» был уже знаменитым. Но Владимир Васильевич заразил меня своими идеями, и я ни разу не пожалела, что уехала тогда в Ханты-Мансийск, – говорит Галина. – Я была оформлена методистом Окружного дома народного творчества, успевала еще вести танцевальный кружок в училище, а вечером мы репетировали в «Хораме».
В статье Игоря Пронькина читаем: «Нет, не все в жизни ансамбля было гладко. И не думайте, что его путь был усыпан розами». Наши героини не помнят провальных выступлений ансамбля. А выступал ансамбль много: на каждый большой праздник, по случаю съездов КПСС и в Новый год, на фестивалях и конкурсах.

Женщины вспоминают, что концерт перед днем премьеры отсматривала партийно-художественная комиссия. Каждый номер обсуждался и утверждался. Бывали случаи, что какие-то выступления убирали из концертной программы или серьезно корректировали, но «Хорам» всегда выступал с честью и ни разу не подвергся экзекуции.

Каждое 31 декабря мы с друзьями
– 31 декабря 1985 года мы улетали в Москву – выступать на ВДНХ на новогодних каникулах. Прямого рейса не было. Рано утром Як-40 доставил нас в Тюмень, а там была задержка всех рейсов, народу как сельди в бочке, и сесть некуда. Мы зарегистрировались и встали посередине зала с багажом, – рассказывают наши собеседницы. – И спали, сидя на чемоданах, а кто и стоя. Ночь-то не спали, а веселились, как всякая молодежь, потому что ночевали у кого-то дома, чтобы утром вместе выехать в аэропорт.
Когда неожиданно объявили рейс на Москву, хорамовцы соскочили с чемоданов и побежали на посадку в самолет. Когда в Москве получали багаж, недосчитались чемоданов.
– А там ладно бы личные вещи – там костюмы! Нам выступать вечером. Пока ехали в метро, быстро перекроили рисунок танца. Парням пришлось по очереди выходить на сцену, один танцует и уходит, мы паузу закрываем, пока второй его костюм надевает. Очень холодно было, а сцена на улице. Так мы целую неделю продержались, – вспоминают поездку солистки ансамбля. – В Тюмень прилетаем, к нам подходит дежурный аэропорта и говорит: «Коллектив улетел, а чемоданы остались. Пойдемте в камеру хранения». Чемоданы у нас были артистические, все с крупной надписью «Хорам».
Не работа, а удовольствие
Игорь Пронькин в статье процитировал Владимира Кобрика: «Наш ансамбль объединяет разных людей. Но у всех у них одна цель, одна задача – пропагандировать искусство ханты, манси, коми, зырян, селькупов, ненцев – всех малых народностей Крайнего Севера. И участники ансамбля делают это с удовольствием». А еще в «Хораме» рождались семьи. Тому пример – наша гостья Галина Чиркова.
– Бывало, репетиции заканчивались очень поздно. Мы всей толпой шли и провожали до дома друг друга. Сначала в общежитие медучилища, потом педучилища, а я жила всех дальше, на Красноармейской в общежитии библиотекарей. Получалось, всех разведем по домам, и остаемся я да мой партнер по кадрили Саша Чирков. Он учился в СПТУ на водителя. Проводит меня и бежит на последний автобус на остановку Доронина. А если опоздает, так пешком до телецентра домой идет. Вот и допровожались, – смеется Галина.
Ансамбль просуществовал примерно 25 лет. Сейчас подобного национального хореографического коллектива нет. Но кто знает, может, уже подрастают юные танцоры, которые захотят выйти на сцену с таким репертуаром? А Людмила Падерина и Галина Чиркова готовы воссоздать танцы и передать свой хореографический опыт молодежи. Скорее всего, и Владимир Кобрик не откажется помочь в восстановлении культурного наследия.

Мы знаем, как вам удобнее получать новости. Наши официальные аккаунты в социальных сетях: ВКонтакте, Facebook, Одноклассники, Twitter, Instagram, Яндекс.Дзен.
Комментарии (0)
Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии

Возврат к списку