×
89484
Здоровье
0

Акушерка Руфина Одинцова 45 лет помогала югорским малышам появиться на свет

Жительница Ханты-Мансийска Руфина Ивановна Одинцова 45 лет проработала фельдшером-акушеркой. Сколько благодаря её умелым рукам и крепким нервам появилось на свет малышей, трудно подсчитать.

– Да никогда не было у меня такой цели – считать новорождённых! Я просто делала свою работу, – так ответила на мой вопрос о приблизительном количестве детей, которых она приняла, моя собеседница.
А их было действительно много. За годы работы в роддоме она приняла, по скромным подсчетам, 2500 детей.  Но обо всём по порядку. 

Как все начиналось

Родилась моя героиня в селе Тюли Ханты-Мансийского района в 1929 году. Училась Руфина до седьмого класса в родном селе. В 1946 году поступила в фельдшерско-акушерскую школу (ФАШ) в Ханты-Мансийске, а в 1949 году ее закончила. Почему выбрала именно эту профессию, она рассказала:
 – Я еще, будучи маленькой девочкой, любила медицину, всегда играла в больницу. Это и послужило началом моего выбора профессионального пути. 
После окончания медучилища 20-летнюю девушку направили в Березовский район (ныне Белоярский) в деревню Помут Казымской культбазы.
– В то тяжелое послевоенное время все было по распределению. Деревень было много, в каждой из которых обязательно должен быть медработник. Вот нас и распределяли кого куда. Так я оказалась в Помуте. До меня там работало два человека, но оба сбежали. Тяжело молодым жить в такой глуши.
Население в селе в основном состояло из ханты, манси и ненцев. Время было тяжелым. Люди жили в чумах, а когда пришла советская власть, начали строить для них дома и переселять из привычных жилищ. 
В маленьком домике расположился и фельдшерско-акушерский пункт. Так как девушка была русской, она переживала, как ее примут в деревне. Но переживания были напрасными, ведь появление на свет нового человечка – это всегда радостное событие, которое всех объединяет. Руфине дали помощницу-санитарку – молоденькую девушку-ханты Зою. Вдвоем выполняли все работы по уходу и лечению больных, так как районный центр Березово был далеко, и порой добраться до него было очень сложно. Приходилось быть мастером, как говорится, на все руки: и акушеркой, и медицинской сестрой, и гинекологом, и терапевтом. В любую погоду, в дождь, в пургу, на лошадях или оленях, а то и пешком спешила она на вызов. Трудно было, тем более для молодой и неопытной девушки.
Скоро Руфину Ивановну стали ласково называть «ай дохтур» – «маленький доктор». А за то, что обрезала пуповину детей при рождении, ее назвали «пукан ангки» – «пупочная мама».
Руфина часто вспоминает годы работы в деревне Помут, говорит: 

– Утром просыпаюсь, а на пороге только что добытые глухари, утки. Я не испытывала никакого недостатка в еде. Представьте, у меня всегда были и ягоды, и орехи, и дичь всякая, и рыба. Все бесплатно. После военного голода для меня это было раем. Зарплату не давали по три-четыре месяца, в магазине все брали под запись. Позволить себе могли только хлеб, сахар и масло. Однако недостатка в пище не было. Я даже перевезла в Помут маму и младшую сестру.


Позже молодого фельдшера отправили к оленеводам.

– На одном месте мы не жили, все время кочевали. Вы даже не представляете, в каких условиях жило местное население. Для меня это было очень страшно. Например, когда мы ехали с одного угодья на другое, приходилось ночевать под открытым небом. Так они рыли снег и закапывали меня в него. Я сначала даже испугалась, сказала, что лучше на нартах переночую. А оказалось, что в снегу теплее. Ветер не дует, мороз не достает. А младенцев, чтобы спасти от морозов, качали над костром. Это же ужас! Вместо современных памперсов использовали деревянную стружку. Она хорошо впитывает. Между прочим, у детей никогда не было опрелостей.
 Что меня расстраивало, так это огромная смертность от туберкулеза. Особенно тяжело было, когда умирали дети. А ведь прививок в то время никаких не было. Был один случай, когда я очень сильно переживала… Ребенок умер от дифтерии. Откуда она взялась? Кто привез? Так и осталось загадкой. А какая была завшивленность, парша, трахома… Потом, когда начали организовывать колхозы, ханты стали из чумов переселяться в дома. Благодаря этому условия жизни улучшились. 
Руфина была счастлива. Хотя порой было очень трудно. Но она знала – она здесь нужна. Шли годы. Руфа лечила и принимала роды. Привыкла к обстановке, к людям. Местные жители полюбили ее. Порой заходили на огонек просто так, перекинуться словом, попить чаю. Благодаря своей помощнице Зое, девушка научилась говорить на местном диалекте. Шесть лет работала Руфина в этом национальном поселке. После чего в 1961 году, набравшись опыта, перебралась в Ханты-Мансийск, в окружное родильное отделение, тем более что младшей сестренке нужно было получать образование. 



Такую работу выдержит не каждый

В то время в больнице не было недостатка в работниках, поэтому устроиться было тяжело. Но Руфине Ивановне повезло: ее тогда взяли на место декретницы. А проработала там почти 30 лет.
– Я – счастливый человек. Иду по городу, меня останавливают, здороваются. Так приятно, что женщины меня не забывают. Все молят мне крепкого здоровья,  думаю, Бог это услышал и даровал мне столько лет жизни, – улыбаясь, рассказывает моя собеседница. – Из всех медицинских направлений я люблю акушерство и хирургию. Мне нравится момент рождения ребенка, когда он начинает кричать. Для меня это радость. Я могла вместе с ребенком кричать, чтобы он кричал еще больше. Развивал свои легкие. Это такая радость. Лучше нет ничего. И ради этого я жила и работала.
Такую работу выдержит не каждый. Но, по мнению Руфины Ивановны, если ты любишь свою работу, относишься к ней с душой, то и получаешь от нее все, что тебе нужно. В любой отрасли медицины работать нужно только по любви. Героиня на себе ощутила разницу отношения к больному, как было раньше и как стало сейчас. 

– Мне 90 лет, я тоже болею и обращаюсь в больницу. Жалуюсь врачу на самочувствие, а мне говорят: «А что вы хотели в свои 90 лет?». А я говорю, что хочу просто подлечиться и еще пожить. Сейчас врачи сидят за компьютерами и на жалобы пациентов не обращают никакого внимания. А нам, пациентам, обидно. Мне кажется, с людьми обязательно нужно разговаривать. Есть, конечно, и хорошие врачи. Хочется сказать медработникам: будьте отзывчивее, ведь люди в вас нуждаются. Самое главное – доброе слово. Однажды, когда я только начинала работать, заведующая мне сказала: «Если придет к тебе больной, ты должна отнесись к нему точно так же, если бы к тебе пришел кто-то из родственников». Вот этот совет я пронесла через всю свою жизнь, – рассказывает пенсионерка.

Шаг вперед

Сейчас медицина шагнула далеко вперед. И работать стало гораздо легче. Какие были тяжелые условия и какие были нагрузки, это даже не сравнить. Сейчас большинство инструментов – одноразовые, а раньше приходилось все кипятить, стерилизовать, даже такие предметы, как система для переливания крови, разбирали и прочищали.
– Тогда и помещения были не очень удобными. На кесарево возили через улицу в хирургическое отделение. Потом уже решили, что все-таки нужно иметь для этого свое помещение. Я здесь же, в окружной больнице, проучилась три месяца и получила диплом, что могу быть операционной сестрой по акушерству. Вскоре у нас появилась своя операционная, –вспоминает Руфина Ивановна. 
Хоть и не работает она уже более 20 лет, иногда посещает больницу. Рассказывая о впечатлениях от нового оборудования, уже не может сдержать слез:
– Разница огромная между тем, что было, и что стало. Я попросила знакомую акушерку провести меня по родильному отделению, когда новые корпуса больницы только открылись. Под конец, когда подошла к родильному столу, не выдержала, расплакалась.
Было обидно до слез: почему все это так поздно появилось? Столы, например, сейчас регулируются, а раньше такого не было. Они были высокими и неудобными. Руфина Ивановна принимала роды, стоя на табуреточке… А для рожениц каково это было – залезть на высокий стол? Одно мучение! А сейчас что? Сейчас новые технологии, все очень современно и удобно.

Движение – жизнь!

«Движение – жизнь» – именно по такому принципу сейчас живет Руфина Ивановна. Пенсионерка ведет активный образ жизни: 32 года ходит в клуб «Общение», более 10 лет принимает участие в хоре «Факел».
На вопрос «скучает ли она сейчас по работе», ответила: 
– Я часто вижу во сне родильное отделение, как принимаю роды. Видимо, акушерство мне уже врезалось в голову. Конечно, я скучаю. 


Комментарии (0)
Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии

Возврат к списку