92.2307   $ 76.9808





×
Общество
0

Для силы духа

Каких результатов от жизни добивается человек, посвящающий себя социальному служению


- Любому человеку важен результат. Кто-то тренирует свое тело, добивается спортивных побед. А кто-то – душу. Занимается социальным служением… 
Лейтмотив беседы, построенный на аналогии «тело (занятия спортом) – душа (милосердие)», принадлежит протоиерею Сергию Шевченко, настоятелю прихода Рождества Христова в Нижневартовске. Признаюсь, что сперва сравнение обескуражило. Но во время беседы пришла уверенность: именно эта аналогия позволит наиболее полно объяснить, для чего и как обычные люди тратят силы и время, жизнь на необычное сегодня для большинства занятие – помощь ближним. На социальное служение.

Дело найдется для каждого
За свою многолетнюю историю нижневартовский приход носил несколько имен - первый храм был посвящен преподобному Сергию Радонежскому, затем был организован приход  Иоанна Предтечи, существующий и по сей день в старом Вартовске. Большой храм на берегу Оби, ставший главным в столице Самотлора, всем миром построили пятнадцать лет назад. И посвятили его празднику Рождества Христова. Сейчас это самая крупная церковь на западе Югры, в которой кипит жизнь. Прийти в храм можно круглосуточно, службы проводятся ежедневно. Здесь же расположен «набор», традиционный для крупного прихода  - воскресная школа, церковная лавка. Сестры милосердия прихода ухаживают за больными людьми и стариками в медучреждениях и на дому, волонтеры собирают пожертвования и организуют праздники для малоимущих граждан. Есть при приходе своя социальная столовая, а также реабилитационный центр для зависимых людей, а также граждан, которым некуда податься - недавно освободившихся из мест лишения свободы и лиц без определенного места жительства.
- Людей много, желаний и идей, как реализовать себя в добром деле, соответственно, тоже. Потому и социальных проектов у нас много, - делится опытом социальной работы настоятель прихода протоиерей Сергий Шевченко.
Обыватели таких людей, развивающих в себе милосердие, понимают далеко не всегда. Отношение примерно такое же, как совсем недавно к утренним бегунам-любителям: как минимум недоумение. А нередко и критика: зачем потакать дармоедам? Руки-ноги есть, он сам докатился до жизни такой.
Протоиерей  Сергий Шевченко на такие высказывания реагирует философски: «К критике по поводу благотворительности надо относиться так же, как к отзывам в интернете. Это на первых троллей обижаешься, а дальше перестаешь обращать на них внимание. Потому что есть и другие комментарии, поддерживающие. Доказывающие, что ты делаешь нужное дело».
- Господь пришел на землю не ради праведников, а ради грешников. И первый человек, который вошел в Рай со Спасителем, был разбойник, который висел рядом с ним на кресте. Неужели мы должны любить только безупречных людей и только им помогать? Очевидно, что нет. Посмотрите, как заботится о них сам Господь - сохраняет им жизнь в самых экстремальных условиях. В которых обычный человек просто бы не выжил - тут же замерз. Как у каждой матери, у Бога нет любимых и нелюбимых детей. И каждая мать понимает - ребенок в проблемном возрасте, например в подростковом, нуждается в большей заботе и внимании, чем его брат или сестра в возрасте «золотом».
Так рассуждает руководитель реабилитационного центра «Надежда», открытого при приходе три года назад, Алина Чепурная. Об этом центре расскажем чуть ниже, это молодой проект Рождественского храма, где есть общественные движения гораздо старше. Об одном из них и пойдет речь.
Главное не останавливаться
Организации сестер милосердия при храме Рождества в Нижневартовске на этой неделе исполнилось десять лет. Нижневартовские сестры от большинства коллег из других приходов отличаются значительно: и опытом (все с медицинским образованием: с подачи и при активном участии РПЦ в местном медицинском колледже был организован специальный курс для сестер милосердия), и внешне в том числе - для них разработана специальная униформа.
- У формы две функции: она дисциплинирует человека, который ее носит, а остальным помогает его заметить, - поясняет настоятель.
Задачи, стоящие перед сестрами милосердия, их руководитель сравнивает с функционалом МЧС: первая - спасение людей в экстремальных ситуациях, вторая - координация их действий в непривычной обстановке.
Основные места службы отряда милосердия - это, конечно, медучреждения Нижневартовска. Штатный медперсонал помощи волонтеров, тем более профессиональных, всегда рад.
Употребить слово «радость», описывая состояние пациентов, особенно отделений с традиционно высокой смертностью, к примеру онкологического, не совсем уместно. Но определение должно быть синонимично. Впрочем, можно обойтись без него, напишем проще: пациенты сестер ждут. Ждут для разговора, на который у сотрудников больницы зачастую не хватает времени, а у соседей по палате - настроения и сил.
- Ну и, само собой, подготавливают людей к встрече со священником. А желание причаститься и исповедоваться, да и просто поговорить возникает у многих, ведь болезнь - это испытание для человека. Но к такой встрече надо готовиться. И если в обычной жизни это сделать не особо затруднительно, то в больнице, в ослабленном состоянии - сложнее, - уточняет отец Сергий. - Без помощи сестер милосердия подготовить к Таинствам всех желающих мы - священники - просто бы не смогли.
Мотивации сестринского дела спортивное сравнение отец Сергий нашел без особого труда:
- Человек пришел в фитнес-центр, потренировался. Вроде бы устал, но чувствует радость, подъем. Так и в духовных упражнениях. Даже если ты устал не только физически, но и морально, а может быть, и больше морально, тебе от этого тоже радостно. Не в земном значении этого слова, это немного другое, внутреннее… Наверное, самое верное определение в данном случае - «внутренняя тишина».
- Все, что связано с человеком, у христианина вызывает радость, - подтверждает мнение своего духовника старшая сестра милосердия прихода Любовь Васильевна Шуляк. - Выздоровел - радость, не выздоровел - тоже не повод впадать в уныние, и ему и тебе: ведь к переходу в Царство небесное он хорошо подготовлен.
Любовь Васильевна в обычной жизни инструктор по адаптивной физкультуре, но спортивную лексику в своих рассуждениях она не использует. Хотя аналогия, заданная отцом Сергием, в ее рассуждениях тоже прослеживается. Самая большая сложность, которую приходится преодолевать волонтерам, - это лень, знакомая каждому спортсмену-любителю. Организм придумывает множество причин, чтобы нарушить режим спортивных тренировок. В случае с тренировками духовными ситуация аналогична.
- Как только момент энтузиазма у волонтера завершен, начинается период понуждения. Вставать в полшестого утра для того, чтобы пойти в больницу, не хочется. Начинается внутренний ропот, борьба с самой собой, которая длится постоянно, - признается сестра милосердия. - Держаться помогает вера. А еще понимание своего несовершенства, которое день ото дня становится все больше.
 - Социальное служение - это сложно. Это не просто духовная жизнь, это борьба. Даже когда человек живет просто - для себя, борьба внутри него с самим собой проходит постоянно. А когда он  выходит на поле брани в своей душе, эта работа усложняется. Очень много соблазнов - не подумать о себе высоко, не начать делить людей на тех, кто требует и достоин помощи, а кто нет. От этого может пострадать внутреннее состояние человека. Оно может повредиться. И вместо человеколюбия прийти к презрению людей, - продолжает священнослужитель.
Кстати, духовник для людей, развивающих моральные качества: сестер милосердия, волонтеров - не менее важен, чем тренер для профессионального спортсмена.
- В вопросах социальной реабилитации сложности возрастают пропорционально тому, что мы делаем. Еженедельные встречи для беседы и совместной молитвы - это один уровень работы, первый уровень сложности. Необходимый навык - умение подобрать нужные слова поддержки и сказать их в подходящий момент. Второй уровень - это уже пригласить человека к себе пожить. Дать ему кров и тем самым взять за него ответственность. Мы ведь его берем со всеми страстями, всем жизненным опытом - положительным и отрицательным. И это уже совсем другой уровень сложности, о котором мы до этого просто не догадывались. Ведь наша задача - убедить его измениться, приблизиться к духовным идеалам. И здесь, как правило, приходится сталкиваться с закостенелостью. Он, может быть, и рад бы измениться. Но он привык жить и чувствовать совсем по-другому. В нем живет страсть, которая часто безумна. Кроме того, его надо кормить, его надо помыть. Разговаривать, когда тебе совсем этого, может, и не хочется делать… Почему мы и задумались о создании подворья мужского монастыря.
С надеждой на «Надежду»
Есть на окраине старого Вартовска, практически за городом, не особо приметная изба.  Здесь происходит социальная реабилитация людей, освободившихся из мест лишения свободы, людей без определенного места жительства, а также алко- и наркозависимых. Вместе с супругом Дмитрием руководит центром Алина Чепурная, в прошлом предприниматель. Этот опыт очень помогает ей в сегодняшней работе.
- В молодости себя в сорок лет я представляла совсем по-другому, рисуя в воображении показатели, которые сегодня уже и не важны. Например, где я буду жить - в каком городе, доме, сколько зарабатывать, как обеспечу детей, - признается  Алина. - Сейчас важно совсем другое… И именно сейчас я чувствую себя на своем месте. Помогая другим, сам становишься лучше.
- На таких людях, как Алина, все и держится. Задача священника как у тренера. Не просмотреть такого человека, подхватить и дать ему развить свой талант. Ну или хотя бы не помешать этому, - завершил спортивную аналогию отец Сергий.
История милосердия Алины Чепурной началась в пункте приема металла, где собирались бомжи.
- Мы с мужем Дмитрием просто готовили дома еду и отвозили туда, - вспоминает волонтер.  - Затем зарегистрировали реабилитационный центр. Еще немного спустя нас пустили в колонии…  Три года назад Дмитрий пришел к батюшке (отцу Сергию), рассказал ему о том, чем мы занимаемся. И о том, что нам необходима помощь. Так нам выделили помещение, а священники прихода начали работать с людьми, которым мы вызвались помочь. Отец Ростислав живет в центре постоянно. Сегодня у нас находится на реабилитации двадцать человек, но желающих больше. Вот только поселить их некуда. Молитвы, посещение службы - это, конечно, обязательный момент для духовной реабилитации. Но без доброго конкретного дела здесь тоже не обойтись. Поэтому наши реабилитанты - они же и волонтеры. Работают при храме, в нашей социальной столовой, помогают на благотворительных утренниках и так далее.
В реабилитационном центре люди живут в течение девяти месяцев, затем - три месяца адаптационного периода, уже при храме. За это время сотрудники центра подыскивают им работу, по возможности с предоставлением жилья, восстанавливают документы, если в этом есть необходимость. Кстати, этим вопросом занимаются в последнюю очередь, чтобы работа не оказалась лишней. Раньше бывало, что человек просто использовал милосердие сотрудников центра: приходил, отсыпался, отъедался, дожидался восстановления документов и опять пропадал… Чтобы через какое-то время вернуться в прежнем состоянии. И работа начиналась по новой. Потому и решили - сперва убедиться, что человек изменился, получил жизненный стержень. А на эти изменения необходимо время.
В условиях прихода - неважно, городского или сельского, - оказать серьезную духовную поддержку на постоянной основе не получится ни у кого  - этот  вопрос набегами не решить.
- С человеком необходимо съесть пуд соли, чтобы он понял тебя, а ты - его. И тот из вас, кто сильнее, перетянет другого на свою сторону, - уверен отец Сергий. - Но мы надеемся на опыт церкви. И хотим создать монастырское подворье как раз для того, чтобы регламентировать жизнь духовно. Чтобы человек попал в выстроенную систему и не сам себе придумывал приемы -  как избавиться от страсти, что делать, а использовал многовековой опыт. Ведь что такое православный монастырь? Это двухтысячелетний опыт духовной жизни, где человек до миллиметра, до секунды выстраивает свою жизнь по духовным законам. И тем самым избегает очень больших сложностей и проблем, что в свою очередь помогает врачевать недуги. Это происходит не из-за запретов. К примеру, в монастыре часто регламентируется время приема пищи. Но не для того, чтобы не быть чревоугодниками, а просто чтобы пища занимала свое, совсем не самое главное место в жизни. Зачастую мы не можем с собой совладать, а в монастыре этот вопрос решается. И так во всем - в молитве, в быту. Все уже изучено, измерено. И предлагается человеку - попробовать и принять.
После таких «тренировочных сборов» вчерашний реабилитант  уже сам выбирает свой дальнейший путь. Кто-то отправляется на поиски нового духовного наставника, нередко - более сильного и опытного (Сергий Шевченко, по его словам, относится к этому совершенно спокойно  и даже поддерживает людей в этом решении). Кто-то остается. Но чтобы такой человек испытывал меньше соблазнов вернуться к прежней бродяжьей жизни и не был озабочен поиском крыши над головой и пропитания, а имел больше возможностей для занятий духовным ростом, и необходимо монастырское подворье.
Фундамент будущего храма монастырского подворья уже заложен здесь же, на территории реабилитационного центра. Вывести под крышу сруб - церковь будет деревянной - активисты планируют уже следующим летом. А значит, у жителей Югры скоро появится «духовное ядро» - место, где профессионалы милосердия смогут оттачивать свое мастерство, помогая людям с пошатнувшимся в силу определенных обстоятельств душевным здоровьем вернуться к полноценной жизни.
-  Ведь что такое алкоголизм, наркомания, тяга к бродяжничеству? Это болезни души. Медикаментами их можно только купировать, снять обострение. А справиться с причинами этих болезней человек может только с помощью веры, - уверена Алина Чепурная.

Материал подготовлен на средства гранта Департамента общественных и внешних связей Югры

Фотографии сюжета / 3 фото
Комментарии (0)
Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии