×
Экономика
0

Для себя и для того парня

Как Сургутский район пытается решить проблемы муниципалитетов страны, на территориях которых ведут работу недропользователи


ЗОУИТ. Эта аббревиатура не только звучит зловеще. Расшифровывается она как «Зона с особыми условиями использования территорий», попасть в которую опасаются и предприниматели, и органы власти муниципалитетов, где такие зоны расположены. Колючей проволоки вокруг таких участков нет. Более того, зачастую они вообще никак не обозначены, даже в кадастровых документах. Это и пугает.

«Минное поле»
«Меня беспокоят ЗОУИТы — зоны с особыми условиями использования территорий. Конкретно — судебная практика, которая складывается вокруг них в последнее время. Она может поставить точку в развитии любого муниципалитета. Дело в том, что сегодня любая зона с особыми условиями использования территории приоритетнее любой застройки. Жилищной, производственной и так далее», — поделилась не так давно с журналистом «СТ» своей тревогой замглавы Сургутского района Юлия Маркова.
В администрации муниципалитета Маркова отвечает за развитие экономики и привлечение инвестиций. Значит, в случае, если выяснится, что земельный участок, предоставленный администрацией бизнесу под организацию производства или комплексную застройку, окажется в ЗОУИТ, виноватой окажется именно она. А весь муниципалитет будет покрывать издержки предпринимателя, вложившегося в строительство объекта на территории, где никакого производства быть не должно.
Территория Сургутского района, как и большинства остальных муниципальных районов Югры, сплошной ЗОУИТ. 
По большей части, нефтегазовый,  но с «вкраплениями» из участков, представляющих археологическую ценность, родовые угодья КМНС, являющихся землями лесфонда и проч.
— В чем я, как представитель органа власти, вижу в этом риск. Земельными участками (з/у) распоряжается администрация муниципального образования. Но любое предоставление з/у позволяет правообладателю этой зоны запретить практически любую деятельность на своей территории. При этом администрация муниципалитета может даже не подозревать, что тот или иной участок земли, который она сдает в аренду инвестору, имеет статус «Зоны с особыми условиями использования территории»: 95 процентов таких зон на кадастровом учете не стоят, —  пояснила замглавы администрации.
Как, из каких источников органы власти должны узнать, что выделяемый участок принадлежит к той или иной зоне, если он даже в кадастровом плане не значится? Если только по внешним признакам, да и то — приблизительно.
Поясню на примере диаметра газопровода. То, что труба проложена, догадаться можно — есть предупреждающие знаки. Но каков ее размер и, соответственно, площадь поверхности над ней, использование которой ограничено? На каком расстоянии от нитки не должно быть построек — в пяти метрах или в пяти километрах? На глаз этого не определить. А документов, определяющих эти параметры, в открытом доступе в большинстве случаев нет.
— Сегодня сложилась судебная практика, по которой все финансовые убытки, которые несет предприниматель, оказавшись в ЗОУИТ, перекладываются на муниципалитет. Как затраты на аренду земельного участка, которые себя не оправдали, так и затраты на то, что он успел построить, но по требованию правообладателя вынужден убрать. Любой орган местного самоуправления, прежде чем выделить земельный участок под любой вид бизнеса, сто раз подумает: а нужны ли будут ему возможные хлопоты и затраты в дальнейшем? В такой ситуации проще и даже выгоднее для бюджета будет отказать любому инвестору, — рассуждает Юлия Маркова.

Нужна разметка
Важность и нужность производственных и иных регламентов, ограничивающих варианты использования той или иной территории, представитель администрации Сургутского района ни в коем случае не отрицает. И даже не пытается умалить. Просто настаивает на том, чтобы правила «игры» были жестко регламентированы. Нужны четкие определения, критерии, основания для отказа, список структур для согласования и прочие регламентирующие моменты для нормативного регулирования.
А еще — нужны изменения в федеральный закон «О недрах». В частности, давно пора исключить требование о согласовании проектов, не имеющих отношения к нефтяной и газовой отрасли, недропользователям. По сути, они излишни и создают барьер для малого и среднего бизнеса.

Как витязь на развилке
Изменить федеральный закон — задача не из простых. Как правило, схема выглядит так: заинтересованные структуры или лица находят поддержку своей идее в местной (городской или районной) думе. Идея обсуждается всеми депутатами. Если большинство с ней согласно — делается второй шаг — в парламент региона (в нашем случае, в думу Югры). Если с идеей согласно большинство региональных депутатов, составляется документ законодательной инициативы. Это достаточно объемная и сложная работа: целесообразность инициативы необходимо обосновать со всех сторон: и кому она поможет, и чему мешает сегодняшнее положение дел, и чьи интересы могут быть затронуты, и как эту инициативу провести (некоторые законы могут проходить сразу по нескольким министерствам), и многое другое. Законодательная инициатива поступает в Государственную Думу, где нередко попадает в очень длинный список документов на рассмотрение. Чтобы «подвинуть» ее в очереди, подключаются депутаты Госдумы с территорий или из профильных комитетов. Иногда получается. Предложение сначала рассматривают все профильные комиссии, если соглашаются, вопрос выносится в общую повестку. Ну а как дело будет двигаться дальше, прогнозировать вообще нереально. Некоторые законопроекты в нашей стране рассматриваются годами, постоянно отправляясь на доработку.
Возможен второй вариант, более быстрый. Когда вопрос решает глава региона. Или не решает — все зависит от его (ее) настойчивости. Югре повезло. Большую часть глобальных вопросов губернатор Югры Наталья Комарова решает успешно и быстро. Один из самых ярких примеров — льготное налогообложение для нефтяников, разрабатывающих месторождения с трудноизвлекаемыми запасами нефти.
Но сваливать решение всех проблем на губернатора тоже не вариант. И Сургутский район решил испробовать третий путь, который сегодня пока только «прокладывается». Решить вопрос можно через совместный проект Торгово-промышленной палаты России и Министерства экономического развития РФ «Трансформация делового климата Российской Федерации».

Начало положено
Как происходит законотворчество с помощью этого инструмента, описывать сложно и долго. Тем более, что четкого алгоритма действий пока нет. Как поступил глава Сургутского района Андрей Трубецкой, постараюсь описать в двух словах. Он сформулировал предложение о том, что необходимо изменить в законе «О недрах», подготовил обоснования и отправил кураторам проекта в Москву. Инициативу в течение полугода рассматривали одновременно несколько экспертных групп, состоящих из представителей профильных министерств, контрольно-надзорных органов, авторитетных объединений представителей бизнеса и проч.
И вот, наконец, работа принесла первый результат. Инициатива Сургутского района вошла в проект федерального плана мероприятий по улучшению условий ведения предпринимательской деятельности.
Безусловно, это еще не конец: изменения в закон будут тщательно формулировать и неоднократно проверять федеральные министерства, имеющие отношение к этому вопросу: Минэкономразвития, Минэкологии, Минстрой, Минэнерго и другие. Но процесс будет завершен быстрее, чем реализуйся он по первому варианту. А, значит, в жизни скоро может стать меньше целого ряда серьезных проблем. И не только одного человека (предприятия, поселка, муниципалитета). А сразу нескольких регионов страны.

Автор текста: Маргарита Стройнова   Автор фото: Александр Онопа

Комментарии (0)
Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии