89.6249   $ 73.9968





×
Общество
0

Доктор-сон и его белые цветы

Есть профессия такая – помогать пациентам не чувствовать боль и страх до, после и во время операции. А когда человек окончательно придет в себя, передать его коллегам и поспешить к следующему больному. Их практически не знают в лицо, им не успевают сказать «спасибо», но без участия анестезиолога не обходится ни одно серьезное хирургическое вмешательство. В народе их прозвали «доктор-сон».


Кажется, вколол наркоз, вот и все дела. Но основная часть работы анестезиологической службы, как и сами врачи, остается всегда где-то в тени между реальностью и глубоким сном. О том, почему на медиках этой специальности всегда лежит огромная ответственность, как за считанные минуты удается принимать решение о виде и дозе наркоза,  и как не допустить эмоционального выгорания за 26 лет стажа, рассказал один из самых опытных анестезиологов Сургута, врач окружной травматологической клиники Радик Шаяхметов.  

Любой наркоз – это риск 
– Единицы знают нас в лицо. Кому хочется вспоминать операционную? Я это прекрасно понимаю, – признается Радик Гамирович. Сегодня его должность официально звучит «Заведующий реанимационно-анестезиологическим отделением Центра артроскопии и эндопротезирования крупных суставов Сургутской клинической травматологической больницы». Для обывателей – набор малопонятных терминов. Для медицинского сообщества – уникальная и важная специальность. Анестезиологи трудятся в паре с хирургами, участвуют во всех сложнейших операциях. И именно на них лежит груз ответственности за состояние пациента под наркозом.  
 – В реанимации любому человеку психологически тяжело находиться. Неважно, экстренное оперирование или плановое. Мы стараемся всем своим видом успокоить пациента, разговариваем на отвлеченные темы. Наркоза все боятся, это нормально. Поэтому мы обязаны подготовить человека, и для этого надо быть еще и хорошим психологом, – рассказывает Радик Шаяхметов, – любой наркоз – это риск. За жизнь пациента во время операции отвечает анестезиолог-реаниматолог. Законодательно вся ответственность возлагается на наши плечи. При разбирательствах в первую очередь выясняются действия анестезиолога, их правильность и последовательность. Ведь только после того, как опасность для жизни отступает, с больным работают другие службы: травматологи, хирурги, медсестры… 
Всегда начеку  
В Сургуте анестезиологи выполняют еще функции реаниматологов, хотя специальности разные, но взаимосвязанные.  
 – Проводим анестезии и выхаживаем тяжелобольных. Сперва пациент попадает в реанимационный зал, где проходит распределение: в операционную, в реанимацию. Всем этим занимается анестезиолог-реаниматолог.  После травмы, операции, выхода из комы, когда больной начинает приходить в сознание, угроза для жизни отсутствует, тогда его переводят в общее отделение. Поэтому про своих «спасителей» пациенты практически ничего не знают, они ведь были не в сознании. Но мы к этому уже привыкли и не обижаемся, главное, чтобы были здоровы!  17 лет назад мы перевозили больного сургутянина из Нижневартовска, который находился в коме в течение месяца. Он попал в аварию, как следствие – тяжелая скелетная травма бедра, ребер, черепно-мозговая травма, перелом плеча. Мы его привезли, выходили, провели протезирование. Он вышел из комы, у него сейчас все хорошо. Так вышло, что мы дружим семьями и по сей день, – рассказывает редкий случай врач.   
В Центре артроскопии и эндопротезирования крупных суставов, которым заведует Радик Шаяхметов, проводят тысячи плановых операций в год. Анестезиолог, он же реаниматолог, заранее изучает историю болезни. При наркозе важно учитывать все особенности организма, вплоть до веса, вредных привычек и аллергической реакции. Для каждого подбирается индивидуальная доза и вид препарата. Специалисты всегда начеку, предугадать состояние человека под наркозом невозможно.  
Но порой времени на раздумье нет. В травматологическую клинику ежедневно поступают экстренные пациенты после бытовых и производственных несчастных случаев, ножевых ранений, ДТП…  
 – Если пациент в тяжелом состоянии, идет кровотечение, то мы сразу отправляем его в реанимационный зал. Для тяжелых пациентов всегда используется общий наркоз с искусственной вентиляцией легких. Другие виды наркоза предназначены для пациентов средней степени тяжести, которые самостоятельно дышат, могут находиться в сознании. Самыми серьезными, тяжелыми пациентами считаются пострадавшие в дорожно-транспортных происшествиях. Они, к сожалению, поступают регулярно. Также к тяжелым относятся пациенты с бытовыми травмами, ножевыми ранениями.Счет всегда идет на минуты, и абсолютно все врачи, задействованные в операции, в этот момент принимают оперативные и жизненно важные решения. Мы работаем в команде, и это очень важно помнить, – говорит доктор.  
Белые цветы – символ жизни 
В команде Сургутской травматологической клиники Радик Шаяхметов работает с августа 1994 года. Это его первое и единственное место работы после института. На выбор профессии в далеком 1988 году повлиял роман татарского писателя Абдурахмана Абсалямова «Белые цветы» на языке оригинала «Ак чәчәкләр». В этой книге подснежник – символ людей в белых халатах, врачей и медсестер. Герои преданы своему делу, лечат тело и душу, дают надежду на жизнь без боли.  
– Я познакомился с творчеством Абдурахмана Абсалямова в 9 классе. Он был военным корреспондентом во время войны. В начале 1970-х написал роман о врачах. Книга «Белые цветы» меня очень впечатлила. В прошлом году купил это произведение уже на татарском языке. Раньше я знал лишь бытовую речь, мало понимал литературный язык, поэтому впервые прочел роман на русском языке. Мое детство прошло в Сургуте. Сейчас активно изучаю язык, культуру своих предков, – признается Радик Шаяхметов.  
Он никогда не жалел о своем выборе. Работа – это образ жизни. Близкие уже привыкли, что папа и муж пропадает на работе. А в свободное время изучает новые методы анестезии, общается с коллегами из столичных центров, выезжает на конференции. Лекарство от эмоционального выгорания доктора Шаяхметова – гуманное отношение к человеку и постоянное движение вперед. 
 – В 1994-ом году у нас была одна хирургическая реанимация на шесть коек. В 2020: шесть отделений реанимации. Детское отделение, три  – занимаются черепно-мозговыми травмами, хирургическая реанимация и референт центр, плановое отделение реанимации. Раньше при травмах назначали такие препараты, которые сейчас противопоказаны. Все быстро меняется. Я езжу на учебу. Вот мы занимаемся, лечим пациентов округа, а НИИ травматологии Санкт-Петербурга – со всей страны. Дважды я проходил там обучение, привез новые методики. Также бывал в Казани. Каждый привыкает к своей профессии. Чтобы не потерять интерес, не выгореть, нужно развиваться. В прошлом году в нашем отделении были введены шесть новых методов анестезии. За этот год добавились еще два, которые в регионе делаются только в нашей больнице, в нашем отделении. Новые знания, хороший коллектив, уважение к пациентам – все это лучшее лекарство от профессионального выгорания, убежден заведующий.  
Свой профессиональный праздник, День медика, Радик Гамирович, как и многие коллеги, провел рядом с пациентами. Большинство из которых так никогда и не узнают, что рядом в самые сложные моменты находился «Доктор-сон». Бойцы невидимого фронта – анестезиологи –  не обижаются: если не помнят, значит все прошло по плану, значит еще на одного здорового человека стало больше. Это куда важнее.


В этом году травматологической клинике Сургута исполнилось 25 лет. Празднование юбилея отменили из-за пандемии. «Травматология и Сургут – часть меня», – признается доктор. В профессиональный праздник врач желает всем коллегам в непростое время сил и здоровья.
Это интересно
Самый популярный роман Абдурахмана Абсалямова «Белые цветы» вышел в 1965 году. Это единственный бестселлер, написанный на татарском языке за последние сто лет. Роман о врачах девять раз печатался на русском и шесть – на татарском языках тиражом более пяти миллионов экземпляров.

Теги статьи: #Радик Шаяхметов #Доктор-сон

Автор текста: Илюза Хафизова

Комментарии (0)
Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии