58.0613   $ 59.4043




######### Var ##########
Array ( [21525] => Array ( [UF_NAME] => Многовековая Югра [UF_XML_ID] => 21525 [UF_SORT] => 10 ) [koronavirus_v_yugre] => Array ( [UF_NAME] => Коронавирус в Югре [UF_XML_ID] => koronavirus_v_yugre [UF_SORT] => 20 ) [druzya] => Array ( [UF_NAME] => Друзья [UF_XML_ID] => druzya [UF_SORT] => 30 ) )
×
История
0

Дом на Советской улице

Читать «Новости Югры» в

В редакцию пришло письмо от Тамары Поликарповны Кайгородовой (Коноваловой). «Возили нас, ветеранов труда, на экскурсию по городу Ханты-Мансийску. Проезжая мимо памятника жертвам политических репрессий, экскурсовод сказала, что памятник стоит на месте комендатуры НКВД. Это неправда. Я родилась и выросла на Перековке. Наш дом стоял на одной улице с комендатурой, и называлась она Советская». Женщина перенесла все тяготы жизни жертв сталинского режима и хочет, чтобы экскурсоводы рассказывали правду о Перековке.



Комендатура
Перековка – так называют район Ханты-Мансийска, где в годы репрессий «перековывали» «врагов народа». Туда-то мы и отправились с автором письма на пешеходную экскурсию.
Тамаре Поликарповне 82 года, и она бодрой походкой ведет нас к пересечению улиц Свердлова и Рознина.

1520657451.jpg
– Вот здесь, на месте центра ремесел, буквой «Г» было здание комендатуры, через дорогу на Советской – клуб и фотоателье. А экскурсоводы говорят, что комендатура была на месте памятника жертвам репрессий, что на Пионерской. Это неправильно. Памятник стоит на месте конторы и красного уголка колхоза имени Чкалова, – показывает Тамара Поликарповна.
По адресу Рознина, 158 еще сохранился первый дом нашего экскурсовода. В нем Коноваловы жили с 1932 по 1951 год. Его адрес был: Советская, 3.
По словам женщины, современная улица Рознина состояла из двух улиц: Красной и Советской. От колхозного поля до Летнего сада или стадиона (СК «Дружба») – Советская. От сада в сторону Энгельса – Красная. На Советской был магазин № 9, на Красной – магазин № 5, ветеринарная больница, санпропускник. На Свердлова, рядом с комендатурой, была школа для детей ссыльных. Потом из нее сделали школу-интернат № 5 для детей из ОМК. Позже на задках выстроили двухэтажную школу № 15, теперь на этом месте новая пятая школа.

Коноваловы
Тамара Поликарповна в девичестве была Коноваловой, и вообще в деревне Маслянка, откуда ее сосланные предки, – все Коноваловы. Историю о том, как их семью выслали на Север в феврале 1930 года, расскажем отдельно в ближайших номерах. А сегодня речь пойдет о конкретном доме на Перековке, который построили родители нашей героини: Поликарп Прокопьевич, 1903 года рождения, и Евгения Кондратьевна, 1900 года рождения, – первые строители Остяко-Вогульска. Коноваловых перебросили на строительство поселка из Малого Атлыма, где они работали на лесоповале. Они только-только построили наспех вместо землянки избушку.
– Отец срубил избушку, покрыл крышу жердочками и дерном, сделали в избушке глиняную печку и нары. Но опять пришли надзиратели и велели собираться. Бабушка и дедушка уже умерли от переезда и тяжелой зимовки. В Остяко-Вогульск переслали отца, маму и брата Федю, 1924 года рождения. А здесь уже народились мы: Валентина – в 1935 году, я – в 1940-м, Лена – в 1943-м и братик Сашенька – в 1938 году, который умер в 1947-м. Ссыльные прямо на месте валили лес и сразу строили бараки. Мама говорила: «Рубим дом, а на соседней стороне топор слышно, а людей не видно – вот такой густой был здесь лес», – продолжает разговор Тамара Поликарповна.
Копанец
Дом № 3 на бывшей Советской улице площадью около 50 квадратных метров. Жили в нем четыре семьи – Ивановы, Касьяновы, Костерины и Коноваловы: четыре входа в четыре комнаты. Норма жилья в ту пору была 2,8 квадратного метра на человека плюс сенки. Правда, можно было держать огород. Была у них на четыре семьи и баня с крышей из травы.
– Воду для бани, огорода и скота брали из водоема у колхозного поля, а на питье – из речки Вогулки или в Долине ручьев. Еще помню говорили: «пойдем по воду к Токмяниным», и мы ходили на копанец (выкопанная на месте с близким залеганием грунтовых вод яма, в которой вода держится все лето. – Ред.) возле их дома, носили коромыслами по два ведра.
Дом на Советской, 3 был разделен пополам стеной из бревен. А между соседями в половинках перегородка была из жердочек, замазанных глиной.
– Наша часть была холодная – три стены граничили с улицей, был маленький каминчик (печь с плитой) не из кирпичей, а из глины, – описывает отчий дом Тамара Кайгородова. – На стене висела полка для посуды, там стояли глиняные чашки, за ней была спрятана икона в тряпочке. Почти у входа под маленьким оконцем отец сделал койку, где спали родители. Часто в это окошечко стучали – то милостыню просили, то ночевать просились. Кровать-нары была у другой стены, мы вчетвером спали поперек их, головами к стене.
снимок.jpg

Угловатик
У окна, выходящего на Советскую, стоял стол. Есть садились все вместе и в определенное время, кто на кровать, кто на угловатик. Угловатик – это угловые нары из досок, одновременно полка и сидение. На нем стояли учебники, под ним хранили обувь, а на верхнем маленьком угловатике – керосиновая лампа.
– Я помню, был у нас умывальник – медный чайничек висел на цепочке, умывались из носика над эмалированным голубым тазиком. Еще в избе было отгороженное место для двух курочек, которые достались нам по случаю. После войны мамин брат Игнат устроился матросом на пароход, который шел из Тюмени в Салехард. Пока пароход стоял в Самарово, он пешком пришел к нам и принес узелок с мамиными вещами, которые удалось спрятать до ссылки. Эти вещи родители выменяли на маленькую телушечку, так появилась у нас корова Красуля. Она жила долго и переехала с нами в новый дом.
Из дома на Советской в 1943 году ушли на войну отец и сын Коноваловы: Поликарп и Федор. Отца как врага народа забрали в трудармию в Советскую Гавань, а Федя воевал на фронте.
– Помню, было лето, на столе стояла котомка. Мама слезами обливается и сворачивает трубочкой белье, а оно от слез мокрое. Пошли мы их провожать в клуб, из каждого дома народ идет. Я разрезала всю подошву о стекло. Кровь, крики, слезы. И меня кто-то подхватил на руки и понес домой, а маме крикнул: «Идите, не возвращайтесь!» Принесли, водой сполоснули, золой рану засыпали и тряпицей завязали, – восстанавливает события наша собеседница. – А потом они вместе в 1947 году вернулись с войны. Встретились в Тюмени, ожидая пароход до Ханты-Мансийска. Так вдвоем и пришли на Советскую, 3.
Тамара Поликарповна рассказывает, что комендатуру убрали примерно в 1948 году. Репрессированные жили без документов. Например, ей свидетельство о рождении выдали в 1947-м. В 1951 году семья из пяти человек построила новый дом на улице Свердлова.
– Он и сейчас стоит на своем месте, и еще 200 лет простоит. Для себя строили, – уверена наш экскурсовод.
О доме Коноваловых на Свердлова и других объектах Перековки мы напишем в следующих выпусках. Уважаемые читатели, если вы хотите дополнить рассказ Тамары Поликарповны или у вас есть своя история – пишите и звоните в редакцию. Мы обязательно встретимся с вами и опубликуем ваши воспоминания.

953194724.jpg

Справка
Комендатуры НКВД СССР в спецпоселках осуществляли учет спецпереселенцев, вели борьбу с побегами, следили за соблюдением установленного в поселках общественного порядка и правил трудового использования спецпереселенцев.

Самые важные новости вы можете найти в нашем Telegram - канале.

Мы знаем, как вам удобнее получать новости. Наши официальные аккаунты в социальных сетях: ВКонтакте, Одноклассники, Яндекс.Дзен, Viber.

Теги статьи: #Краевед

Автор текста: Елена Карманова   Автор фото: Игорь Дементьев

Комментарии (0)

Авторизуйтесь, или оставьте



Не пропустите важное - в телеграм!

Подписаться